«Выходить к ФСБ было не страшно». В регионах России проходят пикеты у зданий спецслужбы


В нескольких российских городах у зданий ФСБ прошли одиночные пикеты в поддержку Алексея Навального. Их участники решились на проведение этих акций после выхода второй части расследования об отравлении Навального, в которой он общается по телефону с предполагаемым участником покушения Константином Кудрявцевым. В первой части расследования его называют военным химиком из института криминалистики ФСБ.

«Мы от них борьбы с терроризмом ждали, а они трусы стирают»

Активист иркутского штаба Навального Захар Сарапулов рассказал корреспонденту Сибирь.Реалии, что вместе с коллегой 22 декабря они вышли пикет с требованием признать ФСБ террористической организацией. По его словам, обе серии расследования произвели на него большое впечатление.

– Удивило, что среди сотрудников ФСБ столько откровенно неумных людей. И это не рядовые сотрудники, а, можно сказать, элита службы. В общем, десакрализация ФСБ – главный итог этого расследования, на мой взгляд. Все же россияне в общей массе своей всегда с пиететом относились к спецслужбам, а тут поняли, кто они на самом деле, каких идиотов, мягко говоря, туда понабрали, насколько плохо они работают. Ни с первого, ни со второго раза выполнить приказ не смогли.

Захар Сарапулов

А вот моих знакомых, которые посмотрели видео, больше всего зацепило, как легко можно добыть персональную информацию про любого человека в нашей стране, даже про нерядового сотрудника ФСБ. В силу того, что мы также проводим расследования, я был в курсе, как покупаются базы данных и т.п., но все же: топовые сотрудники службы, а их данные вообще никак не шифруются – как обычные граждане, на ладони. А то, о чем Кудрявцев говорил, в чем признавался во время звонка Навального – это что-то! Я ехал в маршрутке в тот момент, когда смотрел ролик – проехал две лишние остановки, не мог оторваться.

К слову, почти все мои друзья, родные и просто знакомые, даже очень далекие от политики, оба видео с расследованиями посмотрели. В общедомовом чате, где отродясь политику не обсуждали, пыль стоит до потолка. Даже те, кто «Он вам не Димон» не смотрели, эти видео – от начала до конца. Часть из них до конца, может, и не поверили в то, что у нас спецслужбы травят людей по политическому заказу, просто потому что это такой шок для людей вне контекста. Но даже их проняло от того, насколько ФСБ непутёвая организация. Думаю, в итоге это и на протестной активности скажется – люди уже не будут так бояться всесильных эфэсбэшников.

– А вы?

– Ну, я-то уже давно не боюсь. Сегодня вот ходили на пикет к зданию иркутского управления, постоял с плакатом «У вас в ФСБ все такие?». Во время второго пикета, когда Сергей Беспалов (координатор иркутского штаба Навального. – Прим. С.Р.) вышел, они уже сотрудника у входа выставили, охранять. Нет, к нам он не подходил. Сфотографировал только издалека. Ну, какой страх, вы о чём? Это же не первая моя акция. Вот во время первой – когда флаг Украины на крыше МГУ в 2017 году ставил – тогда ещё волновался, – говорит Захар Сарапулов.

Его коллега, Сергей Беспалов , напротив, считает, что на протестной активности россиян это расследование не скажется. А вот на отношении к власти – непременно. Сергей на пикете держал плакат «Мы от них борьбы с терроризмом ждали, а они трусы стирают».

– Выходить на пикеты наших людей побуждает не отсутствие страха перед ФСБ, а проблемы в экономике. Вот вчера иркутские предприниматели поставили виселицу перед зданием правительства, протестуя против локдауна и последующего банкротства. Остановит их ФСБ? Не думаю.

А вот вопрос, почему на мои налоги содержат такую бесполезную структуру, как управление ФСБ, у посмотревших ролик россиян безусловно возник. Потому что это такой позор. Когда я смотрел первое видео, то думал: «Это просто пи***ц какой-то!», когда второе – даже нецензурных слов не осталось. Так лажать, это просто полным дебилом надо быть. Тот факт, что Кудрявцев во втором видео так буднично рассказывает про планы на убийство человека, меня сильно не поразил. Все же он считал, что говорит с чиновником, помощником Патрушева, отчитывается, так сказать, о «работе». О том, какая у них работа, тоже не один год информация всплывает. Но на этот раз у информации совсем иной уровень резонанса – его, по-моему, посмотрели все: у меня лента сегодня переполнена одними только постами про звонок Навального и расследование его отравления, все остальное там потерялось. Что неудивительно – ролик в топы YouTube вышел, тут без шансов, – говорит Сергей.

Пикеты сегодня устраивали не только сотрудники штаба Навального – в Усть-Илимске, что на северо-западе Иркутской области, с плакатом «Отравление Навального – это государственный терроризм» к зданию ФСБ вышел независимый журналист и директор НКО «Центр гражданского содействия» Алексей Тупицын .

– Тут даже вывески ФСБ нет (только мелкая табличка, запрещающая парковку, «кроме а/транспорта ФСБ»), но все знают, что местное отделение здесь базируется. Так как город маленький, его сотрудников тоже многие лично знают, в курсе, что они собой представляют. Так что никаких иллюзий об умственных способностях сотрудников ФСБ это расследование не развеяло. Мы и так знали, что они недалекого ума. Как-то давно вели свое расследование – кто крышует игорный бизнес, – и они попались на простейшую двухходовку: после звонка о нелегальном бизнесе сразу приехали к ним покрывать, камеры засняли. Приехавшего сотрудника потом уволили, но он же не один этим занимался.

Или про то, как они здесь с экстремизмом борются после того, как в стране объявили о масштабной борьбе с террористами, – вяжут мигрантов, которые на заработки сюда едут. Ну, какой терроризм в глухом сибирском углу! Шьют, конечно, дела.

Видео оба посмотрел, конечно, сразу же. Мы же выложили их на нашем сайте. Содержание меня уже не удивило, чего-то подобного и ожидал. Но комментарии! Они несколько удивили – еще в 2014 году там были так называемые ватники и путиноиды: когда мы писали про митинги против аннексии Украины в марте 2015 года, пришлось установить круглосуточное дежурство – тереть нецензурную брань. Нам бывшие военные писали, мол, выходи один на один биться за Крымнаш. Сейчас же ни одного негативного комментария в сторону расследования, понимаете? Только один известный тролль отметился, но это на сотню-другую пользователей! Мнение читателей, а они-то прежние остались, местные, поменялось кардинально!

«Государство захочет – убьет»

Активист Лев Гяммер вышел на одиночный пикет к зданию ФСБ на Лубянкееще в понедельник, 21 декабря. 20-летний Гяммер переехал в столицу из Новокузнецка, где работал в штабе Навального, а затем возглавлял движение «Протестный Кузбасс» и местное отделение либертарианцев.

– Во время пикета съехалось довольно много полицейских, – рассказывает Гяммер. – Сначала одни подходили, спрашивали документы, потом – другие, следом – третьи. Потом приехала «Газель», оттуда вышел полицейский из Мещанского отдела полиции. Он у меня тоже спросил документы. А дело в том, что мой внутренний паспорт сейчас подлежит замене по достижении 20 лет. Поэтому я использую заграничный паспорт. По закону это точно такой же документ, даже лучше, потому что его сложнее подделать. Соответственно, я всем сотрудникам полиции показывал этот паспорт, но показывал из рук. В руки я документы никогда не даю по понятным причинам, я не обязан этого делать. И вот последний сотрудник полиции мне начал доказывать, что я должен дать ему документы в руки. И якобы за отказ предоставить документы меня доставили в отдел для установления личности. Но на месте стали оформлять как нарушение правил проведения публичного мероприятия.

– Кто придумал надпись на плакате, с которым вы стояли?

– «Трусы Навального отстирали, а как дела с собственными?» – концепцию мы придумали совместно с Милой Земцовой. Это тоже активистка из Сибири, мы вместе занимались протестным движением в Кузбассе, а сейчас оба в Москве. Просто я посмотрел видео с фееричным разговором с сотрудником ФСБ и написал Миле, мол, ничего не знаю, я должен выйти к Лубянке. Мы вместе подумали и придумали такую надпись.

– К каким выводам вы пришли, посмотрев обе серии расследования об отравлении Навального?

– Это логичный итог последних 20 лет в истории нашей страны. Система деградировала, и она не могла не деградировать полностью, в том числе ФСБ. Если система гниет в одном месте, она не может не гнить в другом. Не может быть хорошей Федеральной службы безопасности, качественно выполняющей приказы, если все остальное у нас работает через понятное место. Соответственно, и этот приказ они исполнить не смогли, потому что в данном случае – к счастью для нас – абсолютно некомпетентны. Теперь у нас есть тотальное подтверждение, что Путин боится Навального, хотя это было понятно и раньше. Вот и появился ответ на высказывания людей, которые спрашивали: а почему же Навального не убьют? Получается, что с момента выдвижения в президентскую кампанию его и пытались убить. И, как мне кажется, главный вывод из этого всего, что анонимности не существует в принципе в современном мире. Любая информация добывается. И как это ни странно, одним из инструментов защиты от этого всеобъемлющего влияния государства стала коррупция. Они сделали ее для себя, и она же играет им во вред. Расследования не случилось бы, если бы базы не были «дырявыми», если бы их нельзя было купить. А они не могут быть «не дырявыми», потому что система такая. При желании и относительно небольших деньгах любой человек может узнать адрес, телефон другого человека, особенно в какой-нибудь Москве, где везде камеры. И, я считаю, это ужасно, такие возможности надо минимизировать.

– Не страшно было выходить к зданию главного управления ФСБ?

– Нет, выходить к ФСБ было не страшно. Страшно, что это все так и останется. До этого тоже было понимание, что государство способно убить. Немцова, например, убили возле Кремля. Государство захочет – убьет. Причем это не зависит от того, занимается человек политикой или нет. По-моему, около года назад публиковали статистику, согласно которой в России большая часть домохозяйств подверглись обыску (по данным международной правозащитной группы «Агора», за последние 10 лет обыску подверглось каждое 27-е жилище в России. – С.Р.). И понятно, что далеко не все владельцы этих домов преступники и не все критикуют власть. Поэтому это касается всех. И страшно, что так и продолжится. Остальное ерунда.

– Как думаете, как закончится эта история? Как будет реагировать власть?

– Власть уже реагирует. Она играет в классическую игру. Они действуют по своему сценарию, пытаются минимизировать ущерб и пытаются выставить все так, будто это не расследование, а постановка. Но они закапывают сами себя. Главная победа Навального в том, что разговор с Кудрявцевым не выпустили сразу. Они ждали неделю, пока пройдет пресс-конференция Путина, чтобы опровергнуть потом многие его заявления. И, по сути, сотрудники ФСБ подставили Владимира Владимировича, потому что они явно понимали, что им звонил Навальный. Но никто не сообщил об этом президенту, потому что все спасали себя.

Хотелось бы, конечно, верить, что последует широкая реакция, но, к сожалению, мне кажется, этого недостаточно еще. Безусловно, расследования – это фактор, который приближает какие-то изменения. Но все происходит постепенно. Грубо говоря, в 2011 году, когда Навальному давали 15 суток ареста, вся Москва вставала на уши, чуть ли не штурмовали отделения, требовали отпустить Алексея. Сейчас кого-то садят на 30 суток по несколько раз подряд, Немцова убили, например, но подобной реакции нет. За эти 10 лет люди привыкли, почти как в Белоруссии. Но хочется верить, что все произошедшее – это такая лепта, чтобы запустить процесс перемен в обществе.

Есть одна вещь, которая меня порадовала. Многие люди стали рассказывать в соцсетях об этом, хотя они вообще из других сфер и раньше были абсолютно аполитичны. Люди реагируют. Это не финальная точка, но это продвижение.

Координатор штаба Навального в Екатеринбурге Алексей Гресько 22 декабря вышел на одиночный пикет к зданию областного управления ФСБ в центре города.

– У нас все цивилизованно в Екатеринбурге. Полиция, конечно, подходила, но у нас за такое обычно не задерживают. Само расследование об отравлении Навального для меня было ожидаемым. Не потому, что я что-то знал, а потому что все расследования, в частности от Bellingcat, показывают, что мир становится прозрачным. Рано или поздно все равно все всплывает. Вы же помните, как в 2014 году ехал «Бук», чтобы сбить «Боинг», и его путь восстановили по фотографиям случайным? Здесь я тоже понимал, что это вопрос времени, найдутся зацепки, все раскрутится. Дальше Навальный подключился, смог красиво рассказать эту историю с элементом сюра, когда человек рассказывает про собственное убийство. Что касается телефонного звонка Кудрявцеву, смотришь и не веришь, что такое происходит. Хотя все же понятно, и сам жанр пранка появился не впервые.

– Трудно было решиться выйти с пикетом к зданию ФСБ?

– Нет. Эти товарищи рисуют свою оболочку очень монструозно. Мол, мы все такие рыцари. Образ всемогущей, всевидящей, холодной и жестокой организации. А на деле вся эта вещь показала их никчемность, убогость. Смех – это же лучший разрушитель страха.

– Как бы вы оценили общественный эффект от этого расследования?

– Я вот сейчас ходил с друзьями на тренировку, где мы обычно про политику вообще не общаемся. Я никогда там никого не агитирую. И все равно все поддержали. Я вижу, что люди, которые либо аполитичны, либо не могут позволить себе открыто высказывать политическую позицию, все смелее и смелее поддерживают, возмущаются, в конце концов, донатят на содержание штабов.

В Омске одиночный пикет возле управления ФСБ по области устроил Павел Пивоваров. На плакате с надписью «федеральная стирка белья» он нарисовал трусы и разместил QR-код, ведущий на новое расследование политика о его отравлении. «Я выхожу с пикетом… выразить неуважение и свое презрение к этой своре преступников, называющих себя властью», – заявил пикетчик.​

Во вторник, 22 декабря, в Москве у здания ФСБ одиночный пикет с синими трусами в руках провел писатель Виталий Манский. Его задержали сотрудники полиции, увезли в отделение, но через некоторое время отпустили. Трусы изъяли как вещдок. Протокол об административном правонарушении обещали составить на днях.

Предыдущая Виталий Портников: «Нас там нет» – вечная тактика Кремля
Следующая Брошенная машина  мешает благоустройству двора в Керчи

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *