«Власть ушла в глухую оборону». Итоги протестной акции 23 января в России


Эксперты анализируют итоги протестов 23 января и сходятся в том, что неожиданно большим оказалось число участников акций в регионах, запретами и массовыми задержаниями власть демонстрирует страх и неуверенность, а также провоцирует рост протестных настроений в обществе: к митингам и шествиям присоединяются люди, ранее к политике равнодушные.

«Беспрецедентно много»Политолог Александр Кынев

Жесткое подавление акции только усилит степень недовольства действующей властью. А преследование участников протестов серьезно увеличит круг протестующих, считает политолог Александр Кынев .

– Почему, на ваш взгляд, власти запретили акции протеста против ареста Навального? Не разумнее ли было всё разрешить и тем самым снять излишнее напряжение в обществе?

– Неадекватную реакцию власть демонстрировала и до протестов 23 января. Совершенно незачем было устраивать ни шоу с отравлением Навального, ни цирк вокруг его возвращения. Ну, вернулся человек и вернулся. Понятно же, что любая шумиха и просто повышенное внимание к этому только подогрели интерес людей. Даже тех, кто раньше в принципе политикой не особо интересовался.

В итоге запреты на участие в акциях 23 января, вот эти смехотворные уведомления, которые даже младшеклассникам рассылались – все это только увеличило число участников. В том числе поэтому оно оказалось беспрецедентно высоким. Власти не дали народу, не довольному ни экономическим, ни социальным положением в стране, выпустить пар.

Акция 23 января в Улан-Удэ

– К чему это приведет?

– К тому, что протестные настроения, недовольство запретами и жесткими действиями силовиков будут только расти. А если задержанных на протестах начнут преследовать по уголовным статьям, то круг вовлеченных в политику увеличится в разы – ровно на количество родных и друзей каждого преследуемого. И интересоваться политикой они будут уже в качестве людей, настроенных к власти нелояльно, протестно.

Очень недальновидное поведение властей больше похоже на истерику. Политтехнологов у федеральной верхушки нужно менять однозначно, потому что нажить столько недовольных на ровном месте – это определенный «талант» нужен. Столько человек повсюду вышли на улицы! Цифры, конечно, впечатляют. И не просто полчаса постоять, а маршем шли, порой несколько часов. И это зимой, в морозы!

Протест 23 января в Тюмени»Страх исчезает»Экс-директор ВЦИОМ, политолог Игорь Эйдман

Социолог Игорь Эйдман , отмечает: 23 января стало ясно, что протест помолодел и что люди перестают бояться.

– Запрет акции и массовые задержания были ожидаемыми в свете того, как российские власти вели себя ранее. Все-таки запреты на публичные мероприятия в России начались не вчера, и в последнее время гайки закручивают все сильнее – уже и одиночные акции объявлены «вне закона».

Конкретно Навального Путин очевидно боится в виду того, какое количество людей его призывы способны выводить на улицу. Поэтому и его арест и запрет был ожидаем.

Протест 23 января в Перми

– Удивила реакция на этот запрет?

– Не сказать, чтобы сильно удивила: несколько лет назад, когда были протесты против фальсификации выборов в Госдуму, на улицы Москвы тоже вышло много людей. Число задержанных, если рассматривать в соотношении с количеством вышедших, тоже держится примерно в тех же пропорциях. Но есть, на мой взгляд, важный новый тренд – большая доля молодежи. Если лет 7-10 назад среди протестующих процент молодых был совсем невелик, интересоваться политикой в принципе было делом немодным, то сейчас доля молодежи серьезно выросла.

И этого следовало ожидать – молодые люди, которым нужно строить карьеру, у них жизнь в этой стране впереди, сейчас отчетливо понимают, что в условиях отсутствия демократии шансов на хорошую комфортную жизнь у них мало. Социальные лифты не работают в принципе – в сформировавшемся сейчас квазисословном обществе высокие посты и должности, неважно в госструктурах или крупных корпорациях, передаются по наследству: подросли дети нынешних чиновников и олигархов. Их отцы и не скрывают этой преемственности. Понятно, что молодежь из неприлигированных семей отсутствие перспективы возмущают.

А тот факт, что выходят они в основном с политическими лозунгами – к примеру, «Свободу политзаключенным» – тоже объясняется текущими российскими реалиями, когда сесть или получить условный срок можно буквально за репост в соцсети. В России появилось множество современных политических заключенных, в том числе молодых – не заметить этого невозможно.

Протест 23 января в Москве

– К чему приведут протесты 23 января и реакция властей на них?

– К повышению градуса противостояния между властью и обществом. Вероятность новых массовых акций и столкновений повысилась. Вчерашние акции показали, что все больше людей перестало бояться, страх исчезает, люди готовы выходить на улицы и физически защищать себя от карателей.

«Власть ушла в глухую оборону»Политолог Аббас Галлямов

По мнению политолога Аббаса Галлямова , еще в конце 2020 года трудно было спрогнозировать такую высокую протестную активность. Но всё изменило возвращение в страну Алексея Навального и его задержание в аэропорту.

– Почти полгода – с осени, если рассматривать общефедеральную ситуацию, масштабных уличных протестов в России практически не было. Хабаровский край не в счет, это локальная история, которой так и не удалось сильно затронуть протестную активность других регионов – отдельными акциями солидарности все и закончилось.

Однако Навальный настолько отлично выступил, что оппозиция полностью перехватила инициативу и власть ушла в глухую оборону. Сначала неудачная попытка отравления Навального, и смехотворные объяснения властями того, что же с ним якобы произошло, затем расследование Bellingcat и резонансный звонок Навального своему отравителю, сигналы властей о непременном задержании оппозиционера в виде наспех пошитого нового дела и объявления его в федеральный розыск, а в ответ – его наплевательское отношение к этим угрозам и героическое возвращение. Хаотичные действия властей – то самолет летит во Внуково, то его перенаправляют в Шереметьево – все это сигнализирует протестно настроенным жителям, да и всем остальным, что власть боится оппозиционера и двух тысяч человек, которые приехали в аэропорт его встречать. Это очень воодушевляет оппозицию, она считывает: «Власть слабеет» — и это хорошо ложится на общий фон недовольства и возмущения россиян.

– Недовольства чем?

– Падением уровня жизни. Утраты исторического оптимизма. У людей страх перед будущим. К слову, фильм-расследование про дворец Путина внес в степень народного возмущения свою лепту: на фоне того, как доходы большинства жителей России последние несколько лет падают, видеть подтверждение нечеловеческого богатства и личной коррупции своего лидера – не просто диссонанс, это воспринимается как оскорбление. Кроме того, Навальный выпустил его [расследование], будучи не в благополучной Германии, а из тюрьмы в России, находясь, по сути, во власти Путина, что характеризует его как, безусловно, человека мужественного.

И вот это несоответствие – вроде, хорошо должны жить, а живем почему-то плохо – вывело на улицы не только городской средний класс (традиционно поддерживающий оппозицию): с интеллигенцией вышел глубинный народ. Потому протесты получились настолько массовыми, потому и сопротивление полиции было местами жесткое – потому что вышли не только вежливые интеллигенты, а протестующие нового типа.

– Кого именно вы имеет в виду под этим определением?

– Жителей регионов, провинциальных небольших городков. Сколько городов на этот раз участвовали в протестах? 112. А в России городов-миллионников от силы штук 15. Для власти сигнал крайне плохой. Эти протестующие не будут спокойно ждать, когда их поведут в автозак – у них другая реакция.

– Насколько сигнал плохой? К чему приведут протесты 23 января?

– Если оппозиции удастся поддержать этот накал до осени, и чуть нарастить его к сентябрю, возможно, им удастся занять какие-то места в Госдуме (в сентябре состоятся выборы депутатов в Госдуму РФ, – прим. С.Р.). Если они продолжат выводить народ на протесты, если пар не уйдет в свисток, то и явка протестная будет на выборах достаточно высока, и число наблюдателей на выборах увеличится.

– А как же возможная фальсификация итогов голосования?

– Если градус интереса к политике не понизится, власти, скорее всего, будут вынуждены уменьшить объемы фальсификаций. В ином случае, если они пойдут на наглую, откровенную подтасовку результатов – народ устроит вторую Болотную.

– Масштаб избиений и задержаний участников протестов вас не удивил?

– Нисколько. С 2019 года российские власти показывают, что с оппозицией миндальничать не собираются. А что им остается делать? Политически они ей уже проиграли. Пропагандистски – тоже. Только и остается, что силовыми методами держать оборону.

Предыдущая «Власть ушла в глухую оборону». Итоги протестной акции 23 января в России
Следующая «Есть смелые люди, но их еще очень мало!» – из крымских сетей

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *