Запретная любовь: почему опасно быть геем в Крыму


Побои, ущемление прав и просто страх: геям, лесбиянкам, бисексуалам и трансгендерам нет места в Крыму под российским флагом. Как выживает ЛГБТ-сообщество на полуострове, выясняли журналисты телепроекта «​»​.

«Здесь очень сильно ущемляют права, запрещают всевозможные организации и фонды, направляют все так, чтоб происходила травля», – начинает свой рассказ о жизни в Крыму Александр .

Он не показывает лицо на камеру, ведь о гомосексуальности этого парня не знают ни родители, ни друзья. А с приходом России на полуостров признаваться в таком становится просто опасно, говорит Александр.

«Проукраинским, тем более геем, в Крыму быть очень сложно. Они не выдерживают тот прессинг, который происходит со стороны России. Им просто становится неинтересно, невозможно, и они уезжают отсюда… Люди боятся, что их узнают, что донесут, что узнают их имена. Они просто боятся того, что за ними придут или начнут как-то их ущемлять, их права, возможно, на работе или в университете, в школе. Без разницы где. Найдут способ», – считает Александр.

Чувства под запретом

Для соседней России такое положение дел не в новинку. Еще в 2013 году Госдума приняла закон о запрете «гей-пропаганды». После этого полиция начала задерживать участников ЛГБТ-акций. Теперь и в аннексированном Крыму за публичную поддержку геев, лесбиянок, бисексуалов или трансгендеров могут задержать или оштрафовать.

Последний раз акция в поддержку гей-сообщества на полуострове прошла еще до аннексии Крыма Россией, в 2013 году. Тогда десять человек в День ВДВ вышли на центральную улицу Симферополя с плакатами в защиту прав сексуальных меньшинств.

«Дискриминация по признаку сексуальных меньшинств – это фашизм. Поскольку мы живем не при Гитлере, мы не собираемся делить людей на правильных и неправильных. По Конституции Украины все люди рождаются с равными правами», – сказала на той акции ЛГБТ-активистка Марта Хромова .

Уже через год, после российской аннексии Крыма, провести такую акцию на полуострове никто не рискнул. Да и сама Марта Хромова переехала в Москву, а ее единомышленники – в Киев.

«Я не уверена сейчас в безопасности любых активистов. Собственно, мои товарищи, которые участвовали в той акции 2 августа, которые представляли оппозиционное левое движение, которые поддержали евроинтеграцию и выступали за Майдан, они сейчас вынуждены были покинуть Крым, уехали в Киев, потому что людям поступали прямые угрозы», – делится ЛГБТ-активистка.

Марта Хромова

В Крыму же пропали все организации, связанные с ЛГБТ-сообществом. Учреждения для сексуальных меньшинств прекратили свою работу или переформатировали бизнес.

«Охота на геев» по-крымски

Правозащитникам известны далеко не единичные случаи преследования представителей ЛГБТ-сообщества в Крыму.

«Когда заходят в тематические чаты или форумы, группы, назначают встречу человеку, и потом просто происходит насилие. Важный момент – на это совсем не реагируют правоохранительные органы», – рассказывает руководитель проектов Центра гражданских свобод Александра Романцова .

Александра Романцова

Украинские правозащитники вместе с российскими коллегами провели исследование о проблемах гомофобии на неподконтрольных Украине территориях – анонимно опросили более ста человек. Вот лишь некоторые истории крымчан:

  • «Друга выловили, когда он шел домой. Его избили, отпинали, нападавшие выкрикивали гомофобные речи. Он лежал в больнице с черепно-мозговой травмой, поломанными ребрами. Родители обратились в полицию, но не говорили, почему его избили. Никто никого не нашел. Никто никого и не искал».
  • «В квартире оказалось пять агрессивных гомофобов. Они раздели его, завели в душ, избивали его, заставляли лизать унитаз, пить водку, снимали все на камеру. Он – иностранец, не знал, что делать. Потом они выложили это видео в интернет. Это его очень травмировало».

Российский ЛГБТ-активист Николай Алексеев несколько раз подавал заявки на проведение гей-парадов в городах России и аннексированного Крыма и каждый раз получал отказ. Теперь активист судится с российским правительством в Европейском суде по правам человека. Алексеев рассказывает, что крымские чиновники особенно агрессивно реагируют на его деятельность.

«Какие-то совершенно безумные чиновники, которые бегают с фотоаппаратами, фотографируют, кто там заявки на гей-парады подал. Машины фотографируют, значит, передают информацию в правоохранительные органы, следят везде. Атмосфера напряженная весьма, нигде такого в России не видел, как в Крыму», – признает Николай Алексеев.

Николай Алексеев

Подконтрольный Кремлю глава Крыма Сергей Аксенов в интервью российским СМИ говорил, что единственный парад, которому есть место в Крыму, – военный.

При этом он же утверждает, что никакой дискриминации ЛГБТ на полуострове нет, а власть просто вынуждена бороться за здоровую нацию.

«Власти не позволят пропагандировать то, что противоречит нравственным ценностям народов Крыма и вызывает возмущение и отвращение у подавляющего большинства крымчан. Здесь нет никакой дискриминации. Мы не лезем в личную жизнь граждан, пусть каждый живет, как хочет. Но мы должны защитить людей, особенно молодежь, от акций, направленных на разрушение нравственного здоровья нации. Это наше право и наш долг», – написал Аксенов на своей странице в Facebook.

Остров свободы

В клубе «Ежи» на Южном берегу Крыма до сих пор проводят вечеринки. Во время туристического сезона травести-дивы устраивают здесь шоу и развлекают посетителей. Правда, после аннексии полуострова гостей в клубе стало меньше.

«Скорее всего, у людей появился некий страх посещать данное заведение – раз. Во-вторых, говорят, раньше много украинцев сюда приезжало, поэтому теперь количество посетителей данного заведения снизилось в несколько раз», – анонимно рассуждает один из гостей клуба.

Бывший арт-директор и главная звезда «Ежей» Жанна Симеиз (Денис Кратт) после аннексии в Крым не ездит. Вспоминает, как с коллегами в травести-образах могли гулять по Симеизу. Теперь, говорит, уровень нетерпимости у людей значительно вырос.

«Я думаю, они бы вызвали все: и полицию, и казаков, и всех остальных… Крымчане любят туриста как такового, тогда эти туристы приносили им деньги, теперь деньги, как они думают, приносят туристы, интегрированные туда правительством», – рассуждает вне образа Денис Кратт (Жанна Симеиз) из Киева.

На Марше равенства в Киеве прошлым летом Жанна Симеиз была одной из главных звезд. Теперь дива обещает повторить прайд на полуострове.

«В Крыму это (прайд – КР) будет во второй день деоккупации. Мы таким маршем войдем в Симеиз», – уверена Жанна.

Жанна Симеиз (справа)

Пока же, столкнувшись с российской реальностью в Крыму, представители ЛГБТ-сообщества в условиях тотального запрета вынуждены привыкать к «жизни под покрывалом».

  • Катерина НекречаяПродюсер Радио , телеведущая и автор специальных проектов.

    NekrechaK-FL@rferl.org Автора Подписаться

Предыдущая В Киеве запланирован показ фильма о юной пианистке из Крыма
Следующая Запретная любовь: почему опасно быть геем в Крыму

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × 1 =