«Зачистка в преддверии выборов в Госдуму»: что означает условный срок для Юлии Галяминой


Два года условно – такой приговор вынес 23 декабря Тверской суд Москвы муниципальному депутату Юлии Галяминой. Её признали виновной по так называемой «дадинской статье» о неоднократном нарушении правил публичных мероприятий. Галямина стала четвертым человеком в России, осуждённым по ней. Она называет свое преследование политическим.

Оглашение приговора муниципальному депутату Тимирязевского района Москвы Юлии Галяминой было назначено на два часа дня среды. К этому времени у Тверского суда собралось несколько сотен человек, среди которых были друзья и близкие Галяминой, политики Дмитрий Гудков, Илья Яшин, только что вернувшийся со службы на Новой Земле сотрудник ФБК Руслан Шаведдинов, общественные активисты, а также и активисты движения СЕРБ. Сама Юлия Галямина приехала в суд примерно за час до начала чтения приговора, с собой у нее была большая сумка с вещами. Галямина говорила, что готова к любому решению суда, в том числе и связанному с лишением свободы. Прокуратура просила для депутата три года колонии.

– Если я уеду в СИЗО, ничего страшного, это путь, который надо пройти, для того чтобы двигаться дальше, – сказала Галямина за полчаса до начала оглашения приговора. – Любое препятствие, любые проблемы создают для нас новые возможности. Если вы не хотите, чтобы таких людей, как я, как Константин Котов, и просто людей сажали в тюрьмы, если вы не хотите, чтобы у вас разрушали города, застраивали и вырубали парки, чтобы у нас был нормальные зарплаты, нормальная медицина и образование, просто ходите на выборы и выбирайте, и думайте. Это единственный наш шанс что-то изменить.

Без пяти минут два Юлия Галямина вошла в здание суда под аплодисменты поддерживающих ее людей. «Не бойтесь ничего!» – сказала она перед тем, как войти в суд. «Мы вас здесь ждем», – ответили ей из толпы.

Оглашение приговора началось в три часа дня и длилось около двух с половиной часов. Суд пришел к выводу, что Галямина совершила неоднократное нарушение правил проведения митингов: судья описал несколько акций лета 2019 года, в которых участвовала Галямина и на которые призывала через соцсети прийти своих сторонников. Судья пришел к выводу, что вина Галяминой полностью доказана, но необходимости изолировать ее от общества нет, – и назначил ей два года условно.

Юлия Галямина пообещала обжаловать приговор, по ее словам, условный срок стал возможен только благодаря массовой поддержке людей:

«Я считаю, что этот приговор несправедливый, нечестный и не соответствует действительности. Я никакое преступление не совершала, но, конечно же, я рада, что я на свободе, потому что это даст возможность поддерживать моих избирателей, вести активную деятельности и дальше. У нас большие планы на этот год, поэтому помогайте».

Она добавила, что, несмотря на все ограничения, планирует участвовать в выборах в Госдуму в 2021 году.

Дочь Юлии Галяминой, Евдокия , так отреагировала на решение суда:

«Сначала никаких чувств не было, было ощущение: то есть и всё? То есть мы больше сюда не ходим? Потому что я ходила сюда каждый раз, была неделя, когда я ходила в суд каждый день как на работу. А теперь это место мы больше не посещаем? Невероятно просто! А потом, когда мы вышли на улицу, увидели людей, они кричали, то я почувствовала большую радость. Но, конечно, я считаю, что это ужасно несправедливо, что моей маме дали условный срок, потому что это не дает ей право быть политиком, избираться, не дает ей права преподавать в университетах. Это ужасно несправедливо, она невиновна, она должна избираться и должна преподавать».

Политик Дмитрий Гудков убежден, что уголовное дело и приговор Юлии Галяминой политически мотивированы: «Зачем ее сажать, если можно не пустить на выборы»:

Дмитрий Гудков

– Это называется – зачистка политической поляны в преддверии выборов в Государственную думу. Все то, что сейчас принимается в Государственной думе, отвечает только одному требованию: запретить выборы, запретить свободу слова в интернете, запретить протесты. Юля Галямина, которая представляла реальную угрозу в одном из округов Москвы на выборах в Госдуму и, скорее всего, выиграла бы эти выборы, таким образом отстраняется от избирательной кампании. Теперь ей нельзя заниматься политикой с точки зрения участия в выборах, ей нельзя преподавать.

Власть наплевала даже на определение Конституционного суда, в котором было четко сказано, что если при нарушении закона о митингах в течение трех раз не причиняется ущерб чьему-либо здоровью или собственности, ущерб имуществу и так далее, то человек не может преследоваться в уголовном порядке. Очевидно, что три раза, когда Юля выходила на улицу, это были не митинги, а сбор подписей против поправок в Конституцию, она ничего не нарушила. Тем не менее ни за что человека отстраняют от выборов, от преподавательской деятельности, чем Юля тоже дорожит.

Конечно, это говорит о том, что власть окончательно отгородилась от общества. Формируется кастовая система, где есть небожители: Путин, кооператив «Озеро», все окружение, депутаты, судьи и так далее, а есть все остальные, простые люди, которые, с их точки зрения, ничего не могут и которые должны молчать. Нельзя писать ничего в интернете, нельзя выходить на улицу, нельзя пытаться пройти во власть. То есть они хотят разделить просто наше общество на граждан первого и второго сорта. Я не думаю, что у них это получится, потому что рано или поздно общество выйдет из гражданской комы, в которой оно сейчас находится, во многом из-за пандемии. Загонять протесты в угол – все равно что пытаться накрыть кипящий котел крышкой, рано или поздно рванет.

–​ Но при этом прокуратура просила для Галяминой реальный срок, а суд дал условный, притом что по таким же обвинениям, например, Константину Котову, который не собирался никуда баллотироваться, дали реальный срок. На ваш взгляд, почему так?

– Это говорит только о том, что по Юле принято конкретное политическое решение, принималось это решение не в суде, принималось это решение в администрации президента. Здесь понятен интерес силовиков, если они ведут какое-то дело, они должны довести до реальных сроков. У них так оценивается эффективность сотрудников. А есть еще такое понятие – политическая целесообразность. Зачем Юлю сажать, и это вызовет очень серьезный резонанс, когда можно просто ее не пустить на выборы. И пусть она там пишет в своих интернетах, за это можно еще на два года посадить по другой статье, если что не так, – заключает Дмитрий Гудков.

Сама Юлия Галямина креативно подошла к судебному процессу и на каждое заседание приходила в новом платье в рамках флешмоба «Мне шьют дело – я шью платья». На оглашении приговора она была в таком наряде:

Дело против нее возбудили 31 июля 2020 года, ей предъявили обвинение в неоднократном нарушении правил проведения публичных мероприятий. Формальным поводом для возбуждения дела стала акция 15 июля против поправок в Конституцию. В тот день в центре Москвы активисты собирали подписи под коллективным иском в суд с требованием отменить результаты голосования по поправкам. Акция переросла в стихийное шествие по бульварам. Полиция задержала почти 150 человек, среди которых были и Юлия Галямина с дочерью.

Задержание Юлии Галяминой 15 июля 2020 года:

За полгода до этого, в декабре 2019 года, вступили в силу решения судов по административным штрафам, которые Юлия Галямина получила за акции протеста лета 2019 – в поддержку незарегистрированных кандидатов в депутаты Мосгордумы, среди которых была и сама Галямина. Этого оказалось достаточно для возбуждения уголовного дела. Кроме того, в августе 2019-го Галямина трижды получала 10 суток ареста. Всего из-за летних протестов 2019 года в отношении мундепа составили шесть протоколов о нарушении правил проведения публичных акций (ст. 20.2 КОАП РФ).

При этом, больше чем за месяц до возбуждения дела, в середине июня 2020-го, Мосгорсуд разрешил МВД прослушивать телефон Галяминой. Как пишет её адвокат Мария Эйсмонт , эта прослушка была санкционирована в рамках другого уголовного дела, обвинения по которому Галяминой никогда не предъявляли. Более того, как пишет Эйсмонт, полицейским «по утрам показывали ориентировку на Юлю, с ее фотографией, и такие ориентировки, согласно показаниям свидетелей обвинения, служили своеобразным приказом на задержание».

В обвинительном заключении следователи, в частности, утверждают, что летом 2019 Галямина призывала к уличным акциям и сама в них участвовала, что создавало помехи для движения пешеходов и транспорта. Собрание же 15 июля 2020 года, когда активисты подписывались против поправок в Конституцию, по мнению следователей, прошло с нарушениями, поскольку вопреки решению московских властей, несогласовавших акцию из-за «опасности распространения коронавируса», на площади собралось около 400 человек и они подвергли себя и окружающих опасности заражения. Кроме этого, как следует из показаний свидетелей – сотрудников мэрии Москвы, горожане расписывались на подписных листах одной и той же ручкой, без перчаток, чем тоже создавали угрозу заражения.

Защита Юлии Галяминой и сама муниципальный депутат эти обвинения отрицает. Она убеждена, что ее дело политически мотивированное: “Это политическая статья, и эту политическую статью применяют с целью остановить политического деятеля в его деятельности”, – говорила она в эфире программы Радио Свобода “Лицом к событию”.

В своем последнем слове в суде Галямина поблагодарила тех, кто преследовал ее, поскольку, по ее словам, этим они доказали стране, что она представляет для них угрозу. Вот фрагмент её выступления:

Великая женщина и великий политик Индира Ганди сказала: “Опыт научил меня, что если люди делают что-то против тебя, в конечном счете это пойдет тебе на пользу”.

Поэтому я хочу поблагодарить и тех, кто меня преследовал: сотрудников полиции, центра «Э» и ФСБ, следователей, судей, их помощников, прокуроров, администрацию президента и лично Владимира Путина. Вы не только помогли мне увидеть, как много людей встало рядом со мной. Вы не только сделали меня сильнее, дав опыт стойкости и умения радоваться жизни, несмотря ни на что.

Вы доказали всей стране, что я представляю для вас реальную угрозу. Я педагог, муниципальный депутат, политик, выступающая за ненасильственные изменения, за честную политическую борьбу, за достойную жизнь людей, я ЖЕНЩИНА представляю угрозу мужчине, который казалось бы, облечен всей возможной властью. Но этот мужчина – всего лишь маленький человечек, который боится мягкой женской силы. Боится, потому что, как показало вчерашнее шоу, ему совершенно нечего предложить народу России, кроме дешевых макарон и насилия.

В интервью телеканалу «Настоящее время» после прений сторон Юлия Галямина признавалась, что готова к любому решению суда: “Такое было общее мнение, что женщину не посадят. Но я была готова. После отравления Навального я считаю, что у нас у самых верховных властей, у Владимира Путина просто поехала крыша от страха. И поэтому можно было ждать всего чего угодно”.

Юлия Галямина и Илья Яшин на протестной акции

Юлии Галяминой 47 лет, она кандидат филологических наук, была научным сотрудником в МГУ и преподавала в НИУ ВШЭ, входит в федеральный координационный совет “Партии 5 декабря” . В 2014 и в 2016 году баллотировалась в Мосгордуму и в Госдуму от партии “Яблоко”. В 2017 году стала муниципальным депутатом Тимирязевского района. В 2019-м также пыталась участвовать в выборах в Мосгордуму, но не была зарегистрирована.

Юлия Галямина стала четвертой осужденной по так называемой “дадинской статье”, которую назвали так по имени Ильдара Дадина, первого обвиняемого по статье о неоднократном нарушении правил проведения публичных мероприятий. Дадин получил три года лишения свободы, позже Верховный суд отменил этот приговор. Вторым осужденным по этой статье стал активист Константин Котов, приговоренный к четырем годам колонии. Позднее этот срок смягчили до полутора лет, на прошлой неделе Котов вышел на свободу из колонии во Владимирской области. Третьим осужденным по этой статье стал архангельский активист Андрей Боровиков. Его приговорили к 400 часам обязательных работ.

За два месяца до возбуждения уголовного дела против Юлии Галяминой Совет Федерации утвердил закон, запрещающий гражданам России, осужденным по уголовным статьям средней тяжести, в течение пяти лет участвовать в выборах. «Дадинская статья» также входит в этот список.

Статья 212.1 “Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования” появилась в Уголовном кодексе в 2014 году. Она предусматривает уголовное дело для тех, кто больше трех раз за полгода получил административный штраф или арест за нарушение правил проведения митингов (статья 20.2 КОАП РФ). Максимальное наказание по ней – пять лет лишения свободы.

В 2017 году Конституционный суд указал, что уголовное дело должно возбуждаться только тогда, когда нарушение на акции “повлекло за собой причинение вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, иным конституционно охраняемым ценностям или содержало реальную угрозу причинения такового”, а не только при наличии трех административных правонарушений. В случае Юлии Галяминой обвинение посчитало угрозой здоровью граждан их возможность заразиться коронавирусом во время протестной акции.

В июле 2020 года депутат от КПРФ внесли в Думу законопроект, предусматривающий декриминализацию 212.1 статьи. Документ так и не приняли к рассмотрению в первом чтении.

Предыдущая России не удастся добиться легитимации аннексии Крыма – американские эксперты
Следующая Путин поддержал идею сделать 31 декабря выходным днем

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *