«Все это обыденность». Почему полиция не искала «петрозаводского маньяка»


В Карелии к пожизненному заключению приговорили «петрозаводского маньяка», который в сентябре 2018 года за сутки убил двух девушек. Когда Антона Ипатова задержали, выяснилось, что его подозревают еще в двух тяжких преступлениях: одно он совершил за три дня до убийств, другое – за три месяца. Корреспондент сайта Север.Реалии выяснил, почему все это время его никто не искал.

Последние месяцы пенсионер Александр Трифонов приходил в Верховный суд Карелии с фотографией своей дочери Александры. На каждое судебное заседание он приносил разные снимки и садился ровно напротив обвиняемого Антона Ипатова .

– Я хотел, чтобы убийца запомнил моего ребенка. Он ведь во время преступлений был пьяный, ничего не соображал. И я специально приносил разные фотографии. И на последнее заседание пришел со снимком, где Сашенька улыбалась. Чтобы он понял, что он перед ней ответил за содеянное, – говорит отец убитой девушки.

Александр Трифонов, отец убитой петрозаводчанки

27-летняя Александра Трифонова погибла 20 сентября 2018 года. Антон Ипатов убил ее днем в центре Петрозаводска, в сотне метров от стадиона, где в это время тренировались футболисты. В момент трагедии девушка разговаривала по телефону с сотрудницей фирмы, куда устраивалась на работу. На суде свидетельница рассказывала, что ей показалось, будто ее сначала перестали слушать, а потом в трубке она услышала крик.

Накануне, 19 сентября, подобным образом была убита 20-летняя студентка Медицинского колледжа Людмила Серебрякова . Преступник напал на нее с ножом поздно вечером возле общежития колледжа. Как позже заявлял Ипатов, девушка грубо ответила на его вопрос.

Из-за двойного убийства в небольшом Петрозаводске началась паника: многие женщины боялись выходить на улицу в темное время. Ровно до вечера 20 сентября, когда подозреваемого, 29-летнего Антона Ипатова, задержали. Тогда же выяснилось, что убийства можно было предотвратить: Антон Ипатов – рецидивист, который вышел на свободу в 2016 году после семи лет колонии за серию преступлений (несколько краж и попытка угона), незадолго до убийств он тяжело ранил 15-летнюю школьницу. Но искать его никто не спешил.

Отсутствие события преступления

10 июня 2018 года Антон Ипатов вместе со своей бывшей девушкой Ксенией Лятти был в гостях: он предупредил присутствовавших мужчин, чтобы к Лятти никто не приставал. Но знакомый Ипатова Игорь Круковский перебрал с алкоголем и лег на кровать, где уже спала девушка. За это Ипатов избил Круковского.

Свидетели вызвали скорую помощь и полицию. Ипатов своей вины не отрицал, дал полицейским все свои данные. Пострадавшего госпитализировали: в больнице выяснилось, что у него пробита височная кость черепа. Это квалифицируется как тяжкий вред здоровью, наказание за это преступление до восьми лет заключения в колонии.

Антон Ипатов

Обвиняемых по подобным делам часто помещают под стражу. Но Ипатова никто не стал ни арестовывать, ни даже задерживать. Участковый Гратий, к которому попали материалы, отказал в возбуждении дела за отсутствием события преступления.

Уголовное дело по факту избиения Круковского возбудили только 10 сентября 2018 года, спустя три месяца после случившегося. Через пять дней после этого, в ночь на 16 сентября, Ипатов напал с ножом на несовершеннолетнюю.

Потеряла много крови

С 15-летней Оксаной Антон Ипатов познакомился через свою соседку по общежитию, она приходила в гости к подруге. 16 сентября 2018 года он пригласил Оксану в кафе и по дороге предложил ей встречаться, но она отказалась. Тогда Ипатов напал на школьницу: сначала пытался душить, а потом нанес несколько ножевых ранений.

В какой-то момент он одумался и позвал на помощь свою подругу Ксению Лятти. Вместе они отнесли раненную в общежитие к Ипатову и перевязали ей многочисленные раны, в том числе – на груди и шее. Через несколько часов Оксана позвонила своей сестре и позвала на помощь.

– Это был большой шок, истерика, – вспоминает мать девочки Светлана . – Оксана потеряла много крови, но выжила.

На момент приезда наряда ППС Ипатова в общежитии уже не было. ППСники позвонили подозреваемому по телефону и предложили отвезти его в отдел для дачи показаний. Но Ипатов сказал, что находится в одном из торговых центров Петрозаводска, после чего выключил телефон и выбросил его. Домой он после этого не пришел, а через три дня убил Людмилу Серебрякову и Александру Трифонову.

Антон Ипатов в суде

– Сотрудники ППС приняли самостоятельное решение о розыске подозреваемого. Они возложили на себя несвойственные функции, чем нарушили требования федерального закона о полиции, – заявил судья Денис Катанандов после вынесения приговора Ипатову 3 декабря 2019 года.

Волокита как система

Через два месяца после убийств Следственный комитет Карелии по требованию прокуратуры возбудил уголовное дело в отношении трех сотрудников полиции Петрозаводска. Их обвиняют в халатности, повлекшей смерть двух и более лиц. Речь идет о слишком долгом расследовании по делу Круковского. Между тем источники редакции Север.Реалии , близкие к правоохранительным органам, объясняют, что подобная волокита является системной, а полицейские, которые в ближайшие дни сядут на скамью подсудимых, не сделали ничего особенного.

– Следователи МВД не возбуждают дело, пока не будет проведено судебно-медицинское исследование. В случае с Игорем Круковским, которому проломили череп, на это ушло два месяца. И это общероссийская практика МВД – не возбуждаться, пока не будет всех бумажек. А если пострадавший умрет на пятый день, они просто перекинут дело в Следственный комитет. Но время-то ушло, вещественные доказательства утрачены, свидетели разбежались… – рассказал собеседник Север.Реалии . – На самом деле все это обыденность. В полиции лежат сотни, тысячи материалов с истекшими сроками проверки. И точно так же несвоевременная поимка преступников приводит к жертвам. Но обычно это какие-нибудь алкаши, а здесь – две девушки, поэтому случился резонанс, и пришлось как-то реагировать.

Не сработали правоохранительные органы и во втором преступлении Ипатова, когда он едва не убил несовершеннолетнюю Оксану. По мнению собеседника Север.Реалии, знакомого с особенностями оперативной работы, сотрудники ППС совершили грубейшую, непростительную ошибку, позвонив Антону Ипатову.

– Ни один оперативник не стал бы «ловить» закоренелого уголовника подобным образом. Его надо было вычислять по местоположению телефона, а не приглашать на беседы. Сотрудники ППС вышли за пределы своих полномочий, что привело к трагедии, – пояснил он.

Мать Оксаны Светлана вспоминает, что несколько дней, пока Ипатова не задержали, она боялась за жизнь дочери. Она утверждает, что Ипатов хотел прийти к девочке в больницу, чтобы добить, но ошибся медицинским учреждением.

– Когда произошли убийства, мы сразу догадались, что это он. Потому что у всех женщин, как и у Оксаны, были ранения в шею и в грудь. Я сидела с дочерью с самого утра, когда в больницу начинали запускать, и до вечера, когда больницу закрывали, – говорит Светлана.

«Когда хотят, все могут»

Дело в отношении полицейских рассмотрит городской суд Петрозаводска. Родственники погибших девушек, а также Оксана и ее мать проходят по нему как потерпевшие.

– Оксана боится выходить вечером на улицу. Стала часто болеть, – рассказывает Светлана.

Отец погибшей девушки Александр Трифонов тоже будет участвовать в процессе против полицейских и ходить в суд.

– Если бы не они, не было бы этой трагедии. Ну посудите сами. В ночь на 16 сентября он режет Оксану, и за три дня, зная его имя, фамилию, зная, где он может появиться, полицейские ничего не сделали. А после убийства Саши его за четыре часа задержали. То есть, когда хотят, они все могут сделать, – говорит Трифонов.

Верховный суд Карелии

Александр Трифонов направлял жалобу на плохую работу полиции президенту Путину. Но получил лишь отписку из карельского МВД.

– Почему, когда все это произошло, не могли правоохранительные органы созвать пресс-конференцию, объяснить все, извиниться перед потерпевшими? Сказать: «Извините за наше штанопротирательство, мы ничего не сделали!» Я губернатору нашему писал: почему пострадавшим от стрельбы в Керчи выплатили компенсации, а нам нет? Мне-то не нужны эти деньги, но дайте их Оксане, у которой теперь шрамы на всю жизнь!

Убитая Александра Трифонова

Жизнь их семьи после убийства дочери кардинально изменилась.

– Супруга моя плачет все время. В суде, во время приговора, ей стало плохо, пришлось выйти. У меня давление поднялось, плохо спать стал. Просыпаюсь – у меня Саша перед глазами. Каждый месяц к дочери ездим, – рассказывает Александр Трифонов. – Я обязан был перед Сашей сделать так, чтобы Ипатова посадили. И теперь буду ходить на суд против полицейских. Буду слушать их оправдания, что они говорят, как они говорят. Мне надо это знать. Это моя работа и мой долг.

Судебное решение в отношении Антона Ипатова еще не вступило в законную силу. Несмотря на то что Ипатов полностью признал свою вину, его адвокат Юрий Петровский сообщил, что они попытаются обжаловать приговор и смягчить его с пожизненного на иной срок. Сам Ипатов в последнем слове заявил, что осознает тяжесть деяния, но просит учесть, что «катастрофа вызвана… неадекватным состоянием вследствие опьянения»: «Два месяца был в запое, человек не может быть адекватным после такого».

По решению суда, Ипатов должен выплатить матери Людмилы Серебряковой 1 млн рублей, 1,7 млн рублей – матери Александры Трифоновой и 500 тысяч рублей семье несовершеннолетней Оксаны, которой он нанес ножевые ранения. Действиям Ксении Лятти, которая не вызвала для раненой Оксаны скорую помощь и не позвонила в полицию, ни суд, ни следствие правовой оценки не дали.

Предыдущая Разумков о «нормандской встрече»: «Красные линии будут соблюдены, а наши территории – возвращены»
Следующая Вопрос Крыма на нормандской встрече: чем может закончиться дискуссия

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *