«Усиление репрессивной машины»: преследование крымских татар продолжается


В аннексированном Россией Крыму усилилось давление на крымских татар. За последние несколько недель российские силовики задержали двух крымскотатарских активистов ‒ Сервера Мустафаева и Эдема Смаилова. В рамках очередного абсурдного, по словам правозащитников, уголовного дела задержали украинца Александра Стешенко, а делегата Курултая крымскотатарского народа Асана Эгиза похитили. Украинские чиновники, правоохранители и правозащитники надеются на международную поддержку.

​На сегодняшний день около 70 украинских политзаключенных незаконно удерживаются в России и аннексированном Крыму.

Голодают осужденный на полуострове украинский активист Владимир Балух , задержанный в России украинец Александр Шумков , а в колонии в российском Лабытнанги ‒ Олег Сенцов .

Украинские правозащитники, правоохранители и представители правительства обсудили новую волну преследований в Крыму.

Радіо Свобода публикует основные тезисы участников дискуссии.

Эмиль Курбединов, адвокат

Аресты постоянно продолжаются. Арестовали и обвинили в терроризме Энвера Сейтосманова . Задержали Сервера Мустафаева и Эдема Смаилова .

В годовщину похищения Эрвина Ибрагимова похищают Асана Эгиза . Мы уверены, что Мустафаева задержали из-за того, что он был правозащитником и координатором «Крымской солидарности».

Эмиль Курбединов

Эдем Смаилов ‒ известный в Бахчисарайском районе человек, но не публичный. Он возглавлял религиозную организацию, помогавшую людям. Перед арестом от него требовали перерегистрировать организацию и подписать бумаги о сотрудничестве с соответствующими службами, но он отказался.

Дела Мустафаева и Смаилова объединили с делом шести задержанных крымских татар в октябре 2016 года. Единственное юридическое доказательство ‒ аудиозапись спецслужб из мечети, где несколько десятков крымских татар обсуждали религиозные вопросы.

На эту аудиозапись сделали экспертизу, которая якобы говорит, что это были «тайные собрания террористов». Но мы знаем, как Россия умело пользуется ярлыком террористов и экстремистов. Сейчас происходит усиление давления и запугивание активистов.

Лиля Гемеджи, юрист, активистка гражданской инициативы «Крымская солидарность»

Сервер Мустафаев говорил, что пути сопротивления нашего народа мирные. Он координатор «Крымской солидарности», многодетный отец и правозащитник. Помогал семьям политических заключенных в Крыму.

Эдем Смаилов также многодетный отец, опекун односельчанина с инвалидностью. Террористами называют людей, которые никогда не совершали террористических актов.

Лиля Гемеджи

Координация с гражданскими журналистами в Крыму лежала на Мустафаеве, и его задержание ‒ серьезный удар по «Крымской солидарности». Но мы не перестаем работать.

Ильми Умеров, заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа, бывший политический заключенный

Репрессии в отношении крымских татар в Крыму начались сразу после оккупации. Сначала запрещали встречи, потом начались попытки «подчинить» Курултай и Меджлис. Создавали новые общественные организации, но они имели недостаточную поддержку. Затем начались репрессии.

Нас двоих (вместе с Ахтемом Чийгозом ‒ ред.) в октябре прошлого года освободили по договоренности между Турцией и Россией. Но мы до сих пор не знаем, на основании чего нас освободили формально. Мы не видели решения ‒ ни судебного, ни указа президента (России ‒ ред.). Но это был не гуманизм, а простой обмен нас на террористов.

Ильми Умеров

Давление на крымских татар усилилось после выборов российского президента, признанных миром законными. Хотя они не должны были проходить на территории Крыма.

Марьяна Беца, пресс-секретарь Министерства иностранных дел Украины

То, что сейчас происходит (в Крыму ‒ ред.), ‒ это усиление репрессивной машины. С другой стороны, мы наблюдаем этот процесс каждый день. Происходит гибридная депортация. Незаконные обыски, аресты, задержания, осуждения, вывоз в Россию. Все, чтобы дискредитировать крымских татар и Меджлис.

Хотя Россия игнорирует международные предписания и приказы, все ноты и обращения нужны нам для будущих дел.

Марьяна Беца

Все действия против крымских татар мы рассматриваем как дискриминацию и будем обращаться в суд. Только усиление международного давления может повлиять на ситуацию.

Игорь Поночовный, начальник управления Прокуратуры Автономной Республики Крым

Прокуратура Крыма реагирует на все факты незаконных действий со стороны оккупационных властей. По последним фактам незаконного задержания начато уголовное производство относительно незаконного лишения свободы и проникновения в жилище.

Таких уголовных производств у нас около 140 по аналогичным фактам задержания и проникновения.

Игорь Поночовный

Мы работаем с правозащитными организациями и представителями потерпевших. Трудно проводить расследования, когда мы не можем получить информацию от свидетелей.

По этим производствам есть 18 подозреваемых, и каждый день такие лица устанавливаются по сообщениям СМИ и социальных сетей.

Дарья Свиридова, юрист Украинского Хельсинкского союза по правам человека

Наша позиция как правозащитных организаций: ответственность за преступления и преследования возлагаются на Россию.

Мы приветствуем усилия Украины на адвокационном уровне, попытки расследовать эти дела, но мы понимаем, что вопрос освобождения этих людей не всегда в руках Украины. Это консолидированная работа международного общества.

Дарья Свиридова

Впрочем, Украина до сих пор не решила вопрос поддержки семей пленных и заключенных. Это касается признания их статуса, оказания помощи, в которой они нуждаются ежедневно.

К сожалению, ситуация такова, что этими семьями занимаются правозащитные организации и осуществляется международная поддержка. В том числе компенсация за работу адвокатов и ежедневная поддержка быта семей, лишенных кормильца. Общей государственной системы поддержки семей политзаключенных нет.

Тамила Ташева, соучредитель гражданской инициативы «КрымSOS»

С начала голодовки Олега Сенцова давление со стороны российских спецслужб усилилось.

Чтобы обратить внимание на ситуацию с политзаключенными во временно оккупированном Крыму, украинские общественные и правозащитные организации подписали открытое обращение к международным организациям, к правительствам Украины и стран Европейского союза, Швейцарии, Норвегии, США, Канады, Австралии и Японии.

Тамила Ташева

Украинское правительство и международное сообщество призвали принять немедленные меры для освобождения заключенных и введения персональных санкций против лиц, причастных к арестам.

Англоязычную версию передадут в посольства и представительства международных организаций в Украине.

  • Радіо СвободаОригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

    Подписаться

Предыдущая Пожар в днепровской больнице: пострадал один человек
Следующая Граффити про Крым и портреты Путина. Повторит ли Донбасс судьбу Косово? (видео)

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − один =