Вандализм в преддверии выборов: о нападении на мечеть в Крыму и выборах в России


В аннексированном Симферополе произошел очередной эпизод с вандализмом. 11 февраля в районе «поляны протеста «Стрелковая» вандалы испортили имущество мечети, в частности, содрали со стен батареи и украли пылесос. На месте «Стрелковой» собираются строить новый район под названием «Крымская роза». Накануне активисты «поляны протеста» призвали российского президента Владимира Путина «защитить от сноса дома и мечеть» и объявили о начале голодовки. Тем временем в соседней России начали принимать активные меры по борьбе с вандализмом из-за порчи баннеров кандидата в президенты Владимира Путина. О вандализме в Крыму и выборах в соседней России в эфире Радио говорили с крымскотатарским активистом Заиром Смедляевым и украинским политологом, политтехнологом Борисом Тизенгаузеном.

​По мнению Заира Смедляева , акт вандализма в мечети Симферополя не связан с предстоящими выборами президента соседней России.

‒ Аналогичные акты вандализма периодически происходили в Крыму. Но эта ситуация не связана с выборами, просто «шкурный интерес», коммерческие дела, этот участок отдается под застройку. Сегодняшние «небожители» Крыма таким образом ведут бизнес. Кому-то из участников этой «поляны протеста» предлагают деньги, чтобы нарисовать картинку, что снос происходит по обоюдному согласию. А фактически ‒ это борьба с мусульманами, с исламом, с крымскими татарами. Аналогичную борьбу видим и с УПЦ КП: были и поджоги, и выдворения… и не пускали.

Семедляев считает, что этот акт вандализма ‒ начало процесса реализации угроз, которые касаются строительства жилого массива, и никак не связаны с теми, что были накануне.

Заир Смедляев

‒ Ранее акты вандализма в действующих мечетях совершались только с одной целью ‒ установить камеры наблюдения. Чтобы потом можно было смотреть, в какой мечети что происходит, а с теми, кто не таким образом молиться, проводить какие-то беседы, рейды, задержания. А на массиве «Крымская роза» и «Жигулина роща» мечети будут сносить, потому что там будет строительство… Кто-то думает, что он победил, и будет делать все, что он хочет. Хочет ‒ снесет мечеть, хочет ‒ заменит оригинальные балки на какой-то ширпотреб, и будет рассказывать, что так оно и было.

Кроме этого, считает Семедляев, силовики в Крыму не заинтересованы в охране объектов духовной культуры мусульман.

‒ Сегодня силовикам нужны какие-то провокации, что бы где-то произошли столкновения. Так они смогут показать свою необходимость. Они будут охранять билборды, будут вылавливать мнимых террористов и шпионов.

Украинский политолог, политтехнолог Борис Тизенгаузен отмечает, что акты вандализма в Крыму не выгодны руководству Кремля накануне выборов.

‒ Крым в плане выборов для Кремля должен стать витриной. Задача Кремля сейчас ‒ показать, что Крым настолько российский, что даже выборы там проходят лучше, чем в других регионах. Поэтому, думаю, эти акты вандализма накануне выборов невыгодны и самому Кремлю. Все понимают, что именно крымские татары ‒ это единственная объединенная сила в Крыму, которая консолидировано может действовать, и провоцировать их сейчас не стоит. После выборов можно делать все, что угодно. Поэтому, я думаю, что этот акт вандализма ‒ это больше акт городского сумасшедшего или, возможно, проявления отдельных радикальных групп, но никак не спланированная акция.

В то же время, считает он, государственный аппарат в аннексированном Крыму заинтересован в том, чтобы продолжать акты устрашения населения. В частности, речь идет о задержании накануне в Крыму украинца, которого российские власти полуостроваподозревают в шпионаже.

‒ Задержание шпиона, по мнению Кремля ‒ это система актов устрашения. Мы же видим, как часто в Крыму ловят шпионов. Это никак не связано с актами вандализма. Это акция, направленная на массовое устрашение. Хотя в Крыму уже давно громко никто не выступает против Путина, потому что все прекрасно понимают, что за это будет, такие профилактические акты устрашения нужны власти, потому что, в общем-то, государство, которое держится на силе и сформированное сотрудниками КГБ, по другому существовать не может.

Борис Тизенгаузен

По его мнению, увеличение количества случаев осквернения мусульманских мечетей и кладбищ можно объяснить тем, что после аннексии Крыма именно крымские татары стали единственной оппозиционной силой на полуострове.

Что же касается охраны бил-бордов с Путиным, такие акции тоже вредят имиджу России накануне выборов, убежден Тизенгаузен.

‒ Думаю, в ближайшее время, если там наверху узнают о таких методах защиты бордов с Путиным, то кто-то из силовиков за это получит по голове. Этот кто-то перестарался на месте. Если б это была генеральная инициатива, то приказ был бы выпущен по всей стране. В Кремле сидят неглупые технологи. И показать, что власть боится осквернения портретов «царя», что такой акт может быть в Крыму, который должен стать витриной выборов ‒ как раз сработает в негативную имиджевую сторону для самого Путина. Это все транслируется не только национальными СМИ, но и международными. Это такая комическая ситуация, которая не работает в плюс имиджу самого Путина.

(Текстовую версию материала подготовила Мария Юзыч)

  • Татьяна КурмановаВедущая Радио

    Подписаться

Предыдущая Вандализм в преддверии выборов: о нападении на мечеть в Крыму и выборах в России
Следующая Вандализм в преддверии выборов: о нападении на мечеть в Крыму и выборах в России

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девятнадцать + 12 =