«Враги везде»: как ФСБ следит за россиянами и крымчанами


С 2007 года в России зафиксировали 352 случая точечной слежки за правозащитниками и общественными активистами, указывают в докладе правозащитники группы «Агора». По их информации, российские суды автоматически утверждают решения спецслужб о вмешательстве в частную жизнь граждан. Больше всего случаев слежки юристы зафиксировали в 2014 году – 177, в том числе в аннексированном Крыму.

Руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков советует россиянам относиться к слежке очень серьезно.

– Российская власть следит за нами в интернете, при путешествиях по стране и за ее пределы, собирает биометрические данные от отпечатков пальцев до образцов ДНК. Как минимум 25 миллионов россиян так или иначе сдавали эти данные. Главное ограничение слежки – бюджетное. Очень непросто собирать и хранить информацию про весь интернет-трафик, но желание делать это у властей есть. Они пытаются возложить расходы на бизнес, то есть провайдеров, – это следует из положений «пакета Яровой». Или же выбирают наиболее интересные сегменты: слежка за политическими активистами, членами некоммерческих организаций. В Крыму в эту группу однозначно входят крымские татары. Российские власти записали их в «коллективные враги» и прицельно собирают о них информацию, в том числе образцы ДНК.

Павел Чиков отмечает, что это обусловлено внутриполитическим наследием СССР, а новые технологии позволяют отслеживать гораздо больше данных, чем мог позволить себе КГБ.

– Ограничения у спецслужб – лишь номинальные. Когда ФСБ хочет прослушать разговоры по телефону или прочитать переписку по электронной почте, для этого нужно судебное решение. Статистика Верховного суда показывает, что до 98% запросов спецслужб на эту слежку удовлетворяются. Даже если вы узнали о таком решении, оспорить его постфактум невозможно. Судья спросит, как вы можете доказать нарушение своих законных прав и интересов, – и на этом все закончится. Судебный контроль над слежкой ФСБ – иллюзорен, прокурорский – отсутствует, гражданского – тоже нет. Избавиться от слежки через общественный транспорт невозможно, от грамотного наружного наблюдения – тоже, а вот в интернете достаточно использовать мессенджеры с шифрованием.

Российский правозащитник и общественный деятель Александр Подрабинек считает, что главное – вовремя заметить слежку.

– Те, кого российские власти назначили в «группы риска», в большинстве своем не подозревают об этом. Граждане просто делают свое дело на общественной работе – казалось бы, зачем за ними следить? Однако государство сейчас следит за всеми, кого можно назвать хорошими, приличными людьми. Если принять это как данность, можно уже оказаться на шаг впереди спецслужб. Во времена СССР диссиденты знали, что за ними постоянно следят, и это давало преимущество. Предупрежден – значит вооружен и способен обхитрить следящих, когда это действительно нужно.

Предыдущая Украинские журналисты в Турции прошли курсы военной журналистики
Следующая «Враги везде»: как ФСБ следит за россиянами и крымчанами

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *