Террористы отбирают у дончан автомобили для нужд «ДНР»


Донецкие художники без прикрас показали на своих картинах войну, которая не только разрушила их дома и мастерские, но и покалечила целые семьи. КИЕВ .

Журналист Александр Рущак с помощью волонтеров организовал бесплатную выставку «Художники Донбасса». Идея создания подобного мероприятия принадлежит его лондонским друзьям, которые захотели провести такую ​​же выставку живописи в Великобритании.

Александр начал изучать творчество донецких художников, после чего встретился со всеми лично. Всего в экспозиции представлен 21 художник, каждый из которых предоставил 10 своих лучших работ. Все эти картины будут выставляться в Лондоне.

Все участники выставки были вынуждены переехать из оккупированных Донецкой или Луганской областей — или их имущество было уничтожено, или жизни угрожала опасность. Выбранные картины имеют большую ценность, потому что они показывают настоящую войну, развязанную Россией против Украины, без прикрас. И именно об этом журналист Александр Рущак рассказал в интервью корреспонденту QHA.

QHA: Сергей Друзяка и Сергей Литвинов в Краматорске создали целый цикл картин под названием «Черный календарь». Они рисовали военные события, не выходя из дома, только увиденное из окна квартиры. Это очень интересный подход, Вы согласны?

Александр Рущак: Сергей Друзяка и Сергей Литвинов пишут вдвоем. Хотя я не знаю, как они вдвоем рисуют. Они довольно интересные люди. Их окна выходят на улицу Мира, которая совсем недавно была оживленной, с зеленым сквером, вокруг которого стояли опрятные дома. После российской агрессии она превратилась в руины с черными сгоревшими дотла авто и разрушенными зданиями, где лишь изредка увидишь людей.

Из-за постоянных сепаратистских обстрелов, когда они палят по украинским городам из различного тяжелого оружия, им (Друзяке и Литвинову. — Ред.) приходится все время сидеть дома и рисовать на злобу дня. Именно поэтому они на каждой картине ставили дату создания.

QHA: Красноречивое название улицы…

Александр Рущак: Сразу видно, какой мир нам принесла российская агрессия. Вот они смотрят в «окно войны» и видят только пушки, танки и людей в военной форме.

Также они изображали на своих полотнах самые актуальные события, которые произошли за эти годы, в частности, описали сбитый сепаратистами малайзийский боинг.

В «Черном календаре» отражены события, которые произошли в течение трех лет.

QHA: В них также есть исторические картины, на которых изображено, как Советский Союз уничтожал украинцев. Художники стремились показать, что прошлое перекликается с настоящим?

Александр Рущак: Если «Черный календарь» нарисован в черно-белых тонах, то исторические работы выполнены цветными красками.

Например, там есть работа о захвате большевиками гнезда аиста, которое ассоциируется с Украиной. Она отразила хорошо известную историю Донбасса, когда в 30-х годах ХХ века 30 тысяч украинских семей были выселены с Донбасса или расстреляны, потому что не хотели записываться в колхозы. Тогда из депрессивных районов России привезли 30 тысяч семей и заселили в дома, где еще постель не остыла после хозяев… Я даже не представляю, какие люди могли согласиться на то, чтобы вселяться в дома замученных украинцев.

И эти ополченцы являются потомками русских, которые были завезены на восток Украины в ХХ веке. Именно они дали базу для создания коллаборационистов на востоке нашей страны, и именно на них все это время работала российская пропаганда.

QHA: Также есть пара молодых художников, которые создали цикл работ о субкультуре под названием «Фотогенезис». Какие субкультуры они исследовали?

Александр Рущак: Традиционно там (на Донбассе. — Ред.) были украинцы, русские, греки и татары. Александра Еськова и Антон Шевченко исследовали эти четыре субкультуры.

И они показали, что российская пропаганда взывает к низменным чувствам, чтобы поднять зло против Украины. Они (россияне. — Ред.) хотели захватить восемь областей, но удалось только Донбасс. В Харькове сепаратисты захватили областной совет, но народ с милицией их оттуда выбил. В Одессе произошли столкновения между проукраински и пророссийски настроенными гражданами, но ультрасы загнали коллаборационистов в дом профсоюзов, который загорелся …

Нигде, кроме Донбасса, не сработала эта агрессия, ведь народ везде поднялся.

QHA: Вы как-то рассказывали о том, что сепаратисты пытались забрать у художников машину на нужды «ДНР» . Как это произошло?

Александр Рущак:  Однажды Александра и Антон сели в машину Nissan и выехали со двора, направляясь в центр Донецка. Их остановили российские наемники в бушлатах. Туда из всей России съехались в основном одни маргиналы для мародерства и грабежа.

Они окружили машину и приставили автомат к виску Антона, сказав, что они конфискуют машину для нужд «ДНР». Он испугался за жизнь жены и согласен был распрощаться с машиной. Поэтому он предложил ей выйти из машины, но Александра не согласилась. Она начала громко кричать и звать людей на помощь. На ее крик сбежались прохожие, и сепаратисты вынуждены были оставить пару в покое.

После этого 26 мая 2014 года они вместе со своим 8-месячным сыном, собрав самые необходимые вещи, выехали в столицу. В Киеве они нашли работу в дизайнерской фирме по оформлению интерьера.

QHA: Мне очень понравились загадочные картины юной художницы Юлии Макаровой о Львове, в который после оккупации Донецка Юлия переехала вместе с родителями.

Александр Рущак: Юлия родилась в Донецке в семье художников. До российской агрессии начала учиться в донецком художественном училище, а после переезда во Львов продолжила обучение в одном из львовских вузов. У нее действительно очень интересная творческая манера рисования с особой техникой исполнения. 

Она вместе с родителями и другими переселенцами попала во Львовскую область, и всех их стали расселять или по санаториям, или по родственникам. Одна семья предложила им бесплатно пожить на своей даче под Львовом. И именно там юная художница создает свои картины.

Юлию мои лондонские друзья нашли в интернете, случайно натолкнувшись на ее страницу в Фейбуке, где она разместила свои работы. Им очень понравились ее картины, поэтому они предложили включили ее работы в выставку. Мы так и сделали.

Однажды она мне сказала: «Удивительно, что три года я живу возле Львова и не рисую Донецк. Я всегда рисовала свой родной город, а сейчас я все время рисую львовские улицы. А почему я не рисую Донецк? Потому что он уже другой. Особенно после того, как я увидела разрушенные и сожженные дома, которые были все черными и изуродованными. И этот Донецк, который есть — я его не могу рисовать из-за пронзительной боли от увиденного. И я не хочу о нем думать и вспоминать… Ведь мирного города уже нет. Буду ли я его еще рисовать? Да, буду, но сначала я его закрашу в черный цвет и только буду потом на нем рисовать что-то новое».

Она имела в виду, что когда город освободят от сепаратистов, то на черном фоне, который ассоциируется с войной, она будет рисовать возрождение Донбасса.

QHA: Я видела несколько картин о раскулачивании украинских крестьян в 30-е годы. Их автор занимался исследованием этой темы или, возможно, от репрессий пострадали его предки?

Александр Рущак: Это очень интересный художник — Виктор Эндеберя. Он родился в Казахстане и вырос в русскоязычной среде, хотя сам — этнический украинец. Затем в зрелом возрасте он переехал в Донецкую область, в Святогорск.

А со временем он понял, что должен узнать больше о культуре и истории своей страны. Сначала он выучил украинский язык, хотя Донбасс преимущественно русскоязычный регион. Впрочем, несмотря на это, Донбасс дал Стуса и Сосюру, творчество которых он выучил. И во время беседы, когда мы пьем кофе, он начинает их цитировать.

Виктор пишет не только пейзажные картины, но и исторические. В частности, у него есть три картины, нарисованные на основе материалов из донецких архивов. Он в свое время начал исследовать тему раскулачивания крестьян и нашел протоколы с черно-белыми фотографиями.

Например, у него есть картина о раскулачивании одной из семьи из села Удачное, историю которой он детально изучил. На одной он нарисовал всех членов семьи — родителей, детей и их дом. На второй — эпизод раскулачивания, как они стоят, собрав свои скромные пожитки, чтобы ехать на Колыму, а вокруг них — НКВД с оружием. И третья картина — как они приехали на Колыму и идут по колено в заснеженных холмах.

К сожалению, история повторяется. Жаль, что люди, приехавшие жить в Украину с российских просторов, до сих пор не могут ассимилироваться, а постоянно смотрят в сторону «старшего брата», не понимая, что таким образом они уничтожают другие национальности. 

Беседовала Элина Сулима

Предыдущая Матвей Ганапольский: Растворение Путина
Следующая Битва за санкции: кто лоббирует интересы Украины в США?

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *