«Вражеский голос» Радіо Свобода под прицелом КГБ


Прослушивание, глушение, слежка, провокации… Все это преследовало редакцию Радіо Свобода с момента создания в 1954 году. КГБ прорабатывал радиостанцию на разных фронтах, пытаясь дискредитировать и дезорганизовать ее деятельность. И если до недавнего времени об этом было известно только из воспоминаний и догадок бывших сотрудников-журналистов, то сейчас убедиться в том, что для советской власти Радіо Свобода стало настоящей костью в горле, можно из рассекреченных документов Комитета госбезопасности. О чем рассказывала украинская служба, что так волновало партийных функционеров и чекистов в СССР?

За деятельностью Радіо Свобода в КГБ следили особенно тщательно: на постоянной основе спецслужба не только отслеживала тематическое наполнение программ, но и готовила докладные записки для советской верхушки о сотрудниках радиостанции, редакционной структуре и планах. В то время эти документы были важным информационным трофеем для партии, пытавшейся противостоять США в холодной войне, хотя именно Радіо Свобода было создано как независимая медиакорпорация, имевшая целью продвижение демократических ценностей и институтов.

Впрочем, свой вес эти материалы не потеряли и на сегодняшний день, ведь, с одной стороны, они позволяют теперь лучше понять специфику работы советской спецслужбы, а с другой ‒ узнать, как «враждебный голос» прорывал тогдашний «железный занавес», отделявший СССР от остального цивилизованного мира.

«…Национальная политика в Украине в этом году продемонстрирована, в частности, репрессиями против советской интеллигенции младших поколений, ‒ могли слышать слушатели Радіо Свобода в 1972-ом. ‒ Одной из самых выдающихся жертв репрессий в этом году стал также Иван Дзюба , который сейчас без суда и даже без известных общественности конкретных обвинений находится в заключении вместе с такими известными представителями украинской творческой интеллигенции, как Иван Светличный, Евгений Сверстюк, Вячеслав Чорновил, Михаил Осадчий и другие».

Об этом Радіо Свобода сообщал один из слушателей ‒ некий «Виктор Гринько» . Это письмо он, как и остальные граждане УССР, желавшие донести правду о советской жизни, прислал на один из подставных почтовых адресов радиостанции. Ежедневно редакция обрабатывала около ста таких сообщений.

Одним из представителей украинской интеллигенции, арестованным в том году, была и внучка Ивана Франко Зиновия . В конце апреля 1972 года ее забрали (уже второй раз на тот момент) представители КГБ. Внимание «вражеского голоса» это событие тоже не обошло: в своем сообщении Радіо Свобода подчеркивало не только то, что арест произошел из-за активной правозащитной позиции женщины, но и то, что, кроме преследований, чекисты еще и давили на нее, заставляя делать заявления, которые могли бы запугать друзей-писателей.

Расшифровка программы Радіо Свобода про арест внучки Ивана Франко Зиновии, 1972 год

Такие упоминания о репрессиях советской системы в отношении украинских деятелей на волнах радиостанции были регулярными. О них рассказывали настолько подробно, насколько это было возможно в тех условиях.

Насколько важными и эффективными были такие программы, позже объясняли те, кому пришлось ощутить преследования советской репрессивной системы на себе. По словам таких диссидентов, как Василий Овсиенко, Ирина Калинец и Николай Кульчинский , распространение журналистами Радіо Свобода такой информации было залогом того, что дела «врагов народа» не оставались без внимания международного сообщества.

«У КГБ были свои страхи, и утечка информации о событиях внутри советских республик, особенно о массовых притеснениях писателей, общественных деятелей не добавляла органам госбезопасности уверенности в их действиях. Обнародованное на западном радио иногда заставляло советскую власть охладить свой репрессивный пыл», ‒ объясняет в своей книге Елена Ремовская ‒ бывшая журналистка киевского бюро и исследовательница истории Радіо Свобода.

В Комитете госбезопасности прекрасно понимали: сколько бы они не отрицали существование репрессий или, например, притеснений свободы в СССР, Запад этому не поверит, а, следовательно, будет использовать информацию, распространенную радиостанцией, как еще один козырь в противостоянии с Советским Союзом на фронте Холодной войны.

Кроме рассказа о судебных процессах над украинской элитой, радиостанция цитировала в своих эфирах также их труды, запрещенные в «совке». Это касалось, например, произведений Ивана Дзюбы, Вячеслава Чорновила или Валентина Мороза .

В 1980-ом в рамках цикла «Говорят факты» Радіо Свобода рассказало о выступлении Павла Загребельного на всесоюзной конференции писателей в Харькове, ссылаясь на слова украинского публициста и литературного критика Леонида Лимана.

«Павел Загребельный показал, что и в советских условиях человек остается, хочет остаться таким, каким он был раньше. Так что пока не создано никакого особого советского человека, с какой-то там коммунистической моралью или кодексом, и вряд ли уместно требовать от литературы изображения того, чего не существует в жизни, чего не требует человеческая натура», ‒ говорилось в отзыве.

Весной 1981 года КГБ существенно обеспокоило увеличение частоты таких передач с «клеветническими размышлениями» о состоянии литературного процесса, а также появление постоянных обзоров литературных изданий УССР (в частности, газеты «Литературная Украина»), в которых, по мнению спецслужбы, наряду с «откровенной клеветой» использовались «отдельные ошибки» этих редакций.

В течение многих лет «враждебный голос» пытался донести своим слушателям, насколько важна борьба за права человека и свободу слова, которой так не хватало в СССР. Текущие отчеты об ужасных условиях в советских тюрьмах, экскурсы в историю сталинских репрессий и жизнь ГУЛАГа ‒ все это должно было убедить аудиторию в уродстве советской политики и ее постепенном возвращении в 1930-ые годы. При этом журналисты приводили примеры успешного демократического движения в коммунистических странах (например, в Чехословакии), а также объясняли, почему европейская судебная система является более гуманной, чем советская.

«Как жаль, что у нас нет свободы слова. Я даже не могу написать своего имени, не то что адреса, ‒ писала в 1971-ом в редакцию из Ворошиловградской области (ныне это Луганщина) некая «друг Изольда» . ‒ Я регулярно слушаю вашу передачу, вот уже второй год. Мой возраст – 21 год. Прожито будто бы немало, а вспомнить нечего. Но иногда задумываешься над прожитыми днями – и сразу теряешь вкус к жизни».

В своем письме она также сообщала о тяжелых условиях труда в СССР и безразличии советской власти к правам рабочих.

Одно из перехваченных КГБ писем от слушателей Радіо Свобода, 1971 год

«…Как говорится в анекдоте: «колхоз – миллионер, а колхозники – нищие»… С каждым годом у рабочих заработки все меньше, а цены на продукты и товары народного потребления растут на 100-250%, а то и на 300%», ‒ отмечал некий «Иван Иванович Иванов» .

К сожалению, ни одно из двух упомянутых сообщений так и не дошло до своего адресата: КГБ перехватило их и еще три письма и начало поиски авторов, чтобы принять «необходимые меры». О судьбе этих людей можно только догадываться.

В общем каждый, о ком так или иначе упоминали на волнах Радіо Свобода, автоматически получал от чекистов «волчий билет». Так произошло и с шестью монахами Почаевской лавры на Тернопольщине, которым удалось сообщить за границу о преследовании в СССР по религиозному признаку.

26 июня 1965 года украинская редакция Радіо Свобода со ссылкой на архиепископа Антония из Женевы рассказала об их жалобе, в которой говорилось о том, что еще в декабре 1964 года советские милиционеры насильственно вошли в лаврские кельи и арестовали пятерых монахов, а тех, кто сопротивлялся, отправили в психушку. Этот документ Антоний передал на рассмотрение ООН, о чем и заявил на пресс-конференции в Швейцарии.

Докладывая о радиосюжете высшему партийному руководству, тогдашний начальник КГБ Виктор Никитченко акцентировал на том, что информацию о преследовании монахов распространял человек, «не входивший в юрисдикцию Московского патриархата». Упомянутые же аресты он называл «административными мерами милиции»: мол, шесть монахов «нарушили паспортный режим» Почаевской лавры. При этом он добавлял, что КГБ начало работу по установлению лиц, «передавших тенденциозную информацию за границу».

Эта докладная записка Комитета госбезопасности очень красноречива, ведь наглядно демонстрирует, что о своей деятельности советская спецслужба должна врать не только «враждебным капиталистам», но и даже непосредственному руководству. Дело в том, что в тот момент почаевские монахи еще не понадевали КГБистские мундиры под рясы, а чекисты, борясь против них, докладывали о каком-то «нарушении паспортного режима».

Впрочем, если с гражданами УССР спецслужбы еще могли бороться, то заставить замолчать представителей диаспоры, а также иностранцев, убедившихся в антигуманности советского режима воочию, так просто не удавалось. А эти люди, между прочим, были не менее информативным источником, на который Радіо Свобода также ссылалось в своих программах.

Так, в ноябре 1967 года оно рассказало о собрании Всемирного конгресса свободных украинцев, в рамках которого состоялся «Научный конгресс», поставивший целый ряд важных вопросов, а также митинг на Мэдисон-сквер-гарден, где выступал не только митрополит Украинской православной церкви США Иоанн Теодорович , но и представитель тогдашнего президента США Уильям Крук и лидер правительственной организации в парламенте Канады Стар.

В конце 1960-ых и в начале 1970-ых годов на волнах Радіо Свобода активно цитировались некоторые из книг украинско-канадского публициста Ивана Коляски , который, учась в 1963-64 годах в Высшей партийной школе при ЦК КПУ в Украине, был поражен не только тотальной ложью, бедностью и страхом советских граждан, но и тотальной русификацией Украинской республики, и решил подробно рассказать об этом миру.

Труды западных специалистов журналисты Радіо Свобода цитировали и для того, чтобы донести до своих слушателей правду об украинизации 1920-ых, Голодоморе 1932-1932 годов, насильственной русификации Украины, а также развенчать советские мифы (например, о Красной армии или Ленине). С этой же целью они зачитывали в эфирах и исторические документы.

Главной целью таких программ было предостеречь граждан УССР от повторения ужасных ошибок. При этом журналисты подходили к подаче такой информации достаточно взвешенно и осторожно, ведь понимали, что среди слушателей были и те, кто мог разделять часть советских постулатов.

Чтобы понять подробнее свою аудиторию, Радіо Свобода часто призывало ее участвовать в различных опросах, отправляя в письмах свои ответы на озвученные в эфирах вопросы. Например, в 1971 году журналистам было интересно услышать от слушателей об ожиданиях от очередного съезда КПСС.

«Я не знаю, что он решит. Но буду интересоваться ходом работы съезда. Думаю, что на нем будет много разговоров об американском империализме, буржуазной идеологии, сионизме. Но это для «очковтирательства» как народу, так и самим себе», ‒ писал некий «Николай» и добавлял: «Лучшего пока трудно ожидать, чтобы не было хуже. Если говорить об оттепели, то после Хрущева повеяло в противоположную сторону. В сторону сталинизма».

Одно из перехваченных КГБ писем от слушателей Радіо Свобода, 1971 год

​Радіо Свобода внимательно следило за деятельностью партии. Отсутствие собственных корреспондентов, конечно, сказывалось, ведь сообщать об актуальных событиях оперативно было сложно. Впрочем, это не мешало журналистам готовить тематические программы, посвященные разнообразным датам или событиям, в связи с которыми можно было бы еще раз вспомнить о выбранном КПСС курсе и его результатах. Так, в частности, появились спецвыпуски о первых выборах в Верховную Раду СССР, 40 годах со времени проведения первой «пятилетки» или кампании по коллективизации.

В таких передачах, например, затрагивались темы о Ленине и Украине, о том, «что осталось от настоящего ленинизма», о проблемах сельского хозяйства, о невыполнении советской властью обещаний и о «вредных последствиях методов централизации для экономики и населения Украины». Также журналисты рассказывали, каким образом в социалистических странах происходил рабочий контроль на предприятиях.

Таким образом Радіо Свобода не только пыталось побудить аудиторию бороться за повышение зарплаты и принимать более активное участие в принятии решений по экономическим вопросам на местах, но и стимулировало установление в СССР большей парламентской демократии.

Кроме внутренней политики КПСС, «враждебный голос» сообщал и о внешней: в передачах упоминались события в Чехословакии, демократические движения в социалистических странах, советско-китайские отношения. Отдельно редакция предостерегала СССР от разжигания военного конфликта на Ближнем Востоке.

В начале 1990-ых годов, согласно докладной записке КГБ, Радіо Свобода начало поиск новых форм подачи материалов, поэтому в эфирах участились интервью с народными депутатами Советского Союза от УССР, политическими деятелями, а также представителями культуры.

И даже в этот период ‒ накануне распада СССР, ‒ Комитет госбезопасности не ослабил своего интереса к деятельности радиостанции. В 1990-ом и 1991-ом спецслужба, как и раньше, отчитывалась партийной верхушке о планах «вражеского голоса».

Интересно, что в докладных записках, где говорится, в частности, о «контрпропагандистском сопротивлении» Радіо Свобода путем, например, публикации провокационной информации о его сотрудниках, можно найти и подпись Леонида Кравчука ‒ тогдашнего главы Верховного Совета СССР, впоследствии ставшего первым президентом независимой Украины.

(Подборку всех документов можно посмотреть на сайте Электронного архива освободительного движения)

Этот материал появился в рамках проекта Центра исследований освободительного движения «Deconstruction. Aрхивы КГБ для СМИ», что стало возможным благодаря поддержке посольства Чехии в Украине в рамках программы Transition, а также Международного Вышеградского фонда совместно с Министерством иностранных дел Королевства Нидерландов.

Предыдущая «Вражеский голос» Радіо Свобода под прицелом КГБ
Следующая Филарет рассказал о следующем шаге после решения Синода

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *