У меня было однозначное отношение к Зеленскому. Пока не случилась война – Ахтем Сеитаблаев


Сотрудничество в свое время с Зеленским и Ермаком, съемки до войны в «Сватах» с Добронравовым, постановка «Захара Беркута» с «плохим Терминатором» Патриком в главной роли. Об этом рассказал в эксклюзивном интервью Радіо Свобода режиссер, актер Ахтем Сеитаблаев. В свое время в сериале «Чемпионы из подворотни» продюсер Владимир Зеленский поспособствовал тому, чтобы в конце картины звучал украинский гимн. Но относительно сериала «Сваты» Сеитаблаев отмечает: одно дело продюсирование, съемки, показ фильма до развязанной Россией войны, а другое ‒ возобновление демонстрации в Украине ленты, актер которой поддерживает оккупацию Крыма.

‒ Сегодня 5 октября, суббота (день записи интервью ‒ ред.). Буквально пройдет 5 дней и будет официальная премьера этого долгожданного фильма «Захар Беркут». Господин Сеитаблаев, к вам много вопросов. Я начну с такого. Как работалось с Робертом Патриком?

‒ Вообще хорошо. Это действительно пример профессионального артиста, очень уважающего свою работу. Это всегда четкое понимание того, что сейчас происходит на площадке, контекста, что мы будем снимать. Даже речь не идет о том, что кто-то не знает текста, особенно Роберт. И он настоящий мужчина. Он такой байкер, техасский рейнджер, он мужчина в полном смысле этого слова. Очень профессиональный, очень коммуникабельный человек.

‒ Вообще несколько было иностранных актеров. Хотя господин Патрик, наверное, самый известный. Напомню, кто еще не знает, что это «оппонент», скажем так, Арнольда Шварценеггера. Знаменитый «Терминатор-2», фильм 1992 года. Хотя были и «Секретные материалы», и участие в сериалах. Многое можно рассказать…

Кстати, ему же 60 лет. Как он во время съемок? Нормально? Он в прекрасной форме?

‒ Он в очень классной форме. Он постоянно занимается спортом. Если вы его увидите в футболке, то вы поймете, что этот человек многое может.

https://www.facebook.com/ZakharBerkutFilm/posts/2270794946568392

‒ Кастинг какой-то был? Или именно под него писали сценарий?

‒ Нет. Мы сначала говорили с продюсерами о том, что… В самом начале была мечта снимать исключительно украинских актеров. Потому что это известная вещь, не так много вообще такого мирового уровня драматургии, как драматургия Ивана Франко. И не так много возможностей у украинских актеров играть главные роли в такой драматургии. Впоследствии возникла мысль у продюсеров, что есть возможность пригласить хотя бы одного иностранного актера именно для того, чтобы он впоследствии стал хедлайнером продвижения украинского кино, вообще Украины за рубежом.

И когда я увидел фото Роберта Патрика, которое мне прислали, а затем погрузился в информацию о нем, потому что я, конечно же, как и подавляющее большинство зрителей по всему миру, знал его в основном по этой роли ‒ жидкого Терминатора, я понял, что буду иметь возможность взаимодействовать с действительно необычайным актером, в активе которого много ролей драматических, комедийных, разнообразных, в разных жанрах. И уже потом, когда мы утвердили Роберта Патрика, я посмотрел на его фото и понял, что да, это может быть он, вполне возможно.

Потом, когда появилась возможность у продюсеров, мы пригласили еще несколько иностранных актеров…

‒ Томми Флэнаган и другие.

‒ Томми Флэнаган. Его зритель может знать по таким лентам, как «Храброе сердце», «Гладиатор». Это и Поппи Дрейтон («Аббатство Даунтон»). Например, у того же Алекса Макниколла это вообще первая роль. Он играл Максима Беркута. Также Рокки Майерс, сыгравший старшего сына Захара Беркута ‒ Ивана. Это также Оливер Тревен, британский актер. И вместе с ними еще Элисон Дадли. Ее зритель может знать по одной из частей «Джеймса Бонда».

Ну и, конечно, наши замечательные и яркие украинские актеры. В частности, Виктор Жданов, который в «Киборгах» играл «Старого», и Андрей Исаенко, который в тех же «Киборгах» играл «Субботу», и Алина Коваленко. И еще много-много наших замечательных актеров.

Захар Беркут ‒ это именно Роберт Патрик.

‒ Да, Роберт Патрик.

‒ Когда он начинал работу над фильмом в Украине, у озера Синевир в частности (известные факты ‒ Радіо Свобода следило за тем, как проходили съемки «Захара Беркута»), вряд ли он знал даже такое имя, как Иван Франко. Как он вообще погрузился в эту ситуацию? В Украине, наверное, он если бывал, то очень редко. А, может, и в первый раз.

‒ Я, более того, скажу, что в Средней Азии, где я жил во время депортации и учился в средней образовательной школе, фамилию Франко я слышал. Но я не помню, чтобы мы проходили в школе произведение Ивана Франко «Захар Беркут». Думаю, что Роберт Патрик также вряд ли читал до съемок эту повесть.

Но надо сказать, что все они перед тем, как попасть на съемочную площадку, прочитали эту повесть и задавали много вопросов относительно традиций, культуры, особенностей характера, взаимоотношений. Они очень радовались тому, что съемки начались именно в Карпатах. Они были в восторге от пейзажей, от местной кухни, от людей. Затем у меня сложилось такое ощущение, что когда они уже уезжали домой, то уезжали с очень хорошими эмоциями от нашей страны, от нашей культуры.

И Роберт Патрик сказал в конце, что он уважает и восхищается стремлением украинцев даже во время войны заниматься культурой в целом и кино в частности, особенно приступая к освещению именно таких тем, как стремление к свободе, отстаивание собственного достоинства, собственного способа жизни, измены, дружбы, мужества, самопожертвования. И он действительно украшение нашего фильма.

‒ Буквально год назад гостем студии Радіо Свобода, а именно «Субботнего интервью» был актер, выходец, кстати, из Киева, Илья Волох. Он снимается во фрагментарных ролях. Полноценный голливудский актер, член профсоюза и так далее. Он рассказывал, насколько требовательны звезды голливудские к съемкам, к условиям, которые им создают. Он с Траволтой снимался, Джорджем Клуни и так далее. Видел это собственными глазами. С Гэри Олдменом он снимался.

Роберт Патрик как? И другие его коллеги, именно иностранцы? Какие условия были? Не знаю, подписывался контракт в плане безопасности съемок, возможно? Ведь были сцены довольно экстремальные.

‒ Это не большая тайна, что в подавляющем большинстве или абсолютном большинстве именно так называемым райдером, бытовыми условиями, если нужна охрана, то и охраной, и остальными вещами занимаются не столько сами актеры, сколько их агенты. И сначала… Ну, что знают об Украине, даже подавляющее большинство актеров, если они специально этим не интересуются? Знают, что у нас идет война, мы защищаем свою землю. И поэтому, насколько мне известно, я не видел, собственно, контракта, и это не мое дело, именно агенты настаивали на том, чтобы у всех актеров была охрана. И она действительно у них была первые две недели. Потому что после двух недель пребывания в Украине я собственными ушами слышал, как Роберт говорил, что не нужна ему охрана ‒ здесь все хорошо, не нужно его охранять.

Я знаю, что был определенный райдер бытовой, но я ни разу не слышал недовольства или от Роберта, или от кого-то из наших иностранных коллег тем, что кофе, например, не той температуры или что-то там произошло. То есть они в первую очередь заботятся о профессии.

‒ В том числе когда, например, были съемки в горах, у того же Синевира ‒ там не такие же условия были, возможно, хорошие, как в Киеве.

‒ Ну да. Их привезли. Обычное дело.

‒ А где ваш коллектив был, например?

‒ Когда мы снимали на Синевире, там есть несколько отелей. В одном из них, на мой взгляд, очень хорошие условия.

Ахтем Сеитаблаев

‒ Теперь владелец сможет… Наверное, сфотографировался с Робертом Патриком.

То есть не капризные звезды? Да? Можно работать? Если сравнить с украинскими актерами, с которыми вы имели дело как режиссер?

‒ Мне в этом смысле везет. Потому что у меня на площадке преимущественно большинство настоящие профессионалы и довольно часто друзья. Поэтому я не сталкивался с такими… Что-то там было, скажем, за годы моей работы на территории кино. Было несколько таких случаев. Но они, слава Всевышнему, очень редки.

‒ Господин Сеитаблаев, конечно, вы ‒ режиссер-постановщик фильма «Захар Беркут», премьера которого 10 октября этого года. У вас был сорежиссер ‒ Джон Винн. Корректно его назвать именно сорежиссером?

‒ Да, правильно.

‒ Как вы поделили свои обязанности во время съемок?

‒ Надо сказать, что, во-первых, для меня это было новостью, что у меня был сорежиссер. Потому что сначала, где-то первые полгода, пожалуй, чуть больше я ничего об этом не знал. Потом мне предложили помощника ‒ именно Джона Винна. По нескольким соображениям. Потому что, к сожалению, я до сих пор не владею английским языком. И мне предложили рассмотреть Джона как коллегу, чтобы он помогал именно в налаживании мостов между мной и американскими актерами.

‒ Продюсеры?

‒ Да, продюсеры, конечно, предложили.

‒ Джефф Райс, Юрий Карновский, Раджа Коллинз. Три продюсера фильма.

‒ Да. И Егор Олесов. Четыре.

Обычное дело, сорежисерство ‒ это очень сложная вещь. Потому что мы ‒ разные люди, мы по-разному представляем. И даже некоторые нюансы были, определенная дискуссия по поводу того эпизода, как его решить, как построить ту или иную сцену. Но в конце концов мы нашли общий язык.

‒ Немножко меньше половины бюджета фильма выделило Госкино Украины. Так?

‒ Да.

‒ Уже давно не возглавляет это ведомство Филипп Ильенко. Он ушел в отставку. Немало изменений в Украине произошло после выборов.

И вы вместе с некоторыми украинскими кинематографистами буквально в этом же месяце написали совместное письмо. Здесь и Римма Зюбина, Роман Балаян, Ирма Витовская, Михаил Ильенко, Андрей Кокотюха констатировали, что «изменения, которые происходят после выборов президента и Верховной Рады, касаются киноотрасли, кроме положительных стремлений, есть и те, которые вызывают беспокойство». Что вы имеете в виду? Можете рассказать сейчас подробнее.

‒ Смотрите, какая сложилась ситуация. Речь идет о том, что нельзя всех вместе, всех тех, кто работает на территории кино, обвинять в чем-то или делать такие вещи, которые делают невозможной их работу, которые могут привести к тому, что то устойчивое, по-моему, я так надеюсь, и уже мы дошли до того устойчивого развития украинского кино, когда есть уже и заинтересованность зрителя, и дистрибьюторы украинские и владельцы сетей кинотеатров уже заинтересованы в украинском кино, потому что они видят наглядно, что оно понемногу становится бизнесом, что есть заинтересованность зрителя, уровень лент украинских растет.

Критика, как вы говорите, заключается в том, что именно такое решение, когда всем «заморозить» финансирование, может привести к тому состоянию, в котором находилось украинское кино…

‒ Это предложение господина Ткаченко, по вашим данным, Госкино уже приняло такое решение?

‒ Это не только мои данные. Это открытая информация, что на заседании комитета Верховной Рады господин Ткаченко сказал о том, что нужно пересмотреть и обратиться в совет при Госкино, чтобы он пересмотрел свое решение.

Официально, насколько мне известно, нет. Но это вызывает беспокойство. Потому что, как я уже сказал, кино делается не один день. То движение и стратегия развития, и идеологическое, и производственное ‒ оно же строится с горизонтом планирования хотя бы на 2-3 года.

‒ Тогда результаты этого последнего конкурса, этого 11-го питчинга, отменены или еще остаются?

‒ Официально ‒ нет.

‒ Господин Сеитаблаев, мы же не зря в справке о вас вспоминали, что, кроме многих ваших ипостасей, вы же известный и в телевизионном мире человек. В частности, на телеканале «1+1» это шоу выходило, где вы принимали активное участие. И тоже зрители это отмечали.

‒ Я в двух шоу принимал участие. «Храбрые сердца» и «Танцы со звездами».

‒ С Владимиром Зеленским лично вы знакомы?

‒ Да. Но мы познакомились чуть раньше, чем я участвовал в качестве ведущего цикла программ «Храбрые сердца». Вообще, надо сказать, для меня это был замечательный период. Я считаю, что он является одним из важных в моей жизни. В первую очередь потому, что я имел возможность познакомиться с очень большим количеством настоящих людей, которые и по сей день… Думаю, что и всю мою жизнь будут для меня определенным такими маяками.

С президентом, который сегодня является президентом (простите за тавтологию) нашей страны, я познакомился чуть раньше, когда работал над фильмом «Чемпионы из подворотни». И господин Зеленский был одним из сопродюсеров этой ленты. У нас был там один такой случай, после чего я от всей души поблагодарил его за то, что он защитил возможность того, что в конце этой ленты звучал украинский гимн. Это был 2012 год.

‒ То есть Зеленский как продюсер помог оставить это?

‒ Он как раз защитил. Помог остаться.

А потом произошло то, что произошло. И сейчас мое личное отношение к тому, что некоторые, скажем так, заявления действующего президента лично меня не только не устраивают, а я их вообще не воспринимаю.

‒ Можете объяснить, какие именно заявления Зеленского имеете в виду?

‒ Я имею в виду в первую очередь то, что через суд было отменено решение экспертного совета при Госкино, где я также один из членов этого экспертного совета, было предоставлено разрешение на то, чтобы один из главных актеров сериала «Сваты», а именно Федор Добронравов, открыто, через СМИ, открыто поддерживающий оккупацию Крыма, моей малой родины… Вместе с тем это означает, что он… Это же не секрет, что после Крыма начался Донбасс. То есть этот человек поддерживает убийства украинских граждан, моих друзей, части моего народа! И я не воспринимаю этого. Как возможно и зачем через суд добиваться и добиться наконец…

Федор Добронравов

‒ «Сваты» снова идут.

‒ Да, снова идут. Я этого не приемлю. Я тем более не воспринимаю это от уже действующего президента.

‒ Господин Сеитаблаев, такое важное замечание. Но вы снимались в этом сериале. В шестой серии. До войны, конечно, до аннексии. В 2012 году.

‒ Я не спорю с вами. Да? Более того…

‒ И были с Добронравовым на съемочной площадке.

‒ Да, был с Добронравовым на съемочной площадке. Более того, это был 2012 год. Именно после «Хайтармы» я получал травму. И мы дружили с режиссером этого сериала Андреем Яковлевым. И я с удовольствием и с благодарностью принял это предложение. Снимался в «Буковеле». Играл директора «Буковеля». В 2012 году. И до поры до времени у меня вообще было почти однозначное отношение, в частности и к Владимиру Зеленскому. Пока не случилась война.

‒ Кстати, в кругу ваших знакомых наверняка есть человек, которого зовут Андрей Ермак. Это очень влиятельный человек, помощник президента Зеленского. Его роль велика, в частности, в обмене, когда Олег Сенцов вернулся. И не только он, 35 украинских пленников вернулись…

‒ Тогда вы, может, и мне также расскажете, а какая именно роль его была?

‒ Мне просто интересно. Вы же снимались в фильме «Правило боя». «Человека в черном» играли. Вы с Андреем Ермаком знакомы? Просто интересен ваш взгляд на этого человека. Он очень влиятельный сейчас. Сейчас много о нем говорят как уже о политике.

‒ Да, знаком. Я знаком с господином Ермаком как с человеком, который интересовался кино и сделал в качестве продюсера несколько лент. И в одной из них я снимался в качестве актера. Не знаю совсем ничего о нем как о государственном человеке. Посмотрим, что будет происходить, какие поступки будет делать этот человек на этой должности, какую пользу он принесет и украинцам, и украинскому государству. Посмотрим.

‒ Интересно ваше мнение о фильме «Слуга народа». Вы смотрели этот сериал?

‒ Несколько серий смотрел.

‒ Каково ваше впечатление как кинохудожника?

‒ Я вообще не очень люблю анализировать работы моих коллег. Но хочу сказать, что это очень прочная, по-моему, очень профессионально сделанная работа. Особенно в начале я смотрел несколько серий. Мне понравилось. Потому что это, как, собственно, телевизионный продукт, он очень хорошего качества.

‒ Зеленский ‒ актер, сыгравший тогда президента киношного Голобородько. Как оцените?

‒ Здесь надо рассматривать, пожалуй, в контексте. Я имею в виду, что «95 квартал», в частности, господин Зеленский, так много лет на телевидении и так много часов на телевидении каждый день, что границ между профессиональным актером, получившим образование профессиональное, и актерами, вышедшими из «КВН», почти нет. Если человек талантлив, а он действительно талантливый человек…

‒ Зеленский?

‒ Да. Если это убедительно на экране, то ты как-то не задумываешься над тем, есть ли у него диплом или нет. И в этом жанре, и в том, как сделан этот телевизионный или кинотеатральный продукт, я не могу сказать, что он проигрывает профессиональным актерам, снимавшимся рядом с ним. Это и вопрос вкуса тоже. Кому-то нравится, а кому-то ‒ нет. Как по мне, это было довольно профессионально, хорошо сделано и с четким пониманием того, какая твоя целевая аудитория. А это очень важно.

Предыдущая На админгранице с Херсонщиной российские пограничники удерживают правозащитника Абдурешита Джеппарова – адвокат
Следующая Фигуранту «дела Хизб ут-Тахрир» Гафарову не передают медикаменты в СИЗО – адвокат

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *