Задержаны за Сенцова. Приключения активистов Pussy Riot в Крыму


В аннексированный Россией Крым приехали трое активистов группы Pussy Riot Мария Алехина, Ольга Борисова и Александр Софеев. Они намеревались провести акцию в поддержку украинского режиссера Олега Сенцова, отбывающего 20-летний приговор Северо-Кавказского военного окружного суда. Акцию им провести не дали российские полицейские: Борисова и Софеев днем 27 февраля должны были вернуться в Москву, но не вернулись, а Марию Алехину после стычки с местными казаками вновь увезли в полицию. Кроме того, украинская сторона приезд активистов на полуостров восприняла как нарушение своих государственных границ.

Ольга Борисова и Александр Софеев приехали в Крым 25 февраля. Они добрались до Порт-Кавказа на такси и там, еще на российской территории, их впервые задержали. Впрочем, все обошлось мирно: их продержали несколько часов, проверили документы и отпустили. Затем на пароме они прибыли в Керчь, где буквально у трапа их опять уже ждали шестеро полицейских.

Теперь обошлись с активистами довольно жестко. Их сразу посадили в машину и отвезли в местное управление ФСБ, где сделали дактилоскопию, проверили все вещи и долго расспрашивали о причине приезда в Крым. Проверили документы и визитки, оказавшиеся среди бумаг. Борисова писала в это время твиты:

Каких-либо обвинений им не предъявили и отпустили уже ближе к вечеру. «По Керчи за нами ходят такие мужички смешные. То трутся в кафе, ничего не заказывая, то по улице за кустами прячутся», – писала в это время Борисова. К ночи они добрались до Симферополя и уставшие легли отдыхать в гостинице, неподалеку от железнодорожного вокзала.

«Тошнит от холода крымского и неуютности. Как же хочется в одеяло замотаться и молчать», – написала Борисова, и это был ее предпоследний твит в следующие два дня.

На последнем – фото сотрудника полиции в форме, который смотрит исподлобья и держит в руках книгу. На фото надпись: Free Sentsov.

Мария Алехина должна была приехать вместе с ними, но опоздала на рейс и добиралась самостоятельно. Она прилетела в Симферополь рано утром 26 февраля прямым рейсом из Москвы, в аэропорту ее уже ждали. Завели в комнату для допросов, начали копаться в вещах. Сразу нашли длинную матерчатую растяжку со словами «Свободу Олегу Сенцову». Изъяли ее. На вопрос, на каком основании изымают, оперативник ответил: «Для психолого-лингвистической экспертизы». Потом сам себя поправил: «Точнее – просто для лингвистической».

Формальной причиной для досмотра Алехиной стало подозрение на провоз ею запрещенных препаратов. Когда их не нашли в вещах, предположили, что она могла их принимать, и решили отвезти на медицинское освидетельствование в Бюро судмедэкспертизы в Симферополе. Сопротивляться было бесполезно. Алехина успела написать Борисовой sms: «В полиции» – после этого связи с ней не было. Алехина утверждает, что телефон она оперативникам не отдала, но пользоваться им ей не давали.

В это же время, утром 26 февраля, Борисова и Софеев вышли из гостиницы, чтобы позавтракать. «Мне кажется, за нами тогда никто не следил, – говорит Софеев. – А я такие вещи замечаю». Однако через несколько минут, когда они были в районе железнодорожного вокзала, их окликнули несколько полицейских, которые шли по улице в их сторону. Активисты остановились, формально им заявили о подозрении в употреблении наркотических веществ и повезли в Бюро, где они встретили Алехину. Какое-то время Борисова еще была на связи в Телеграм, потом пропала. К тому времени «Открытая Россия» нашла задержанным адвоката.

Марию Алехину отпустили сразу после медицинского освидетельствования, она пришла к вокзалу и стала ждать. Борисову и Софеева отвезли в Железнодорожный отдел полиции, куда вслед за ними приехал крымский адвокат Эмиль Курбединов . Его долго не пускали в отдел, но как только это произошло, вся дальнейшая информация о задержанных активистах шла только от него.

Адвокат Эмиль Курбединов у здания отдела полиции

В отделе Борисова и Софеев в очередной раз написали объяснения: зачем приехали, что делали в Крыму, что собирались делать. Потом им вернули изъятые телефоны и ноутбук Софеева. Компьютер, когда его пытались включить, не запускался и пищал, скорее всего, у него был вынут жесткий диск. Телефоны и вовсе не подавали признаков жизни. Здесь же в отделе написали заявление о порче техники, заявления приняли, выдали взамен талончики. Все вышли и собрались в ближайшем кафе.

Борисова оставаться в Крыму явно не хотела, Алехина уговаривала ее акцию все же провести. «Это ты звезда, тебя отпустят, а нам сказали прямым текстом: «Не уедете – сядете на 10 суток», – ответила ей Борисова, Алехина явно обиделась. «Мне не сложно эти 10 суток отсидеть, но мне нужно быть в Москве завтра к обеду. Это просто рационально», – объяснила Борисова. «А я вообще считаю себя потерпевшим, я, фактически, тут всего лишился. У них мой жесткий диск со всем, с перепиской, вот со всем, что было», – говорил Софеев. Он первый твердо сказал, что хочет уехать из Крыма «сегодня же». Позже он вместе с Борисовой уехал в аэропорт. До последнего рейса оставалось совсем немного времени, sms о том, что они приехали, от таксиста пришла за сорок минут до вылета. Больше они на связь не выходили.

Уезжая, Борисова написала маркером на салфетке телефон, по которому они должны были сообщить, сядут ли они на самолет или нет. Мобильный они хотели попросить в аэропорту. Но звонка от них так и не было. Через три часа после того, как самолет сел во «Внуково», стало понятно, что активисты пропали. В два часа ночи дежурный линейного отдела полиции в симферопольском аэропорту сообщил, что вечером никого у них не задерживали. Разбуженный журналистами сосед Софеева сказал: «Санька до сих пор не было. Сами писали ему в 20 вечера, но он до сих пор не отвечал. Как появится, я дам знать, или он сам вам перезвонит». Алехина осталась ночевать в Крыму.

27 февраля приключения Алехиной продолжились. Утром она все-таки провела одиночную акцию в поддержку Олега Сенцова.

А позже, уже днем, на Алехину в кафе фактически напали местные бойцы так называемой «самообороны Крыма». Полицейские, вызванные активистами, их же в отделение и забрали.

Мария Алехина

Еще днем, когда новости о задержании разошлись в СМИ, на материковой Украине на приезд в Крым активистов Pussy Riot отреагировали довольно жестко. Всем было понятно, что они приехали провести акцию в поддержку Сенцова, но первый вопрос, который при этом возникал, был о нарушении украинского законодательства о границах. Активисты прибыли не через пункты пропуска, оборудованные на административной границе с Херсонской областью, а украинские власти довольно щепетильны в вопросе правильного пересечения границы в Крыму.

Мария Алехина еще с 2016 года была в базе «Миротворец», куда наравне с боевиками Донбасса попадают и те, кто, по мнению украинской стороны, въехал в Крым незаконно. На следующий день после того, как стало известно о задержании Борисовой и Софеева в Керчи, их фамилии также были внесены в базу. Российский адвокат Николай Полозов , который работал в Крыму на процессе по делу заместителя председателя запрещенного в России Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умерова, написал после этого: «Полагаю, что российские силовики их оттуда мягко выпроводят, тем более, что со вчерашнего дня они всячески демонстрируют к участницам группы повышенное внимание. А вот с возможным в будущем посещением Украины у Pussy Riot, из-за незаконного пересечения границы, могут возникнуть проблемы. Информация об одной из девушек уже содержится в базе данных «Миротворец». Так что если вы руководствуетесь самыми благими намерениями и собираетесь посетить Крым, лучше делайте это через админграницу. Дружеский совет».

26 февраля в Украине вспоминали события 2014 года, когда у здания Верховной Рады Крыма произошли столкновения украинских и крымскотатарских активистов с одной стороны с пророссийскими активистами, казаками и приехавшими из южных областей России боевиками – с другой. На следующий день здание Верховной Рады было захвачено российскими спецслужбами, и сейчас эти события оцениваются как начало захвата полуострова. Почти все СМИ в Киеве провели марафон, посвященный годовщине аннексии – задержание активистов Pussy Riot и то, как они попали в Крым, журналисты вниманием тоже не обошли.

Акция в поддержку Олега Сенцова 26 февраля стала для Pussy Riot ежегодной после того, как прошлой зимой они провели ее в Якутске, где режиссер отбывал наказание. Алехину и Борисову тогда тоже задерживали, а последнюю даже судили за проведение несогласованной акции и оштрафовали на 20 тысяч рублей. Но это случилось лишь на следующий день после того, как они развернули растяжку с требованием свободы украинцу и выложили фотографии в соцсети.

К осени Олега Сенцова перевели из Якутска в Ямало-Ненецкий город Лабытнанги. Этап Сенцову дался тяжело: больным он сразу попал в ШИЗО. Представители руководстао колонии, когда Сенцова посещал адвокат Дмитрий Динзе , прямо ему заявили: основная причина, по которой режиссера отправили за Северный полярный круг, – это акции активистов в его поддержку. Перевели «в связи с активной поддержкой по всем фронтам, и с активными действиями в поддержку». «За все, что происходило в Якутии, связанное с ним, его наказывали. Сажали несколько раз в ШИЗО», – рассказал адвокат.

  • Радио СвободаОригинал публикации – на сайте Радио Свобода

    Подписаться

Предыдущая В Анталье прошла акция в поддержку освобождения Крыма
Следующая Под Верховной Радой столкновения: пострадали 11 человек

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 + 13 =