«Уже надоело все»: зачем историк три года путешествует пешком по России


Андрей Шарашкин идет пешком по России. За три года он побывал в более чем 1800 городах, деревнях и поселках в разных частях страны, прошел почти 30 тысяч километров, сидел на берегу двух океанов и пяти морей. Корреспондент Сервер.Реалии выяснил, куда и зачем он идет.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: запустили обновленное новостное приложение

Андрей Шарашкин – невысокий коренастый мужчина 55 лет с длинной седой бородой, в военной форме цвета хаки и такой же шляпе – пришел в Петрозаводск утром 2 июля. Он сидел на остановке на въезде в город и курил. За последние восемь часов Андрей прошел 33 километра, еще семь проехал автостопом.

– За плечами 29 тысяч километров с копейками, осталось 13-14 тысяч, это где-то полтора года еще идти, – буднично объяснил он.

За три года Андрей прошел 30 тысяч км, побывал в 1800 населенных пунктах РоссииНачало пути

Шарашкин родом из Украины, после 19 лет военной службы остался жить в Тюмени. Десять лет работал учителем истории, обществознания и ОБЖ. Когда в системе образования начались перемены, он ушел.

– Я же историю изучаю и понял: чтобы увидеть Россию и понять ее историю, нужно по ней пройтись. А официальная история – ерунда. Вот и решил еще в 2002 году, но не пускала семья, а потом я развелся, уехал в Москву к брату, полтора года там пожил, в 2017 году мы с ним съездили на море, там я познакомился с ребятами, которые путешествуют с палатками, они своими рассказами и распалили мою мечту. И когда я обратно ехал, понял: «Надо идти», – рассказывает он.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение для iOS і Android.

Андрей начал свое путешествие в подмосковном Жуковском 2 июня 2018 года, куда прилетел из Сибири. Оттуда он отправился на юг, прошел вдоль границы, двинулся на восток, затем – на север: побывал в республике Коми, Архангельской области, Карелии, пошел на Кольский полуостров.

Все места, где бывает Андрей, он фотографирует на телефон

– Я в Мурманской области окунул ноги в Северный ледовитый океан, так что теперь у меня за плечами пять морей и два океана, – рассказал он. – У меня как таковых нет спонсоров. Где-то люди помогают, где-то… в основном меня поддерживает наше тюменское боевое братство. И казачество. Кто сколько может.

Все необходимое для жизни у Андрея с собой. Походный рюкзак, газовую плитку, все теплые вещи и палатку ему помогли купить люди. В пути его четыре раза обворовывали: в первый раз украли солнечную батарею и телефон, во второй раз – планшет, в третий – забрали все вещи.

– Я поставил палатку за городом, нашел хорошее местечко, трава высокая, чуть ли не по пояс, но там комаров было, невыносимо просто, а репеллент у меня закончился. Думаю: «Дай-ка спрячу рюкзак в траве, сбегаю в магазин пока, приду и поставлю палатку». Повторяю, трава – метр где-то. Не было меня часа полтора. Вернулся – рюкзака нет. Сообщил в полицию, но так и не нашли, – вспоминает Андрей. – Ладно вещи! Самое обидное, что пропали дневники, у меня 372 дня пропало, мне пришлось все это восстанавливать по памяти.

Иногда Андрей идет пешком днями, а иногда его подвозят на попутках»Иди в лес, найди дерево, обними его»

Андрей говорит, что из трехлетнего путешествия больше всего ему запомнились так называемые «места силы» – это Байкал, горный Алтай, Дагестан, Аркаим [укреплённое поселение эпохи средней бронзы рубежа XX/XVIII–XVIII/XVI веков до н. э.].

– Я там заряжаюсь энергией, после этой зарядки уже на все смотришь с позитивом, – объясняет он. – Вот, например, у моего знакомого проблема была, он все жаловался, жаловался. Я говорю: «Чего ты жалуешься? Иди в лес, найди дерево, обними его и поймёшь, что проблема решаема». Он пошёл, и все получилось, и проблема решилась. Надо поверить просто.

В своих путешествиях Андрей ориентируется по карте, а также следует своему же правилу – идти вдоль дорог. Но были случаи, когда это правило подводило: в походе к БАМу за двое суток ему не встретилось ни одной машины.

– Я шёл по Калмыцким степям, пятеро суток ни людей, ни животных не видел. Ни дороги нет, вообще ничего, одно направление – я направление запомнил и шёл. Воды было всего три литра, она стала быстро заканчиваться, пока я не стал экономить. Из еды – две упаковки сосисок, – вспоминает Андрей.

Тогда же его путешествие могло и закончится, поскольку он встретился со стаей волков:

– На вторые сутки я понял, что попал: дорога закончилась. Видно, что там никто не ездит. Но я все равно пошёл вперёд. Голая степь, самое высокое растение 10–15 сантиметров. Я палатку поставил, пока своими делами занимался, копошился, почувствовал, что кто-то на меня смотрит. Обернулся. В десяти метрах от палатки восемь волков сидят и смотрят на меня. Конечно, я испугался. У меня душа в одну пятку ушла, сердце – в другую, разум сказал: «Я тебя не знаю». Я сел и на автомате начал с ними разговаривать. У меня в одной руке был нож, в другой топор. О чем я с ними разговаривал, не помню. По времени тоже не знаю, минут пять, шесть, семь, не знаю. Они встали, развернулись, ушли. Видно, я им надоел. Когда они ушли, меня минут 15 мандраж бил, я две сигареты сломал, не мог прикурить. Почему я остался живой? Наверное, они были не голодными, иначе я бы здесь не сидел. Это было в 2018 году в ноябре, – вспоминает Андрей.

Андрей Шарашкин»Я в своем путешествии вне политики»

– Я иду по России, я вижу только, что разваливается все. Все заводы разваленные. Что хорошего сделано? Где у нас сельское хозяйство? Я нигде не увидел замену совхозов, колхозов. Фермеры – это мелочь по сравнению со всей Россией, – говорит Андрей.

После потери бумажного дневника Андрей решил оставлять свои заметки в сети. Во «ВКонтакте» он создал группу «Пешком по России» и страницу в инстаграме. Вести сети Шарашкину помогают его бывшие ученики – они редактируют посты, монтируют видео, пишут в городские и поселковые сообщества перед тем, как туда придёт Андрей, чтобы его встретили и, по возможности, разместили. И каждый раз находятся люди, готовые помочь Андрею: кто-то перечисляет ему деньги на траты в дороге, кто-то отдает вещи, кто-то просто кормит и помогает с ночлегом.

– Где-то за 40 километров до Омска у меня закончились газ и вода. Интернета не было, глушь, только телефонная связь. Я позвонил своему администратору: «Саш, так и так, сообщи людям, чтобы не беспокоились, у меня вода закончилась, связи нет и газ закончился». Не знаю, что он там написал, через час мне звонок: «Здравствуйте, вас беспокоит правительство Омской области. Что у вас случилось? Какая-то помощь нужна?» Как раз дожди были, мне никуда не пойти. Только с ними поговорил, через пять минут областное МЧС звонит, уже чуть ли не вертолёт собрались вызывать. Потом главы районов начали звонить – я был как раз на стыке районов. В итоге ко мне выехало омское телевидение и два парня, они привезли мне пять литров воды и два баллона газа. Мы начали разговаривать, и один из них говорит: «Мы знакомы с вами, вы когда проходили Целинное, то у моих родителей ночевали». Потом ещё один парень приезжает – это зять моего друга, мы с ним не виделись пять лет. И он тоже привозит мне пять литров воды и два баллона газа. Я уже говорю: «Куда мне столько воды и газа?» – смеётся Андрей.

Несколько раз у ходока ломался в дороге телефон или зарядное устройство, и каждый раз местные жители помогали ему. Многие также предлагают подвезти хотя бы часть его пути. В теплое время Андрей Шарашкин ночует в палатке, а зимой – в гостинице или у местных жителей:

– Люди везде разные, но то, что не потеряли доброту и веру в хорошее при всем том, что у нас происходит, – это хорошо, – рассуждает Андрей. – А так, разруха везде. Деревни умирают. У меня ведь как раз цель – собрать историю умирающих деревень, сел, поселков. Многие умирают, многие уже умерли, я проходил такие поселки, где один-два человека оставались, такие есть везде, в каждой области, в каждом крае, в каждой республике. По крайней мере там, где я был. И это печально.

– Но власть в деревнях все равно все поддерживают?

– Я сколько общался, никто ее не поддерживает, – делится Андрей. – Просто, с одной стороны, уже надоело все, а с другой стороны, интересуются люди политикой, разговаривают между собой. Но я сам в политику не лезу, я в своем путешествии вне политики.

В Карелии Андрея Шарашкина разместили в гостинице бесплатно

Андрей говорит, что сложнее всего ему было общаться с чиновниками, хотя и среди них ему попадались адекватные.

– Маленькие такие чиновнички – они нормальные, они ещё не испортились. Большие – я не их уровня. А средненькие как раз такие…

– Так кому на Руси жить хорошо?

– Я всегда говорю: «Даже Некрасов не смог ответить на этот вопрос». И я, наверное, не отвечу. Меня об этом спрашивали уже сколько раз… Хорошо там, где нас нет, – не зря эта поговорка есть.

Про ковид

Каждый день Андрей Шарашкин просыпается в 4 утра, днем идет, вечером описывает пройденный день, места и новых людей в своих группах в социальных сетях. До 12 ночи старается все описать и ответить всем, кто ему пишет. Ложится не раньше 12 – армейская привычка.

Многие спрашивают в комментариях, почему он не зашёл в тот или иной город или деревню. Он говорит, что часто об интересных местах он узнаёт уже после, ну и посетить все города невозможно.

– Мне жизни не хватит, чтобы обойти всю Россию. Я посчитал, что это надо в 17 лет выйти и в 85 закончить, – объясняет Андрей.

Андрей верит в силы природы и знахарство. К врачам не обращается, таблетки не пьет, только травы. От простуды – мед, чеснок, имбирь. От коронавируса тоже.

– Пандемия застала меня в Амурской области. Я еще во Владик шел. Никто [по домам] не сидел, – усмехается Андрей, – многим по барабану просто. Как ходили без масок, так и ходят. Ну да, в магазине надеваешь эту маску, ну и ладно. А так, даже в пик, когда в прошлом году чуть ли не охоту объявили на тех, кто без маски ходил, все равно все так и ходили. Что в Хабаровске, что во Владике (как раз самый пик был), в Комсомольске люди не обращали на это внимания. В некоторых деревнях вообще многие не знают, что такое ковид. Я даже заметил, что болеют в основном в городах. Почему? Потому что в городах у людей, как правило, ослаблен иммунитет. А ведь ковид бьет по иммунитету. В деревнях люди постоянно на природе, работают, работают, работают, поэтому… единственное, кто там больные, – те, кто ездит на вахту.

После Карелии Андрей отправился в Санкт-Петербург, потом планирует пройти по средней полосе, по Центральной России, и вернуться домой в Тюмень. Когда вернется, собирается писать книгу, а через год-два снова хочет отправиться в новое путешествие по России:

– Я же ещё не всю Россию обошёл. У меня ещё Якутск, Магадан, Чукотка, Сахалин, Камчатка не пройдены. Северный Кавказ не весь пройден. У меня еще море работы, – говорит Андрей.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Мы просто потеряем его». Как Кремль расправился с якутским шаманом Крым, читай нас в Google News Подписаться

Предыдущая «Не трогали, потому что нас было много». Годовщина протестов в Хабаровске
Следующая В Севастополе аттракционы проверят после травмирования ребенка (видео)

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *