«Усталость и страх войны». Почему россияне стали лучше относиться к Западу


Число россиян, которые считают необходимым «определенно налаживать» отношения с США и Европой, за год выросло с 24 до 36 процентов. Об этом свидетельствуют данные опроса Левада- центра, проведенного в конце ноября. 43 процента респондентов выбрали ответ «скорее да», и только 16 процентов считают, что налаживать отношения с западными странами не нужно. Социологи полагают, что это напрямую связано с ростом недовольства политикой Владимира Путина, которая привела к снижению уровня жизни и увеличению пенсионного возраста большинства россиян.

Число тех, кто «очень обеспокоен» международной изоляцией России, за год выросло с восьми до 21 процента. Еще 22 процента опрошенных эта проблема беспокоит «довольно сильно». Треть выбрали своим ответом «не слишком беспокоит», а 19 процентов респондентов сказали, что изоляция их совершенно не беспокоит.

В то же время растет обеспокоенность россиян санкциями. Так, число тех, кого они «очень беспокоят», выросло с семи до 20 процентов. Почти столько же (23 процента) респондентов заявили, что подобные ограничения их «совершенно не беспокоят». При этом социологи отмечают, что россияне продолжают негативно относиться к Западу. 57 процентов сказали, что относятся к США «в основном плохо» и «очень плохо». К странам Европейского союза негативно относятся 49 процентов россиян. ​

О том, как сформировались эти тенденции и чего россиянам ждать в будущем, Радио Свобода рассказал директор Левада-центра Лев Гудков .

– Это наш регулярный опрос. У нас есть серия опросов об отношении к разным странам. Самое важное – это отношение к символическим оппонентам, противникам: США, Евросоюзу, Украине, Грузии, Китаю и другим. Соответственно, мы имеем довольно длительную динамику, которая показывает антипатии и симпатии россиян к разным странам. Как правило, все это формируется под влиянием пропаганды, которая в последнее время действует чрезвычайно эффективно. Но после нескольких лет мобилизационного патриотического подъема и эйфории после аннексии Крыма в 2014 году сегодня мы наблюдаем небольшой спад таких настроений. Это говорит об усталости, страхе того, что мы можем столкнуться с большой войной, и желании этого избежать. Поэтому идет рост настроений в пользу того, что отношения с Западом нужно налаживать. Люди устали и не видят смысла продолжать политику конфронтации.

Социолог Лев Гудков

​– С чем вы это связываете? Что произошло?

– В какие-то моменты пропаганда враждебности к Западу работает, а в какие-то –нет. Сегодня это происходит на фоне роста социального напряжения. Все кристаллизировалось вокруг пенсионной реформы, совершенно явно растет недовольство российским руководством, и, соответственно, улучшается отношение к Западу. Точнее, не то что улучшается, а немного ослабевает эта наносная агрессия и сильная враждебность.

–​ Но все равно более 57 процентов россиян плохо относятся к Западу, согласно вашему опросу. Видят ли россияне связь между международной изоляцией России и тем, как они живут?

– Большинство не видит. Разные группы и социальные среды по-разному реагируют на пропаганду. Наиболее очевидно это осознают более образованные группы. Как правило, это население крупных городов, где информационная среда все-таки более открытая, несмотря на цензуру и пропаганду. Особенно четко это понимают люди, связанные с частным сектором, с бизнесом. Конечно, они знают, что агрессивная политика российского руководства привела к санкциям, которые негативно сказываются на экономике. И несмотря на осознание, что повлиять на власть нельзя, у этих людей есть ощущение, что надо что-то делать. Но это такой сильный безнадежный пессимизм. В провинции, где действует один федеральный канал и еще несколько местных изданий, конечно, такая связь разорвана, люди ее не видят и не понимают.

Акция против пенсионной реформы в Барнауле, июль 2018 года

–​ Каковы главные причины, по которым большинство россиян по-прежнему негативно относятся к США и Европе?

– Это, прежде всего, глубоко лежащий комплекс неполноценности и зависть. Главным образом именно это. Пропаганда не создает каких-то новых представлений о Западе. Она поднимает очень глубоко лежащие слои еще советских представлений. Это угроза военного противостояния двух социально-экономических систем – социализма и капитализма. И вот эта давно заложенная структура сознания всплывает в работе современной пропаганды. Отношение к Западу принципиально двойственное, каким оно было всегда. С одной стороны, Запад идеализируется как некоторая утопия, воплощение всего того, что россияне хотели бы иметь у себя: свободное правовое общество, высокий уровень жизни, социальные права, защищенность и прочее. А с другой стороны, поскольку все это реализовать невозможно, существует механизм дискредитации этого образа. США – это враг, потенциальный военный противник. Американцы – некультурная нация, которая с высокомерием относится к другим странам. Запад на всех оказывает враждебное влияние, он чужд морали и так далее. Этот механизм проецирует собственную неудовлетворенность, ощущение неполноценности, отсталости, неразвитости – на источник привлекательности и, соответственно, желание от него дистанцироваться. Мы – «простые», «духовные», «хорошие», «открытые», «миролюбивые», а они – «мировые жандармы», «воинственные гады» и так далее, – говорит директор Левада-центра Лев Гудков .

Митинг в поддержку Владимира Путина в Крыму, 2018 год

​Отношения России и Запада находятся в остром кризисе с 2014 года. Тогда после аннексии Крыма и вмешательства России в конфликт на востоке Украины западные страны ввели санкции в отношении Москвы, которые неоднократно продлевались.

Российский политик, президент движения «Союз правых сил» Леонид Гозман уверен, что несмотря на рост числа россиян, которые хотели бы наладить отношения с Западом, международная изоляция России благодаря политике Кремля будет только усиливаться:

– Враждебность по отношению к Западу – системообразующее основание этой политики. В последние годы, после аннексии Крыма, представление о враждебности всего мира к нам является основой легитимности нынешней власти. Это основа одобрения ее действий или прощения ей всем очевидных провалов. Мы окружены, враг у ворот, что же тут поделать… Мне кажется, что смена этого вектора, который зафиксировал Левада-центр, говорит о разочаровании в политике в целом. Это не улучшение отношения к Западу, это ухудшение отношения к Путину, к нашим властям и так далее. Люди устали от бессмысленной враждебности, люди устали верить в то, что есть какие-то незримые враги, которых они никак не могут увидеть. Думаю, они сохраняют негативизм по отношению к США, они до сих пор готовы верить в то, что нас все не любят. Но они все меньше и меньше готовы прощать за это низкий уровень жизни, бардак, воровство и правовой беспредел.

Леонид Гозман

–​ Будет ли Россия в ближайшее время стремиться наладить отношения с Западом? Или конфронтация продолжится и будет только усиливаться?

– Я боюсь, что пока у власти Владимир Владимирович Путин и его команда, будет только хуже. Потому что они сами себя загнали в ситуацию, из которой на самом деле выхода нет. Поскольку где-то с 2014 года точно, а может быть и раньше, легитимность Путина базируется именно на враждебности Западу. Но если он или его команда сделают шаги назад, если они постараются вести себя более разумно, то это подорвет их власть изнутри. Им некуда деваться, и поэтому я боюсь, что они пойдут по пути дальнейшего обострения. Это еще сильнее убедит граждан, что нас ненавидят, на нас хотят напасть и так далее. Но у этого сценария есть два развития. Один из них совсем страшный – это большая, глобальная война, опасность которой возрастает, это очевидно. А второй сценарий – это «маленькая победоносная война», но она должна быть обязательно «справедливой».

–​ Что вы имеете в виду под «справедливостью»?

– Если аннексия Крыма сплотила нацию, то война в Сирии этого не сделала. Она не имела таких последствий, потому что у нее не было морального обоснования. В то, что мы там уничтожаем террористов на дальних рубежах, не поверил ни один человек. На то, что одни арабы убивают других, большинству граждан Российской Федерации глубоко наплевать. А вот война в Украине имела моральное обоснование, разумеется, ложное. Там говорилось, что мы спасаем тех, кому запрещают говорить по-русски, там распинают русских мальчиков и прочий бред.

–​ И где же может быть реализован этот сценарий?

– Поскольку для такой войны нужно моральное обоснование, это может произойти на той территории, где компактно проживают русскоязычные люди. А таких территорий не так много – это Украина, где можно проводить эскалацию войны, брать Мариуполь и так далее, и похоже, что керченский кризис – часть этой истории. Это Белоруссия, которую можно тоже от кого-нибудь «освободить», это северный Казахстан, восточная Эстония и значительная часть Латвии, особенно сама ее столица. Но Латвия и Эстония находятся под защитой НАТО, и я думаю, мы туда не полезем. Казахстан и Белоруссия будут обороняться, да еще как. Так что ничего хорошего в ближайшее время, мне кажется, не светит. Многолетнее противостояние России и Запада, которое культивируется в России, не приведет ни к чему хорошему и в исторической перспективе. У россиян формируются иллюзии по отношению к миру. «Весь мир против нас, все нас ненавидят, а мы одни тут стоим и защищаемся». Эти иллюзии очень опасны, – полагает политик Леонид Гозман .

Предыдущая В Симферополе рабочие укладывают асфальт в грязь (+фото)
Следующая «Усталость и страх войны». Почему россияне стали лучше относиться к Западу

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *