«Удар по активистам не сработал»: массовые аресты крымских мусульман два года спустя


Два года назад, 27 марта 2019 года, российские силовики задержали в Крыму по подозрению в терроризме рекордное количество крымских татар. На скамье подсудимых по обвинению в причастности к организации «Хизб ут-Тахрир» оказались 25 человек. Большинство из них – гражданские журналисты и активисты объединения «Крымская солидарность».

Следствие по этому делу длилось два года, за это время ФСБ собрала более 50 томов обвинительных материалов, и лишь в середине марта 2021-го Южный окружной военный суд Ростова-на-Дону начал первые слушания по существу. Российский правозащитный центр «Мемориал» признал всех арестованных по этому делу политзаключенными. Организация «Хизб ут-Тахрир» в России считается запрещенной с 2003 года, однако легально работает в Украине и большинстве стран мира. Крымских фигурантов «дел Хизб ут-Тахрир» судят по российским террористическим и экстремистским статьям, со сроками заключения вплоть до двух десятков лет. О преследованиях крымских активистов Россией шла речь в эфире Радио .

В пресс-релизе ФСБ от 27 марта 2019 года говорилось, что задержанные «осуществляли антиконституционную деятельность, основанную на доктрине создания так называемого всемирного халифата, разрушения институтов светского общества и направленную на свержение насильственным путем действующей власти». Кроме того, российские силовики утверждали, что в ходе конспиративных собраний члены этой группы распространяли среди жителей полуострова «террористическую идеологию, осуществляли вербовку в свои ряды крымских мусульман». Подконтрольный Кремлю глава Крыма Сергей Аксенов в тот день поблагодарил российские правоохранительные органы «за профессиональную, системную работу».

ФотогалереяГод в СИЗО: история «второй симферопольской группы Хизб ут-Тахрир» (фотогалерея)

О том, кого задержали год назад и как живут их семьи сейчас – в фотогалерее

Тем временем на сайте «Мемориала» преследованиям задержанных два года назад крымских татар дается такая характеристика:

«Данная группа обвиняемых не только не располагала огнестрельным или холодным оружием, взрывчатыми веществами, но и не предпринимала каких-либо действий с целью их приобретения или хищения; в ходе следственных действий оружие не изымалось. Не было у обвиняемых и разработанных планов по захвату государственной власти на территории Российской Федерации или ее части… Даже на фоне постоянных репрессий против участников «Хизб ут-Тахрир» в Крыму задержания по этому делу выделяются. И не только своей массовостью. Большая часть попавших в жернова российских силовых органов в этот раз, так или иначе, связаны с «Крымской солидарностью», правозащитным общественным объединением, которое поддерживает жертв репрессий. Люди, которые осуществляли информационную поддержку жертв репрессий, организовывали передачи узникам, помощь их семьям, регулярно посещали суды по политическим делам – сами оказались за решеткой».

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Выстояли в 1944 – выстоим и сегодня»

Крымская правозащитница Лутфие Зудиева рассказала , что связывает массовые обыски и задержания в Крыму два года назад с деятельностью объединения «Крымская солидарность».

– Спусковым крючком для задержания всех этих людей 27 марта 2019 года была именно их активность. Если я не ошибаюсь, журналист Антон Наумлюк как-то сфотографировал под зданием Верховного суда Крыма очень большую группу активистов с адвокатами. Сейчас практически все на этой фотографии, кроме адвокатов, находятся под арестом. Их работа по поддержке ранее арестованных, их визиты к судам, прямые эфиры, текстовые публикации – и вообще, их честные рассказы о том, что происходит в Крыму, в какой-то момент стали настолько сильным раздражающим фактором для спецслужб, что они решили просто физически сломать эту активность и взять под стражу такое количество людей в один день. Я видела документы из уголовного дела о том, что изначально планировали арестовать вообще 30 человек, но силовики нашли не всех.

Лутфие Зудиева

По словам Лутфие Зудиевой, попытка российских силовиков «зачистить «Крымскую солидарность» провалилась.

– Зачистить можно коллектив из конкретных людей, но не общественную платформу, которая постоянно вбирает в свой состав новых людей. На психологическом уровне это работает так: чем больше оказывают давление, тем больше люди хотят сопротивляться. Никто не хочет ограничений в свободе мыслить или высказываться. В общем, этот удар не сработал таким образом, как планировали спецслужбы: наоборот, с 2019 года началось очень яркое развитие «Крымской солидарности». Физическая попытка раздавить ее привела в ряды гражданских журналистов десятки молодых ребят, и вы сейчас их видите в прямых эфирах, они работают как профессиональные журналисты. Пришли переводчики на разные языки – на английский, на турецкий, для того чтобы транслировать информацию о репрессиях можно было уже не только на территории Украины, России и стран СНГ.

ФотогалереяСотни силовиков на улицах Крыма. Массовые обыски у крымских татар (фотогалерея)

Утром 27 марта российские силовики провели обыски в домах крымских татар. Служащие МВД России, ФСБ и Росгвардии обыскали 25 домов, в которых живут активисты «Крымской солидарности», общественные активисты, гражданские журналисты и блогеры.

На первом же заседании в Южном окружном военном суде в российском Ростове-на-Дону пятерых подсудимых – Раима Айвазова , Шабана Умерова , Фархода Базарова , Ремзи Бекирова и Ризу Изетова – судья удалил из зала. Это решение адвокат Мария Эйсмонт объяснила так:

«Суд обычно удостоверяет данные каждого подсудимого – фамилия, имя, отчество, где родился и так далее. Подсудимый Базаров захотел давать все показания и пояснения на крымскотатарском языке и попросил переводчика. Суд отказал, а когда Базаров продолжил общение на крымскотатарском языке, его просто удалили. В ответ на это другие подсудимые стали так же отвечать на крымскотатарском языке, и в итоге удалили их всех, то есть мы остались в зале с прокурором, судом и адвокатами, но без подсудимых. Удалять их из зала судебного заседания как бы можно по закону, но только в исключительных случаях, когда их поведение действительно мешает и нарушает права других обвиняемых, других участников процесса. Спокойная просьба о переводчике никак не нарушила ничьи права, и поэтому такая радикальная мера, конечно, показалась нам чрезмерной, излишней, ненужной и не очень-то основанной на законе, честно говоря».

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Идея по «перевоспитанию» инакомыслящих в Крыму не нова»

Российский адвокат Алексей Ладин считает, что еще при подготовке к суду следствие нарушило права обвиняемых.

– Так как объем уголовного дела большой, фигурантов много, то с самого начала следствие столкнулось с проблемами. Объем – в районе 57 томов, и, собственно, было очевидно, что следствие не успевает вовремя ознакомить с материалами дела всех. Несмотря на то что и адвокаты, и ребята вполне себе бодро изучали документы – читали более одного тома по 250 страниц в день – следствие тем не менее вышло в суд с ограничением по времени ознакомления с делами. Киевский районный суд Симферополя как обычно удовлетворяет любые требования ФСБ. Более того, к делу приложена масса вещественных доказательств – это литература, которая была изъята в домах ребят, хотя мы считаем, что ее сначала подкинули. Так вот, с вещдоками, несмотря на наши многочисленные ходатайства, нам так и не дали ознакомиться. Дочитывать материалы у ребят возможности не было.

Алексей Ладин

Алексей Ладин отмечает, что к моменту начала судебного процесса обвиняемые не успели полностью ознакомиться с материалами дела.

– То есть фактически уже началось рассмотрение по существу, обвинение уже представляет свои доказательства, а обвиняемые не знакомы с материалами дела в полном объеме, что является грубым нарушением права на защиту. Это еще не все: ребят обвиняют в том, что они коммуницировали все вместе, то есть деяния, которые им вменяют, якобы совершили 29 человек. То есть 25 человек сейчас находятся под стражей и четверо в розыске. Тем не менее обвиняемых разбили на пять пятерок – видимо, чтобы Южный окружной военный суд мог переварить это уголовное дело. Если на скамье подсудимых будет 25 человек, как того требует закон, то рассмотрение уголовного дела затянется на многие годы. Однако получается, что в деле одной пятерки должны запрашивать обвиняемых из другой пятерки в качестве свидетелей – что, на мой взгляд, делает показания последних недопустимыми.

Фигурант второго симферопольского «дела Хизб ут-Тахрир» Раим Айвазов во время заседания в Южном окружном военном суде 16 марта 2021 года заявил, что давал ложные показания против других фигурантов дела под угрозами и пытками со стороны сотрудников ФСБ России. По словам Айвазова, те вывезли его в поле, «где имитировали расстрел, угрожали убийством, расправой», после чего, уже в отделении, оказывали на него дальнейшее психологическое и физическое давление.

Между тем координатор Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник указывает на то, что международное сообщество в целом осудило позицию российских силовиков о террористическом или экстремистском характерах крымских «дел Хизб ут-Тахрир».

– Общая оценка этим делам уже сложилась, начиная с 2015-2016 годов. Наиболее полные документы – ООНовские, где обращают внимание на политические мотивы и где можно найти гораздо больше оценок относительно разных аспектов этих преследований. В ежегодных резолюциях Генассамблеи о правах человека в Крыму довольно редко можно встретить конкретные имена людей – и в последних из них, от 2020 года, упоминаются Эмир-Усеин Куку и Сервер Мустафаев как жертвы политически мотивированных процессов. Помимо этого, в резолюции прямо говорится о безосновательных преследованиях десятков мирных мусульман за их предполагаемую принадлежность к исламским организациям, а также о том, что военные суды не могут рассматривать гражданские дела – это грубейшее нарушение международного гуманитарного права.

Ольга Скрипник

По словам Ольги Скрипник, важно, что прокурор Международного уголовного суда в Гааге по итогам предварительного расследования вооруженного конфликта между Украиной и Россией отдельно упомянул о признаках преступлений против человечности в преследованиях групп людей по политическим мотивам. Правозащитница убеждена, что как раз это можно отнести к «делам Хизб ут-Тахрир» в Крыму.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Самая массовая облава в Крыму»: обыски и аресты год спустя Крым, читай нас в Google News ПодписатьсяКрымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Предыдущая Коронавирус в Севастополе: более 30 человек заболели, два пациента умерли
Следующая «Имеем право»: в Кремле прокомментировали переброску российских войск к границам Украины и в Крым

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *