Выжить в российском СИЗО: как крымчанам добиться оказания медицинской помощи в заключении?


В Крыму 14 июля прошла акция в поддержку 61-летнего фигуранта второго симферопольского «дела Хизб ут-Тахрир» Сервета Газиева, который в конце июня перенес микроинсульт в российском СИЗО Ростова-на Дону. Несколько десятков участников потребовали «прекратить издеваться над пожилыми людьми» и оказать крымчанину медицинскую помощь.

Из общего количества крымских татар, арестованных по так называемым делам «Хизб ут-Тахрир», 14 человек имеют возраст более 50 лет, четверо – люди с инвалидностью. Адвокаты сетуют на то, что в российском заключении, особенно в следственных изоляторах состояние здоровья их подзащитных резко ухудшается, а администрация не оказывает надлежащую медицинскую помощь. Так, несмотря на то, что фигурант бахчисарайского «дела Хизб ут-Тахрир» Зекирья Муратов имеет инвалидность и перенес гипертонический криз в СИЗО, российский суд отказался перевести его под домашний арест.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: запустили обновленное новостное приложение

Уполномоченная Верховной Рады Украины по правам человека Людмила Денисова потребовала от российских властей обеспечить доступ крымчанина к медицинским услугам. Об этих проблемах шла речь в эфире Радио .

Крымский адвокат Эмине Авамилева высказала мнение, что болезни Зекирьи Муратова вкупе с условиями содержания делают его пребывание в СИЗО опасным.

– Он самый возрастной из тех наших крымскотатарских соотечественников, которые содержатся в следственных изоляторах в Крыму и в Ростовской области. При этом Зекирья находился в душной камере на несколько человек, где к тому же курят. Когда мы в последний раз общались, его самочувствие было удовлетворительным, поскольку из дома ему передавали все лекарства, чтобы стабилизировать давление и так далее. Помимо гипертонического криза, который он все-таки перенес и достаточно тяжело из него выходил, у Зекирьи имеется ряд хронических заболеваний, ему делали большое количество операций, ему необходима диета. Еще когда он проходил воинскую службу, у него было переохлаждение нижних конечностей – собственно, оттуда третья группа инвалидности. Пусть это, скажем так, рабочая группа, но учитывая и общее состояние здоровья, и условия в СИЗО, есть основания бить тревогу.

Эмине Авамилева, Крымский адвокат

Ситуацию с Муратовым в российской ФСИН не комментируют. Эмине Авамилева сетует на то, что следственные и пенитенциарные органы с самого момента задержания отклоняют ходатайства, заявления и жалобы по поводу необходимости обследования и лечения Зекирьи Муратова.

– И не просто обследования на предмет оказания медицинской помощи, а также на предмет медицинского освидетельствования, чтобы выявить, имеются ли у моего подзащитного заболевания, несовместимые с его пребыванием в следственном изоляторе. Нет ли оснований, чтобы с третьей группы инвалидности перевести его на вторую? Но ничего из этого не сделано. В СИЗО медицинские сотрудники делают обходы, подают препараты, и Зекирье обещают, что, возможно, его скоро переведут в медсанчасть. Однако когда он жаловался на повышение давления, обследование так и не провели. Мне кажется, что есть некий страх, что если защита сможет добиться какого-либо положительного результата, то будет создан прецедент, и другие заключенные в изоляторах, у которых есть достаточно проблем со здоровьем, смогут также добиваться чего-то подобного. Сломать эту машину достаточно сложно.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение для iOS і Android.

Между тем российский правозащитник Лев Пономарев считает, что подобное обращение с заключенными – одно из свидетельств ужесточения российского режима, который к тому же выставляет все новые препятствия для работы правозащитников.

Лев Пономарев, российский правозащитник

– Мы обязаны предпринимать все усилия, которые входят в наш набор действий. Надо обновлять разного рода заявления, обращаться к уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой . Она старается соответствовать своей должности, но ее возможности ограничены, а в целом ситуация в России довольно тяжелая. Фактически в стране происходит фашизация режима в разных сферах. В некоторых делах, которые носят политический окрас – преследование «Свидетелей Иеговы», преследования «Хизб ут-Тахрир» и особенно тех, кто жил или живет в Крыму – все это явно прорывается. Судебная система находится под контролем спецслужб, особенно в военных судах, и наша задача – говорить об этом как можно громче и действовать. Однако власти ограничивают наши действия всякими ярлыками вроде «иностранных агентов».

Газета региональных правозащитных организаций «За права человека» , которая была создана в рамках гражданского движения Льва Пономарева,направила официальный запрос на имя руководителя Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний Ростовской области Дмитрия Безруких , чтобы тот огласил нынешнее состояние здоровья Сервета Газиева, перенесшего микроинсульт в СИЗО.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Путеводная звезда»: крымская резолюция ПАСЕ

В свою очередь, менеджер международной адвокации Центра прав человека ZMINA Ярослава Юдина рассуждает, что могут сделать украинские и международные правозащитники, для того чтобы крымчанам в российском заключении оказывали надлежащую помощь.

– Самое действенное – это продолжать прилагать максимальные усилия, для того чтобы тема политзаключенных и, в частности, непредоставление им медицинской помощи, условия их содержания оставались на слуху и не пропадали из повестки дня встреч на международном уровне, заседаний различных международных организаций и тому подобных. С юридической точки зрения, здесь есть несколько механизмов, посредством которых можно воздействовать в плане предоставления надлежащей медицинской помощи политзаключенным – и прежде всего это механизм Европейского суда по правам человека. В 2018 году Олег Сенцов объявил голодовку, и ЕСПЧ применил срочные меры, обязав Россию оказать медицинскую помощь. Впрочем, этот механизм можно использовать только после подачи жалобы.

Ярослава Юдина отмечает, что несмотря на официальный отказ России исполнять решения ЕСПЧ, которые противоречат ее Конституции, оказание медицинской помощи заключенным явно не входит в список того, что может вступать в конфликт с российским основным законом.

– Еще есть такой механизм, как Комитет Совета Европы по вопросам предотвращения пыток. У него есть беспрепятственный доступ, его представители могут свободно передвигаться по территории мест лишения свободы в России, поскольку она остается членом Совета Европы. Они едва ли не каждый год осуществляют визиты в страну. Однако тут стоит разделять территорию оккупированного Крыма и территорию Российской Федерации, так как на полуостров сейчас не пускают никакие мониторинговые миссии. Ныне как раз ведутся переговоры в рамках Совета Европы о том, чтобы комиссар организации по правам человека все-таки нанесла визит в Крым, но чем это закончится, пока неясно. Кроме того, на осень или на зиму в Совете Европы запланирован доклад по ситуации с политзаключенными в Российской Федерации.

Ярослава Юдина выражает надежду, что по итогам этого доклада Совет Европы примет резолюцию, чтобы обязать Россию предоставлять надлежащую медицинскую помощь заключенным гражданам Украины, в том числе крымским татарам, и содержать их в достойных условиях.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «То, что Влад выжил – это чудо»Сайт заблокирован?
Обойдите блокировку!читать >Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Крымчане в российском заключении

После аннексии Крыма Россией весной 2014 года на полуострове начались аресты российскими силовиками независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенными в России организациями «Хизб ут-Тахрир» и «Таблиги Джемаат».

В Секретариате Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Людмилы Денисовой сообщили, что по состоянию на ноябрь 2020 года число граждан Украины, которые преследуются Россией по политическим мотивам, составляет 130 человек.

По данным Крымской правозащитной группы , по состоянию на конец октября 2020 года не менее 110 человек лишены свободы в рамках политически мотивированных или религиозных уголовных преследований в Крыму.

Руководитель программы поддержки политзаключенных, член Совета правозащитного центра «Мемориал» Сергей Давидис сообщал, что всего в списке их центранаходится 315 человек, 59 из которых – крымчане.​

Правозащитники и адвокаты называют эти уголовные дела преследованием по политическому, национальному или религиозному признаку. Власти России отрицают эти причины преследований.

Предыдущая «Суд» над журналистом Есипенко продолжится в сентябре
Следующая В Крыму без вести пропал 22-летний турист, на его поиски прилетела мать (фото)

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *