В колониях прошли первые длительные семейные свидания у Эмир-Усеина Куку и Вадима Сирука


В салаватских колониях №2 и №16 крымские политзаключенные Эмир-Усеин Куку и Вадим Сирук провели 3 дня со своими супругами. Мы связались с женщинами, и они рассказали нам о том, как прошли эти встречи.

«Ситуация не настолько серьезная, чтобы вывозить его в больницу»

Анна Богачева увидела своего мужа Вадима Сирука без стекла и других ограничений впервые за 5 лет после начала его уголовного преследования. Ранее им удавалось видеть друг друга только на краткосрочных свиданиях в СИЗО. 

Когда мужчину в конце октября 2020 года после оглашения приговора этапировали в колонию все еще действовали коронавирусные ограничения и комнаты для свиданий оставались закрытыми. Вновь доступными они стали в марте 2021 года, Вадим подал заявление и администрация выделила семье время на встречу с 17 по 20 мая. Следующее длительное свидание они смогут устроить только через полгода.

Также Анна сообщила, что подозревает у мужа пиелонефрит, но точный диагноз поставить сложно, потому что в тюрьме отсутствует УЗИ. «По мнению местных врачей ситуация не настолько серьезная, чтобы вывозить его в больницу», — передает супруга. Вадима на несколько дней положили в медсанчасть, после чего вернули в барак, когда ему стало лучше. 

Жалоб по условиям содержания, по словам Анны, у мужа нет. «Я не очень понимаю, Вадим просто не говорит об этом, чтобы не расстраивать меня, либо там действительно нормально», — размышляет женщина. 

Кроме того, из комментария жены следует, что у Вадима есть возможность читать книги, он ходит в библиотеку, также посещает спортивный зал и занимается спортом. Еще там есть некий вариант учебы, но из-за коронавирусных ограничений у политзаключенного не получилось на нее попасть. 

«Первые дни у него было ощущение, что он на свободе»

У Мерьем Куку тоже состоялось первое длительное свидание за весь период ареста Эмир-Усеина Куку. Она поехала в Башкортостан вместе с Анной Богачевой для встречи с мужем. О предстоящем свидании 16 мая супругу уведомил Эмир-Усеин по телефону из колонии. 

Мерьем сразу начала готовиться к визиту, купила билеты после чего муж пропал и перестал выходить на связь. Мы тогда брали комментарий у женщины, и она предположила, что Эмир-Усеина отправили в штрафной изолятор. Выяснилось, что его действительно определили в ШИЗО на 25 суток и освободили 15 мая, так что встреча оставалась в силе.

Муж рассказал Мерьем, что в спецблоке было очень холодно, так как это полуподвальное помещение. Там, по мнению, женщины, у него случилось воспаление среднего уха, из-за которого Эмир-Усеин страдал от сильных болей. Также он успешно продержал пост, откладывая часть еды с ужина на разговение.

«3 дня пролетели, как 3 часа», — рассказывает Мерьем. При этом она отметила, что сам процесс допуска до визита был довольно утомительным. «Все проблемы со здоровьем, что были, там остаются, и сами собой не излечиваются».

Как передает супруга, Эмир-Усеин был под впечатлением от разительных изменений СИЗО и колонии, когда, после 4 лет в «железобетонной клетке, он увидел небо и солнце. «Первые дни у него было ощущение, что он на свободе», — передает слова мужа Мерьем.

Эмир-Усеин Куку старается заниматься делом в колонии — сейчас он проходит обучение на сварочном аппарате. Кроме того, на территории учреждения находится специальная комната, называемая мечетью, в которой он проводит время в молитвах.

11 февраля 2016 года, после обысков в своих домах, были задержаны жители Ялты и Алушты: религиозный деятель Муслим Алиев, предприниматель Вадим Сирук, правозащитник Эмир-Усеин Куку и самый старший из них — охранник школы и ныне 58-летний Инвер Бекиров. Позже в селе Краснокаменка Алуштинского района были задержаны повар Арсен Джеппаров и торговый представитель Рефат Алимов. Так появилась «Ялтинская группа» политических заключенных по делу Хизб ут-Тахрир. Правозащитники и адвокаты в Крыму привыкли условно делить фигурантов по географическому аспекту для быстрой идентификации участников того или иного дела. 

Всех их уже осудили по обвинению в терроризме. Дело рассматривали по существу три с половиной года, а приговор огласили за 14 минут. 12 ноября 2019 года Южный окружной военный суд приговорил Муслима Алиева к 19 годам колонии строгого режима, Энвера Бекирова — к 18 годам, Вадима Сирука и правозащитника Эмир‐Усеина Куку — к 12 годам, Рефата Алимова — к 8, а Арсена Джеппарова — к 7 годам заключения. 

Военный апелляционный суд города Власиха в Московской области 25 июня 2020 года полностью оставил в силе приговор шестерым крымским татарам мусульманам, осужденным по ялтинскому делу Хизб ут-Тахрир.

Всем фигурантам дела вменяется членство либо организация деятельности «Хизб ут-Тахрир», которая в России запрещена с 2003 года. На территории Украины и большинства стран мира организация действует без ограничений на уровне национальных законодательств. 

Международная правозащитная организация Amnesty International признала Эмир-Усеина Куку и всех остальных фигурантов этого дела узниками совести и неоднократно проводила общественные кампании поддержку крымскотатарского правозащитника.

Предыдущая Немецкая «делегация» в Крыму: «Это театр для непосвященных»
Следующая «Пилоты не могли не послушаться». Законно ли перехватывать пассажирский рейс?

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *