Владислав Селезнев: «Россия делает из Крыма непотопляемый авианосец»


Что происходило в воинских частях Крыма в феврале-марте 2014 года? Какие сценарии деоккупации полуострова разрабатывает Украина? Для чего Россия завозит в Крым новейшее вооружение?

Об этом в эфире Радио говорим с военным экспертом, экс-спикером Генерального штаба Вооруженных сил Украины Владиславом Селезневым, который до российской аннексии Крыма работал начальником Севастопольского медиа-центра в Министерстве обороны Украины.

– Как для вас начались события российской аннексии Крыма 2014 года? Где вы были в тот момент?

– Я тогда находился в отпуске за пределами Крыма. Когда начались тревожные сигналы, я прервал отпуск, вернулся и полностью включился в работу. В тот период коллектив медиа-центра состоял из семи человек. Поскольку существовал риск для них, то часть офицеров работала под прикрытием. Я же выступал главным спикером.

– Были случаи, когда вам угрожали, мешали работать?

– Безусловно. Представители ФСБ и военной контрразведки Черноморского флота России и даже представители так называемой крымской «самообороны» предпринимали серьезные попытки найти наш медиа-центр и персонал. Звучали угрозы, в том числе нашим семьям.

– Как вам удавалось собирать информацию?

– Мы работали с первоисточниками. Крымский медиа-центр к тому времени уже работал порядка четырех лет, у нас была база данных, источники в воинских частях, информацию нам сообщали командиры, начальники штабов. Иногда сотрудничество с журналистами помогало украинским военным. Все помнят события тех дней, когда «вежливые человечки» были вежливыми только в присутствии журналистов национальных и зарубежных телеканалов. Когда не было прессы, россияне вели себя очень грубо, применяли силу, в такие моменты ситуация была крайне напряжена. Наша задача была в том, чтобы обеспечить безопасность украинских военнослужащих и сделать публичными действия российских оккупационных войск.

– Пока российские силы блокировали украинские воинские части, украинские военные ждали поддержки из Киева, и говорили о том, что не получают каких-либо внятных команд. Они вам говорили об этом?

– На фоне ежедневных визитов разных должностных лиц, в том числе Черноморского флота России, которые всячески склоняли командование украинских военных частей и личный состав, чтобы они перешли на сторону Российской Федерации, изменив присяге на верность народу Украины, из Киева в те дни звучала только одна команда: «Тримайтесь!» («Держитесь!»). Четких указаний не было. В первые дни аннексии Крыма, 26-27 февраля, весь комплект документов, которые должны были задействовать украинские военные в случае внештатных ситуаций, был уничтожен по приказу тогдашнего начальника штаба Военно-морских сил адмирала Дмитрия Шакуро. Фактически комплекта документов с алгоритмом, по которому должны были действовать командиры частей, не было.

В Киеве тогда было достаточно неспокойно, на фоне бегства тогдашнего президента Виктора Януковича шли изменения в госаппарате, силовых структурах. На этом этапе слабости украинского государства Россия сняла достаточное количество бонусов, в короткий срок аннексировав Крым. Но, говоря о коротком сроке, важно не забывать об упорстве украинских моряков, которые продержалисьпочти месяц и дали возможность Вооруженным силам Украины провести мобилизационные мероприятия, передислоцировать части из западных областей на восток, занять позиции и быть готовыми к отражению российской агрессии. В тот период звучали самые разные сценарии развития ситуации.

Звонок в студию: Я живу в Крыму 45 лет, служил в советской армии, поддерживаю тех, кто не изменил присяге, которую давал народу Украины. Я был очевидцем, когда 10 дагестанцев окружили воинскую часть (в Крыму – КР) с тысячей человек. Я подошел к дагестанцем и говорю: «Что вы тут делаете, кто вы такие?». Выходит майор украинской армии, я говорю: «Почему вы их не арестуете?». В другой раз я ехал из Симферополя, впереди российский КАМАЗ нарушил правила и остановлен сотрудниками ГАИ Украины. Из грузовика вышел человек, разоружил инспектора ГАИ, повалил его на землю, и уехал. Я просил инспекторов: «Кто эти русские, что они тут делают? Почему вы не приняли меры?». КАМАЗ ехал в сторону Новофедоровки, и через два часа я узнал, что захватили (часть – КР)в Новофедоровке. Вот – результат: были везде предатели, высший состав. Люди ждали. Дали бы команду «В ружье», и не было бы захвата Крыма. Я тут живу, мне не нравится эта власть. Это фашистская организация.

Российские военные в Крыму, 5 марта 2014 года

– После аннексии Крыма часть украинских военных нарушили присягу и перешли на сторону российской армии. Чем можно объяснить подобное решение?

– Был ряд факторов. Например, комплектование подразделений, дислоцированных в Крыму, по территориальному принципу. Если призывался житель Симферополя, он шел служить в воинскую часть, расположенную вблизи города. Это было связано с дефицитом служебного жилого фонда, и командиры частей охотно шли на подобное сотрудничество. Впоследствии жители Крыма, для которых понятие «Родина» ограничивалось полуостровом, не испытывали угрызений совести при принятии решений: выходить ли на материковую часть Украины, где их никто не ждет, или оставаться и служить в Крыму под российским триколором.

Еще один важный фактор – это информационно-пропагандистское влияние на личный состав в процессе первого этапа оккупации Крыма. Работа соответствующих должностных лиц, шантаж, угрозы. Это происходило на фоне определенных финансовых преференций, которые предлагали представители России. Безусловно, каждый делал свой выбор. Кто-то шел на сделку с совестью. По состоянию на середину апреля 2014 года, в состав Черноморского флота России влились 9 тыс. бывших украинских военнослужащих, которых, по норме закона, мы считаем предателями Украины.

Есть ряд знаковых предателей, из-за бездействия которых мы потеряли Крым. Нельзя не вспомнить Дениса Березовского , который сутки был командующим Военно-морскими силами Украины, изменил присяге, перешел на сторону крымского «правительства», и в дальнейшем отдавал приказы о переходе частей и подразделений Военно-морских сил Украины под юрисдикцию России. Нельзя не вспомнить тогдашнего начальника штаба флота Дмитрия Шакуро, первого заместителя командующего Военно-морских сил Украины Сергея Елисеева и ряда других адмиралов, на которых ориентировались командиры частей. Первые лица Военно-морских сил Украины были готовы изменить присяге, что уж говорить о военнослужащих иных рангов?

Владислав Селезнев

Давайте поговорим о коллаборантах. В Украине есть разные точки зрения: одни считают, что необходимо наказание за практически любое сотрудничество с российской властью на оккупированных территориях. Другие говорят о прощении большого количества людей, которые вынуждены жить и работать в оккупации. Что вы думаете об этом?

– Уже сегодня надо думать, что будем делать с Крымом и крымчанами после того как полуостров будет деоккупирован. Эти вопросы должны обсуждаться в обществе с привлечением экспертов. Безусловно, мы должны учитывать степень вины, степень противоправных действий. Тут не должно быть никаких иллюзий: вернув Крым, мы столкнемся с очень серьезными проблемами.

Какую ответственность должен понести учитель, который читал программы по новому российскому курсу, понимая, что информация, которую он доносит детям, искривлена и не соответствует действительности? Какую ответственность должен нести директор за уничтожение всего украинского в школе? Какую ответственность должны нести бывшие украинские военные, которые изменили присяге на верность народу Украины и перешли под российский триколор? В Украине должен быть принят закон «О коллаборационизме», в котором будет четко прописана ответственность всех лиц, вовлеченных в эти процессы. Тогда не будет ни эмоций, ни фальсификаций, ни манипуляций.

– Какие сценарии по возвращению Крыма сейчас разрабатывает Украина, и есть ли там место военному сценарию?

– Генеральный штаб разрабатывает разные планы противодействия российской агрессии. Речь идет не только о Крыме, но и о временно оккупированных территориях Донбасса. Звучат популистские заявления политиков о том, что Крым можно освободить военным путем… Давайте реально смотреть на современный мир: военная мощь России и Украины на сегодняшний день несопоставима. Поэтому наиболее эффективный способ возвращения Крыма – политико-дипломатический.

Владислав Селезнев

– В Крыму растет группировка российских войск: усиливают вооружение, личный состав, корабельный состав Черноморского флота России. Есть ли у Украины точные данные по милитаризации полуострова?

– Точные цифры вам вряд ли кто-то назовет, потому что они носят разведывательный характер. До 30-ти тысяч российских военнослужащих дислоцируются на территории Крыма. Россия активно размещает на территории полуострова современное вооружение. Это и средства ПВО, в том числе комплекс С-400 «Триумф», это и современные фрегаты, которые способны нести ракетное вооружение, и комплекс «Калибр», самолеты, тяжелая техника. После оккупации Крыма в феврале 2014 года Россия начала активно заполнять личным составом, вооружением и техникой не только существовавшие на тот момент военные городки, но и восстанавливать старые, заброшенные военные городки, которые были переданы на баланс местной власти.

Сейчас с помощью имеющейся в Крыму военной техники Россия способна создавать угрозу, в том числе, и для стран Черноморского бассейна. Введение в эксплуатацию на территории мыса Фиолент очередного дивизиона противоракетной обороны полностью укладывается в стратегию создания из Крыма так называемого непотопляемого авианосца – мощной военной группировки, направленной на доминирование в Черноморском регионе.

– В сентябре 2017 года президент Украины Петр Порошенко заявил, что «доказательств готовности России к масштабной войне становится все больше». Насколько велика вероятность полномасштабного наступления России всю территорию Украины?

– Эксперты утверждают, что России необходимо около трех лет для завершения перегруппирования сил на свои западные границы. Ситуация, которую сейчас наблюдает Генеральный штаб Украины, подтверждает эту информацию. На западных границах России формируется мощный танковый кулак в составе ряда серьезных подразделений, которые способны выполнять действия наступательного характера.

Российские военные учения минувшего года «Запад-2017» как раз отрабатывали проведение атакующих действий, направленных не только на территорию Украины, но и на страны Балтии. Как именно будут развиваться события, вряд ли вам кто-то скажет, потому что в этих процессах задействовано очень много игроков. Мы должны учитывать позицию Североатлантического блока, США и их реакцию на агрессивные действия России.

Предыдущая Сейт-Аджи Сейт-Ягъяев: «Кто не успевал сесть в свой вагон, пропадал без вести»
Следующая Курт Волкер: «Сепаратистским образованиям нет места в конституционном строе Украины»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *