«В зоне повышенного риска – противники путинского режима» – Евгений Киселев


После инсценировки покушения на российского журналиста Аркадия Бабченко появился список из 47 потенциальных «мишеней Кремля». О том, как относиться к таким «спискам» и кому еще может угрожать опасность, говорим с человеком, который, по версии украинских спецслужб, тоже находится в зоне риска, – бывшим российским, а ныне украинским журналистом, телеведущим Евгением Киселевым.

«У меня нет сомнений в том, что Аркадия Бабченко собирались убить. Другое дело – что любой журналист, который занимается подготовкой остросюжетных репортажей, или комментатор, пишущий колонки, в которых четко выражено его негативное мнение о путинском режиме, а также активист, деятельно борющийся с этим режимом, должен понимать, что он находится в зоне риска. Мне несколько странно, что некоторые представители этого круга начинают жаловаться, хотя они должны были понимать, на что идут. Однако более меня волнует, когда в этой ситуации всевозможные правозащитные организации в Европе и в мире, занимающихся защитой журналистов и формально борющихся за свободу слова и СМИ, начинают обсуждать, имеет ли право журналист сотрудничать со спецслужбами. Казалось бы, главной обязанностью этих организаций является донесение до международной общественности информации о том, что существует вполне очевидный перечень людей, которые неугодны режиму, находятся в зоне риска и потому нуждаются в международной защите», – говорит журналист. ​

Загрузить Adobe Flash PlayerEmbedshareБабченко: Спецоперацию готовили два месяца (видео)Embedshare The code has been copied to your clipboard. widthpxheightpx

The URL has been copied to your clipboard

No media source currently available

0:00 0:03:50 0:00

По мнению Евгения Киселева, определить людей, подлежащих такой защите, не так уж сложно: почти все они появлялись в списках «врагов народа», «русофобов» и «предателей родины» или просто объявлялись членами «пятой колонны».

«К примеру, во времена Советского Союза любой советский гражданин еврейского происхождения автоматически имел право получить политическое убежище в США. В наше же время правозащитные организации не пытаются составить даже ограниченные списки лиц, подлежащих безусловной защите, чтобы в случае возникновения опасности они могли спокойно въехать в одну из западных стран и получить там убежище», – отмечает Киселев.

Евгений Киселев

Тележурналист объясняет поведение зарубежных правозащитников несколькими причинами.

«С одной стороны, многие люди на Западе, которые не занимаются Россией профессионально, никак не могут поверить в то, что в этой стране, по сути, царит фашистский режим. По внешним признакам он ближе к итальянскому фашизму, чем к германскому нацизму, хотя между аннексией Крыма Путиным и аннексией Судет Гитлером также прослеживаются прямые исторические параллели. Но граждане западных государств привыкли мерить другие страны по своим привычным стандартам. Все последние почти 20 лет в ответ на любые мои замечания насчет Путина мне приходилось слышать постоянные отсылки: «Ну он же заявил на пресс-конференции совсем другое». И даже сейчас многие принимают все его лживые заявления за чистую монету. Кто-то же, даже понимая правду, все еще боится портить отношения с Россией и идет по пути умиротворения агрессора, уже доказавшему свою пагубность в отношении гитлеровской Германии», – рассуждает журналист.

Евгений Киселев считает, что одним из главных мотивов политических убийств можно считать месть «предателям», в число которых попадают не только «перебежчики» из числа секретоносителей, но и любые люди с российским гражданством, открыто выступающие против Путина и его режима. Предпочтение в выборе мишеней при этом отдается наиболее публичным и хорошо известным людям, убийство которых может стать «показательной расправой» для запугивания остальных.

«Сейчас трудно найти более открытого и радикального критика путинской России, нежели Бабченко. Кремлевские убийцы сознательно выбрали человека, смерть которого не породила бы сомнений в ее причинах. В группу риска сегодня входят не только расследователи, но и люди, регулярно публикующиеся в СМИ и не боящиеся при этом выражать свою точку зрения. Они не пытаются быть «над схваткой», но четко выбирают сторону в конфликте и публикуют личные оценки, прогнозы и мнения. При этом повышенному риску подвергаются те из них, кто может стать объектом демонстративной казни над «изменником» или «отступником», то есть известные люди. Вспомним, убийство Льва Троцкого не имело практического значения для Сталина и его союзников. Троцкий на тот момент уже жил в изгнании, лишившись поддержки в Советском Союзе, и не представлял политической угрозы для Сталина. Но руководству СССР важно было продемонстрировать, что «предателя» достанут везде. По тому же принципу был убит Александр Литвиненко и осуществлялось покушение на Скрипаля», – перечисляет тележурналист.

О «списке 47» Евгений Киселев говорит так: пока нет достоверных сведений ни о точном перечне фамилий, ни о том, является ли список заказом для киллера, или, напротив, был составлен украинскими правоохранителями для защиты самых вероятных жертв.

«Лично я был бы рад предположить, что это результат вполне разумной превентивной работы украинских спецслужб, которые смогли примерно предположить, какие люди могут оказаться потенциальными мишенями террористических актов либо со стороны российских спецслужб, либо радикальных политических структур или даже националистически настроенных российских бизнесменов, которые финансово поддерживают сепаратистские организации.

Что касается меня – да, меня сочли нужным предупредить о том, что я нахожусь в зоне повышенной опасности. Я всю жизнь занимаюсь политическим анализом и комментированием, проще говоря, я колумнист, выражающий личные оценки, в том числе на телевидении. И все эти годы я понимал, что моя деятельность ставит меня в зону риска, и привык с этим жить, начиная с моих первых комментариев о Путине, сделанных на НТВ еще до его разгрома. Да, я привык оглядываться на улицах, но сейчас мне, скорее, важно донести мысль, что я далеко не единственный человек, находящийся в подобной ситуации. Более того, я понимаю, что другие находятся часто в худшем положении, чем я», – подчеркивает журналист.

Евгений Киселев выделяет и другие категории потенциальных жертв: люди, которые мешают деятельности российских спецслужб в Украине, украинские политические фигуры или активисты, убийство которых могло бы дестабилизировать страну. Журналист затрудняется сказать, могут ли потенциальными мишенями Кремля быть лидеры крымских татар, вынужденно переехавшие в Киев, но отмечает: у российских спецслужб много направлений «работы» на территории Украины, и жертвами их «точечных» операций могут стать люди любой национальности и гражданства.

  • Ксения КирилловаОбозреватель 

    Подписаться

Предыдущая Голодовка в «Изоляции». Журналист Станислав Асеев протестует в застенках «ДНР»
Следующая "Блеск и нищета" - показали свежие фото из крымских курортов

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять − 1 =