Всенародный опрос в день местных выборов: зачем он нужен президенту Зеленскому?


Президент Владимир Зеленский анонсировал проведение в день местных выборов 25 октября всенародного опроса, на котором украинцам предложат ответить на 5 вопросов. Сегодня он назвал первый – «Нужно ли ввести пожизненное заключение за коррупцию в особо крупных масштабах?».

В Офисе президента уточнили, что это не референдум. Также источник в ОП отметил агентству «Укринформ», что не будет вопросов относительно Донбасса и других (как отмечено) «провокационных тем».

Почему вопросы о Донбассе не будут вынесены в опрос? Зачем его проводить? И насколько он соответствует законодательству о выборах?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили политолог Владимир Фесенко и политический обозреватель Тарас Березовец .

– Что означает такой довольно беспрецедентный случай? Зачем проводить такой опрос?

Владимир Фесенко: Во-первых, это – реализация предвыборного обещания Владимира Зеленского. Напомню, ещё до президентских выборов он говорил, что большой поклонник швейцарской практики, прямой демократии, регулярных референдумов, на которых обсуждаются и принимаются решения по важнейшим вопросам общественной жизни.

Насколько я понимаю, идея была сначала всё-таки провести референдум, был даже законопроект в сентябре. В итоге инициативу отложили. Может быть, потому что Верховная Рада ушла на карантин, может быть, уже поняли, что времени не хватает, чтобы утвердить соответствующий закон.

25 жовтня на виборчій дільниці я поставлю тобі 5 важливих питань.5 питань, які нам раніше ніхто ніколи не ставив. 5 питань, щоб дізнатися саме твою думку!

Publiée par Володимир Зеленський sur Lundi 12 octobre 2020

Закон о всеукраинском референдуме будет рассматриваться, как я понимаю, только после выборов. Видимо, на ходу решили поменять сценарий и провести некий опрос. На мой взгляд, сейчас даже важно не то, какие вопросы будут рассматриваться, а процедура. Это очень важно юридически, политически.

Понятно, поскольку это будет совмещено с днём голосования, то это – своеобразная электоральная метода, которая, как многие предполагают, должна с одной стороны, мобилизовать потенциальных избирателей Зеленского, чтобы они пришли и проголосовали. С другой стороны, несомненно эта инициатива перепрограммирует финальный этап избирательной кампании. Главная новость сейчас, в ближайшие дни и, может быть, до даты голосования – этот опрос.

Тарас Березовец: Думаю, что в украинцев после 2014 года, после псевдореферендума в Крыму и на Донбассе, сегодня, мягко говоря, аллергенно слово «референдум». Поэтому отношение будет резко негативным у значительной части украинцев.

Второй вопрос – может ли президент в принципе делать такое за 12 дней до проведения выборов?

Самый главный вопрос – за чей счёт это будет организовано и как это решение может быть принято без Верховной Рады, которая ушла на карантин и решение о финансировании опроса принять уже фактически не может?

Тарас Березовец

В Офисе Президента заявляют, что это будет проведено за частные деньги, будет напечатано порядка пяти миллионов бюллетеней. Но, опять же, это не имеет ничего общего с законом. И самое главное – это является предвыборной технологией, поскольку действительно эта тема становится в центре избирательной кампании и, как мы понимаем, это нужно сегодня для мобилизации разочаровавшихся избирателей Зеленского, либо для тех, кто ещё колеблется.

Это несколько групп избирателей. В первую очередь это те, кто хотят мира: условно говоря, которые при прочих выбрали бы другие пророссийские проекты, в таком случае они будут вынуждены голосовать за «Слугу народа». Это молодёжь, и это популистские заявления о сокращении количества депутатов Верховной Рады. Это то, что, кстати, Кучма ровно реализовывал в 2000-м году.

Нынешняя властная команда, придя в 2019 году, первое о чём заявили, что мы можем реанимировать результаты референдума 2000-го года Леонида Кучмы. То есть, чтобы не проводить новый, 19 лет спустя имплементировать эти результаты. Поэтому я думаю, что те вопросы, которые были в том референдуме, в этом опроснике так или иначе появятся.

Владимир Фесенко: Для меня непонятно, как будет проходить этот опрос. Если 5 миллионов бюллетеней (это скорее анкеты для опроса будут), то это точно не всенародное голосование. У нас, даже если 50% избирателей или меньше, будут принимать участие, то это где-то 15 миллионов – по опыту предыдущих выборов.

Если это опрос, то как обеспечить репрезентативность? На мой взгляд, если уж проводить, то тогда лучше привлечь социологов, обеспечить репрезентативность с точки зрения структуры населения, населённых пунктов и так далее – и тогда это можно принимать во внимание.

Владимир Фесенко

Если это будет голосование возле избирательных участков – это совсем другая ситуация. Здесь тяжело будет просто обеспечить нормальную процедуру голосования, чтобы, допустим, один избиратель не проголосовал два или три раза.

В любом случае это – такой своеобразный эксперимент. Насколько он удастся, будем судить по факту.

Тарас Березовец: Если бы президенту нужен был бы действительно социологический опрос, он мог бы его заказать в любой из украинских социологических компаний и сделать огромную выборку. В украинских реалиях самые большие соцопросы проводятся с выборкой 30 тысяч человек. И в таком случае погрешность составляет не более 1 процента.

Я настаиваю на том, что это – именно референдум. Если мы говорим о такой сумасшедшей выборке, как 5 миллионов человек, или больше – 10-15 миллионов – это никакой не соцопрос, это абсолютно нелегитимный референдум, вернее попытка его провести по Конституции, законодательству Украины.

Как известно, закон о референдуме подан на рассмотрение нынешней Верховной Рады, он не принят президентом.

Что является самым опасным – это введение так называемых элементов народовластия. Они активно используются в качестве инструментов ведения гибридной войны Российской Федерацией на территории стран бывшего Советского Союза, где существуют подобного рода конфликты. Давайте вспомним подобный народный «референдум» в Приднестровье в 1995 году, так называемые «референдумы» в Крыму и ОРДЛО в 2014 году. Это всё абсолютно ложится в одну цепочку.

Главным промоутером этого самого народовластия является Виктор Медведчук , именно он последовательно отстаивает идею референдума в качестве инструмента не только принятия, но и отмены существующих законов. Именно эти вещи озвучивают такие люди из окружения президента, как вице-спикер Стефанчук, в частности, точно также подозрительно тезисы которого совпадают почти на 100 % с риторикой Медведчука.

– Судя по данным на сегодня, в этом опросе во время местных выборов будет отсутствовать тема Донбасса, войны. Стоило ли в разгар войны включать вопросы о Донбассе, особом статусе в этот опрос?

Владимир Фесенко: По Донбассу, считаю, не надо сейчас выносить на голосование никакие вопросы, потому что это создаст очень конфликтную ситуацию. Одни будут «за», другие «против». Это накаливание страстей, и это никак не поможет мирному урегулированию этого конфликта. Скорее наоборот, это заведёт его в национально-политический тупик. Поэтому лучше избегать таких конфликтных вопросов.

Понимаете, если выносить, например, вопросы о конфликте на Донбассе, о языке на такой опрос, то политически от этого выиграют две политические силы, которые друг друга используют в предвыборной борьбе и на президентских, и на парламентских выборах. С одной стороны – ОПЗЖ, с другой стороны – «Европейская солидарность». Зеленский от этого ничего не выигрывает, он наоборот подыграет своим политическим оппонентам. Поэтому я считаю, что и с точки зрения партийных интересов, и интересов самого президента Зеленского, и с точки зрения интересов страны лучше вопрос о Донбассе не выносить на это голосование.

Тарас Березовец: Безусловно, если мы говорим о референдуме – только после принятия соответствующего закона, и только он может регулировать те или иные вопросы, и точно не вопросы Донбасса, государственного устройства. Люди не могут определять, условно говоря, что завтра они будут жить в федеративной стране или в унитарной, или будут платить больше или меньше налогов.

Но мы снова возвращаемся к тому, что если этот опрос проводится не в рамках государственного бюджета, если его спонсором будут выступать некие компании, возникает вопрос: а кто является организатором этого опроса?

Любой политолог скажет вам, что сейчас, особенно в предвыборный период, любой соцопрос с выборкой приблизительно 1200-1500 человек будет стоить минимум 8–10 тысяч долларов. Давайте подсчитаем, сколько будет стоить опрос подобный, где будет задействовано 5 миллионов людей. Мне интересно, кто заплатит такую сумму, ведь речь идёт о миллионах долларов. Если не государство заплатит такие деньги, кто же будет таким щедрым спонсором, который профинансирует проведение этого опроса? И самое главное: зачем ему это, если он хочет эти деньги в дальнейшем вернуть?

Поэтому, мне кажется, вся эта история пахнет крайне дурно. Учитывая прошлый опыт действий президента, когда он вбрасывал какую-то идею, видел реакцию общества крайне негативную – и от неё отказывался, я не исключаю того, что если сейчас будет очень резкая реакция, в том числе публичная, если граждане выйдут на улицы, этого опроса вообще не будет. От него просто откажутся.

Предыдущая График подачи воды теперь и в Белогорске – Крым.Реалии Daily
Следующая График подачи воды теперь и в Белогорске – Крым.Реалии Daily

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *