«Запугать и загнать в рамки»: как Роскомнадзор преследует крымскотатарскую газету за упоминание Меджлиса


Роскомнадзор подал в суд на главного редактора газеты «Къырым» («Qırım») Бекира Мамутова , поскольку в одном из номеров издания Меджлис крымскотатарского народа был упомянут без примечания о том, что эта организация считается в России экстремистской. Ранее в редакцию поступало уже несколько предупреждений от Роскомнадзора.

В 2016 году подконтрольный России Верховный суд Крыма, а затем и Верховный суд России признали Меджлис экстремистской организацией. Это решение считают незаконным как в самом Меджлисе, так и на уровне государства Украина. В 2017 году Международный суд ООН принял решение применить временные меры против России и потребовал отменить запрет представительного органа крымских татар. Газета «Къырым» – первое издание на крымскотатарском языке в Крыму после депортации, ее первый номер вышел 7 июля 1989 года. О том, за что именно и почему преследуют независимую газету, шла речь в эфире Радио .

Главный редактор газеты «Къырым» Бекир Мамутов рассказал , что Меджлис был упомянут изданием вовсе не в журналистском материале.

– Речь идет не о статье, как написано в протоколе Роскомнадзора, а о докладе Генерального секретаря Организации Объединенных Наций, который тот произнес в начале сентября 2020 года. Мы опубликовали этот важнейший, с нашей точки зрения, документ 14 октября без купюр, сокращений, комментариев и пояснений. Статья – это чья-то мысль, где журналисты могут оценивать события, а здесь же были представлены факты, связанные с событиями в Крыму за последний год – там было около 60 пунктов. Я сказал об этом в суде, и судья спросила, разъяснял ли я ситуацию Роскомнадзору. Говорю, безусловно, но они так и не исправили в своем протоколе статью на доклад. Мы настаиваем на том, что не допустили нарушения российского законодательства. Кстати, в суд представитель Роскомнадзора не явился, и судья посчитала это основанием для переноса заседания на три недели.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Генсекретарь ООН опубликовал третий доклад о нарушении прав человека в Крыму

Бекир Мамутов подчеркивает, что подобные доклады ООН газета «Къырым» публиковала и раньше.

– В законодательстве Российской Федерации о СМИ четко прописано, что если речь идет о перепечатках других материалов, то редакция освобождается от ответственности за какие-либо формулировки в них. Самое интересное, что Антониу Гуттериш в этом докладе дважды говорит, что Меджлис находится под запретом – то есть там фактически есть указание, которого требует Роскомнадзор. Вообще, до 2014 года нашу газету существенно поддерживал украинский государственный бюджет, но при этом не было абсолютно никакого вмешательства в редакционную политику. Я думал, что при президенте Викторе Януковиче будут пытаться это сделать, но даже при нем такого не было, хотя мы по большей части посвящали властям критические публикации. После 2014 года дотаций не стало, мы стали выходить раз в неделю вместо двух, но редакционная политика не изменилась.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Все крупные СМИ в Крыму жестко подконтрольны власти»

По словам Бекира Мамутова, он уже представил позицию газеты и все аргументы в суде, и теперь стоит ждать ответа противоположной стороны в процессе. В случае, если Роскомнадзор выиграет дело, издание могут оштрафовать на сумму от четырех до пяти тысяч рублей.

Эксперт аналитического центра «СОВА» Мария Мурадова полагает, что российские власти используют требования о маркировке запрещенных организаций для ущемления свободы слова.

– В целом сама эта норма о наказании за то, что СМИ не написало о запрете какой-то организации – это часть вторая административной статьи 13.15 – кажется нашему центру чрезмерным ограничением свободы слова. Как нам представляется, наказывать СМИ следует за пропаганду человеконенавистнической идеологии, а не просто за упоминание организации, которая, допустим, такой идеологии следует. Более того, зачастую из контекста материала и так понятно, что речь идет об организации, пропагандирующей насилие. Мы знаем несколько подобных дел, когда СМИ привлекают к ответственности по этой статье неправомерно, то есть даже без состава правонарушения. Например, в 2017 году крымскотатарский активист Рустем Минанов был оштрафован не как редактор СМИ, а как частное лицо, за репост на своей странице в Фейсбуке. В тексте упоминался тот же Меджлис.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Мария Мурадова указывает на то, что статья 13.15 направлена именно на СМИ и влиятельных блогеров, а страница Минанова таковой не являлась.

– К тому же Меджлис был внесен в список организаций, признанных судами экстремистскими, только в 2017 году, а пост Минанова был опубликован в 2016-м, когда Меджлис не фигурировал в перечне. Формально привлекать его к ответственности, на наш взгляд, было нельзя. Это не говоря уже о том, что сам запрет Меджлиса, с точки зрения центра «СОВА», не имел весомых оснований и был продиктован политическими мотивами. В случае с газетой «Къырым» суд, наверное, может усмотреть формальный состав правонарушения, но это кажется несколько абсурдным, ведь из контекста доклада Генсека ООН вполне понятно, что это за организация – Меджлис крымскотатарского народа. В общем, штрафовать за такое упоминание мне кажется довольно странным. Увы, в таких случаях суды часто решают встать на сторону Роскомнадзора. Мне кажется, эта норма – в том числе инструмент политического давления.

Мария Мурадова отмечает, что, поскольку речь идет о свободе слова, жалобы на подобные преследования российских властей принимает Европейский суд по правам человека.

Член Меджлиса крымскотатарского народа Гаяна Юксель убеждена, что российские власти проводят последовательную политику зачистки неугодных СМИ в аннексированном Крыму.

Гаяна Юксель

– Нисколько не удивлена этим претензиям Роскомнадзора. За семь лет оккупации на территории Крыма зафиксировано более 500 нарушения прав журналистов. Понятно, что большинство из них приходится на 2014-2015 годы, а сейчас на полуострове практически не осталось независимых СМИ, но тем не менее преследования не заканчиваются. Мы постоянно живем в режиме ожидания новых уголовных дел и претензий по отношению к журналистам, которые там остались и продолжают свою деятельность. К сожалению, Бекир Мамутов попал под каток репрессий: это очередное стремление запугать, загнать в рамки. Его и так вынудили оставить работу в Крымском инженерно-педагогическом университете, а сейчас у него, насколько я понимаю, хотят отобрать и газету, которую он возглавлял многие годы.

Крым, читай нас в Google News Подписаться

Гаяна Юксель сетует на то, что в Крыму после 2014 года значительно сократилось количество СМИ, а из крымскотатарских, помимо газеты «Къырым», остались лишь подконтрольные российским властям, вроде телеканала «Миллет» , радио «Ватан Седасы» и газета «Мераба» .

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

В высказываниях экспертов упоминаются положения и терминология российского законодательства, действующего на аннексированном Россией полуострове

Предыдущая «Запугать и загнать в рамки»: как Роскомнадзор преследует крымскотатарскую газету за упоминание Меджлиса
Следующая «Запугать и загнать в рамки»: как Роскомнадзор преследует крымскотатарскую газету за упоминание Меджлиса

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *