Вес одного голоса. Что происходит после голодовки Олега Сенцова?


10 октября Олега Сенцова посетил уполномоченный по правам человека в Ямало-Ненецком автономном округе России Анатолий Сак. Омбудсмен сообщил, что Сенцов «выглядит вполне здоровым и регулярно принимает пищу под внимательным наблюдением медицинского персонала».

Накануне Сак сказал агентству ТАСС, что Сенцов не прекратил голодовку, чем вызвал немалый переполох в том числе и во ФСИН России. Заместителю директора ФСИН Валерию Максименко пришлось рассказывать сайту «Медиазона», что Сенцов прекратил голодовку и ест обычную еду. «Он сегодня покушал. И завтрак, и каша, и уже даже сегодня пообедал: и бульончик, и курочку», – сказал Максименко. По его словам, после прекращения голодовки Сенцов поправился на 1,8 килограмма.

«Курочка» фигурирует в сводках ФСИН с первого дня прекращения голодовки Олегом Сенцовым. Сотрудники ведомства рассказывают красочные истории, что курочку купила женщина-врач из тюремной больницы и собственноручно ее сварила. Рассказы подчеркивают гуманизм российской пенитенциарной системы.

Голодовка Олега Сенцова продолжалась 145 дней. Как говорят специалисты, в случае столь длительного воздержания от пищи жизненно важным вопросом является способ выхода из голодовки.

Самый большой опыт исследования выхода из длительных голодовок у турецких специалистов. Они основываются на опыте 25 выживших голодавших в 2000-2001 годах и сравнивают их с теми последствиями, что были в 1996 году и закончились трагически. Продолжительность студенческих голодовок 2000-2001 годов составляла от 65 до 366 дней. Важные рекомендации и наблюдения турецких ученых были переданы медикам ФСИН.

Руководитель Департамента питания в Университетской больнице Руана и отделения реабилитации питания в больнице Круа-Руж в Буа-Гийом профессор Пьер Дешелот сказал французскому сайту «Новые диссиденты», что восстановление организма Сенцова после столь длительной голодовки возможно, но оно должно быть постепенным и хорошо продуманным.

– Процесс выхода из голодовки нужно вести с большой осторожностью, особенно для того, чтобы не напрягать чрезмерно ослабленные органы, такие как сердце и печень. Необходимо также очень внимательно наблюдать за пациентом, клинически и биологически, несколько раз в день, избегать так называемого синдрома неуместного питания. На выходе из концентрационных лагерей Второй мировой войны некоторые несчастные заключенные бросились на все, что им щедро предлагали есть, и умерли через несколько дней из-за того, что резкого перепада не выдержали жизненно важные органы. Это то, с чем мы сейчас сталкиваемся в очень тяжелых случаях анорексии на нервной почве. Необходим постоянный контроль. Результаты анализа крови могут показаться нормальными, потому что идет снижение показателей, но в течение двенадцати часов после начала вливания глюкозы фосфор и калий могут полностью разрушиться, если мы не готовы к этой ситуации. Иногда необходимо давать дозы, в десять раз превышающие обычные. Потребление пищи, особенно сахара, возобновляет обмен веществ, но должна быть постепенная адаптация с постоянным контролем. Поэтому здесь следует говорить о специализированном уходе, в первые дни, возможно, в отделении интенсивной терапии, где рядом находится биологическая лаборатория, которая несколько раз в день контролирует жизненно-важные показатели, – объясняет французский специалист.

Врач-анестезиолог университетской клиники «Хадасса» в Израиле Владимир Бродский рассказал о том, что происходит в организме во время голодания.

– Прежде всего уточню, что голодание – это потребление калорий ниже уровня жизнедеятельности. Исторически мы знаем очень много случаев голодания, но часто сложно определить, где было искусственное кормление, где человек принимал витамины, где не принимал. Без еды, потребляя только жидкость, голодающий может прожить от 3 недель до 70 дней, это в среднем. Есть три фазы голодания. В организме энергия находится в форме гликогена – он переходит в глюкозу, это источник питания для всех органов. Первая фаза: организм пользуется запасами гликогена, как правило, в печени. Вторая фаза, после нескольких дней: метаболизм белков организма, что опасно – задеваются многие системы организма. Третья фаза: грубо говоря, умирание, когда использованы все жировые резервы и начинается массивное использование белков. Происходит дегенерация клеток всего организма – печени, почек, – говорит Владимир Бродский.

Десятого же октября в Администрацию президента России в Москве и в администрацию президента Украины в Киеве передана петиция с требованием обмена заключенными между двумя странами по принципу всех на всех. Текст петиции, а также собранные под ней 60 тысяч подписей, переданы и в Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.

Всех на всех

0:00 0:02:28 0:00

Журналист и волонтер Виктория Ивлева – одна из тех, кто инициировал обращение к власти с требованием обмена заключенными.

– Насколько такая форма, как петиция, может что-то изменить в судьбе тех, кто стал заложником российско-украинского конфликта?

– Я считаю, что нужно использовать любые публичные пространства, любые публичные возможности для того, чтобы быть хоть в какой-то мере услышанными. Мы же не знаем, в какой момент вдруг мнение каких-то людей начинает учитываться, играть роль. Но если этого не делать, то об этом вообще никто не будет говорить. Это одна сторона дела. А другая – я думаю, что это очень важно для людей, о которых идет речь в петиции, чтобы они понимали, что они не одни, что есть какие-то люди на свободе, которые за них борются, не верят в их вину и пытаются их отстоять. Если говорить о пользе петиций, кстати, мы знаем много петиций не политического, бытового свойства, которые все-таки людям помогали. Например, самая известная, пожалуй, это о допуске родителей и родственников в реанимацию. В результате этой петиции были приняты какие-то новые положения в Министерстве здравоохранения. То есть выход в публичное пространство – это не гарантия того, что что-то произойдет положительное, но это все-таки движение в сторону перемен.

– За четыре месяца собраны 60 тысяч подписей. Это много или мало?

– Это невозможно оценить. Один Олег Сенцов на планету Земля – это много или мало? Что тут скажешь? Вот есть Олег Сенцов, есть Владимир Балух, их сейчас двое на все наши семь миллиардов, ну, наверное, в сравнении с семью миллиардами это мало, но мне почему-то не кажется, что мало, мне кажется, что это люди, чьи имена останутся в истории.

– К сожалению, даже в центре Москвы не все могут ответить на вопрос, кто такой Олег Сенцов. Это проблема общества?

– Это проблема Дмитрия Киселева и Владимира Соловьева прежде всего, это проблема того, чем забиваются головы граждан с утра до поздней ночи. Мне кажется, что достаточно большое количество думающих людей знают о трагедии Олега Сенцова и Владимира Балуха в меньшей степени. А мы можем только констатировать, что мы такие, что еще можно сделать?

Виктория Ивлева

– В субботу Олег Сенцов заявил, что вынужден был завершить голодовку. Но выход из голодовки, наверное, самый сложный и самый важный этап. Он происходит в условиях тюремной больницы. Это, по мнению специалистов, осложняет процесс.

– Я думаю, прежде всего нужно не кормить человека курицей в первый день. Это просто попытка сознательного убийства. Я прочитала это в интервью с заместителем директора ФСИН, господином Максименко. Поскольку это достаточно высокопоставленный чиновник, я не имею права сомневаться в правдивости его слов, и если Олега Сенцова действительно накормили курицей, то это попытка сознательного убийства, потому что из голодовок так не выводят. Существуют специальные медицинские протоколы о том, как человека выводят из голодовки. Самые лучшие методики были разработаны турецкими врачами, потому что у турок в 90-е годы голодало очень большое количество курдов, и турецкие врачи могли наблюдать за голодающими именно в условиях тюрьмы. Это не лечебное голодание, когда кто-то хочет похудеть на 50 килограммов, потому что весит 200, а другого рода голодание, когда обычный человек с нормальным весом выбирает голодовку как форму протеста. Здесь включается еще и роль личности, о которой почему-то ФСИН и все остальные пытаются забыть. Так вот, у турецких специалистов есть прописи и протоколы о том, как это делать правильно, и я знаю абсолютно точно, что это было переведено на русский язык и передано госпоже Москальковой и госпоже Скворцовой. Дошло ли это до врачей, которые занимаются жизнью и здоровьем Олега, я не знаю. Хотелось бы верить, что дошло.

– Журналист и правозащитник Зоя Светова написала на своей странице в сети Фейсбук, что важно, чтобы в колонию в Лабытнанги были допущены независимые врачи. Что еще можно в этой ситуации сделать?

– Мне кажется, что самое простое в этой ситуации было бы пригласить независимых врачей из Министерства здравоохранения, высокого уровня, не диетологов, которые жирных тетенек делают худыми, а немножко другого рода врачей, которые понимают особенности тюремной голодовки как протеста. Пригласить специалистов на консилиум, чтобы они посмотрели и чтобы то, что можно, что не касается непосредственно каких-то данных о здоровье, которые составляют врачебную тайну, сделать публичным. Почему нужно все время все скрывать, делать так, чтобы люди ничего не понимали, никому не верили, жили какими-то слухами? Почему нельзя действовать открыто, если вы считаете, что вы все делаете правильно? Почему в отношении Сенцова, Балуха какие-то недомолвки? ​– сказала Радио Свобода Виктория Ивлева

14 мая режиссер Олег Сенцов в колонии строгого режима в Лабытнанги объявил голодовку с требованием освободить украинских политзаключенных, находящихся в российских тюрьмах. Такую же голодовку в крымском СИЗО начал другой украинец – Владимир Балух.

9 октября Владимир Балух заявил, что прекращает голодовку, которую он объявил в марте 2018 года. Но лишь на время этапирования в колонию. В письме Балух подчеркивает, что вновь откажется от приема пищи, как только прибудет в колонию на территории России.

Еще раньше, 5 октября заместитель директора ФСИН России Валерий Максименко объявил, что Олег Сенцов прекратил голодовку, которую держал с 14 мая.

#SaveOlegSentsov Дмитрий Динзе о 142 днях голодовки Сенцова

Олег Сенцов голодает уже 142 дня. По словам его адвоката Дмитрия Динзе, врачи диагностировали у Сенцова сердечную недостаточность, ревматизм нижних конечностей и ряд проблем с печенью и почками на фоне изменившегося состояния крови. Дмитрий Динзе также рассказал в интервью телеканалу "Настоящее время", откуда происходят разговоры о возможном обмене. #SaveOlegSetntsov

Publiée par Radio Svoboda — Радио Свобода sur Mardi 2 octobre 2018

Однако сам Сенцов через своего адвоката Дмитрия Динзе сообщил, что прекращает голодовку с 6 октября. В письме, которое украинский заключенный передал через своего адвоката, говорится, что на этот шаг он решился из-за угрозы принудительного кормления.

«В связи с критическим состоянием моего здоровья, а также начавшимися патологическими изменениями во внутренних органах, в самое ближайшее время ко мне запланировано применение принудительного питания. Мое мнение при этом уже не учитывается. Якобы я уже не в состоянии адекватно оценивать уровень здоровья и опасности ему грозящей. Насильственное кормление будет проводиться в рамках реанимационных мероприятий по спасению жизни пациента. В данных условиях я вынужден прекратить свою голодовку с завтрашнего дня, то есть с 6.10.18.

145 дней борьбы, минус 20 кг веса, плюс надорванный организм, но цель так и не достигнута. Я благодарен всем, кто поддерживал меня, и прошу прощения у тех, кого я подвел».

О голодовке Олега Сенцова речь идет и в новом докладе Международного ПЕН-клуба, посвященном жесткому подавлению свободы слова в России. Российский литературовед и публицист Александр Архангельский сказал, что доклад был подготовлен до того, как Олег Сенцов принял решение прекратить голодовку. Но этот факт мало что меняет по сути, сказал Архангельский.

– Можно заниматься отдельно взятыми случаями, например, дело Дмитриева, дело Сенцова, дело кого-нибудь из блогеров в регионах, театральное дело и так далее. А можно пытаться это все выстроить, увидеть за этим некоторую систему. Это система, не терпящая инакомыслия не только в политике, но и все чаще в культуре, все чаще в социальном поведении. И это очень опасная грань, потому что одно дело, когда политики борются с политиками – ну, такая у них профессия, они сделали свой выбор, а совсем другое дело, когда политик, особенно государственный политик, направляет свою силу против художника, причем именно как художника. Понятное дело, что к тому же Сенцову власть предъявляет претензии не эстетические, а политические и уголовные, но также ясно, что Сенцов ведет себя именно как художник. Все формы протеста, которые он выбирает, это не формы протеста чисто политического, не так борются партийные деятели, а это формы протеста, которые выбирает писатель, оказавшийся в беде, художник, режиссер, оказавшийся в беде. Это формы, которые предполагают привлечение внимания общества не только и не столько к его личной судьбе, сколько через него, как через окуляр, к судьбе многих. И разумеется, про Олега Сенцова в докладе не могло не быть сказано. Мы отстаем от жизни, потому что доклад вышел некоторое, хоть и небольшое время назад, и после этого Сенцов уже снял свою голодовку, но это по существу ничего не меняет ни в том, что мы говорим о нем, ни в том, что он говорит о нас, ни в его требованиях, которые так и не выполнены, – сказал Александр Архангельский.

  • Радио СвободаОригинал публикации – на сайте Радио Свобода

    Подписаться

Предыдущая Подозреваемая Поклонская и обычаи войны – Крым.Реалии Daily
Следующая Футбол: сборная Украины сыграла вничью с Италией

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *