Зона развития или упадка? Пять лет российской «Свободной экономической зоне» в Крыму


Развитие российской «Свободной экономической зоны» в Крыму существенно замедлилось, объем инвестиций уменьшился – к такому выводу пришло издание «РИА Новости» в своем материале «Особая зона в Крыму: помогла, но не радикально». Издание сообщает, в 2018 году суммарные вложения резидентов зоны составили 37,2 млрд рублей, в 2019-м – меньше 5 млрд рублей.

В статье выдвигается предположение, что это связано с отменой пониженного тарифа взносов на страхование с 1 января 2018 года. «Свободная экономическая зона» в Крыму действует в течение пяти лет после российской аннексии полуострова. Российское министерство экономического развития утверждает, что на полуострове работают около 1300 резидентов, заявленный объем инвестиций по проектам превысил 127 млрд рублей, при этом 93% проектов реализуются малым и средним бизнесом. Однако, по словам специалистов, реальный объем инвестиций значительно меньше официальных показателей.

Экономический обозреватель в Крыму Александр Басов считает, что многие российские предприятия использовали эту зону в Крыму не столько для развития, сколько для выживания.

Александр Басов

– Она создавалась, для того чтобы каким-то образом уменьшить негативный экономический эффект от введенных санкций. Если рассматривать с этой точки зрения, то, конечно, зона не выполнила свою функцию – и вообще, вряд ли могла выполнить, на мой взгляд. Становится понятным, для чего большинство участников этой зоны в нее вступали – это, прежде всего, оптимизация собственного налогообложения. К сожалению, в целом вся экономика находится в весьма тяжелом положении: как тяжелый больной, подключенный к аппаратам для обеспечения жизнедеятельности. Для большинства предприятий вопрос выживаемости – это вопрос снижения налогового бремени. Когда с 2018 года резко уменьшились налоговые льготы, предприятия стали сворачивать свою деятельность.

Александр Басов утверждает, что ему доводилось сталкиваться с предприятиями, которые «мигрируют» из одной подобной зоны в другую.

– Я общался с предпринимателями из Калининграда: когда у них закончились налоговые преференции, они попытались перейти поработать сюда в Крым. Таких, я думаю, немало. Вторая задача многих участников зоны – это получение каких-то имущественных выгод от земель, зданий, сооружений, чтобы их в дальнейшем приватизировать и использовать для собственных целей. Большая часть предприятий под красивыми декларациями преследовали совершенно другие цели. Еще год назад руководитель российской налоговой службы по Крыму Роман Наздрачев заявлял, что свободная экономическая зона превращается в офшорную зону. То есть, более 1300 предприятий обеспечивают всего 7% поступлений в бюджет республики. Можно уверенно говорить, что зона не выполнила свою функцию.

По мнению Александра Басова, основные причины провала СЭЗ в Крыму заключаются в состоянии российской экономики.

– Правительство России понимает, что в этих условиях нужно хоть попытаться создать на каких-то локальных участках, на отдельных территориях оазисы процветания, но, к сожалению, это не работает. Когда в целом организм болен, когда социальная, политическая и экономическая среды лишены конкуренции, когда нет нормально работающих независимых судов, чтобы предприниматели могли отстаивать там свои права, то не может быть успешных экономических зон.

В 1996 году президент Украины Леонид Кучма своим указом создал Северо-крымскую экспериментальную экономическую зону «Сиваш», и она проработала до начала 2000-х. Экс-председатель Совета министров Автономной Республики Крым Сергей Куницын , который был главой администрации этой зоны, объясняет, какие для каких целей ее создавали.

– Мы с группой специалистов были инициаторами, а Леонид Кучма нас поддержал. Красноперекопск и Армянск – это промышленный узел, при 4% населения Крыма он дает 45% промышленного потенциала, соответствующие налоги. До 1998 года я был мэром Красноперекопска, тогда туда входил и Армянск. Мы понимали, что «Сиваш» не будет Сингапуром, но я думал о том, как спасти заводы, на которых работали заводы-города. Поэтому мы создали производственную экспортноориентированную экономическую зону и дали льготы таким инвесторам на сырье и оборудование. Отказались от акцизной группы: сигареты, водка и так далее, понимая, что все бандиты к нам сбегутся. Первые десять проектов я защищал в Кабинете министров.

Сергей Куницын называет опыт экономической зоны «Сиваш» успешным.

– Когда в Крыму, в Украине были 12-долларовая пенсия и зарплата, люди не получали их до двух лет, платили бартером – мы, за счет того, что дали предприятиям на 40-50% ниже налогообложение на реализацию, нашли возможности на «Крымском титане», на содовом, бромном заводах реализовать инвестпроекты и провести реконструкцию предприятий. Заводы стали платить налоги, мы погасили все долги перед учителями и врачами, бюджетниками, построили новые успешные предприятия под экономическую зону. Поэтому «Сиваш» успешно себя реализовал. А когда в 1998 году я стал премьер-министром, были созданы подобные условия на Западной Украине, на Донбассе, а мы сделали шесть территорий приоритетного развития, в основном, на Южном берегу Крыма. Эксперимент удался. А то, что там делают сейчас россияне – это абракадабра. Они не разбираются, что это.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Сергей Куницын убежден, что украинским властям следует создать на прилегающей к Крыму территории Херсонской области свободную экономическую зону или технопарк, где успешно работал бы малый и средний бизнес.

Проректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при доктор экономических наук Андрей Марголин утверждает, что уменьшение экономического эффекта от «Свободной экономической зоны» в Крыму было предсказуемым.

– Когда вы создаете свободную экономическую зону, у вас с самого начала наблюдается серьезный экономический рост, а потом он естественным образом замедляется. То есть, каждая следующая порция инвестиций не может давать взрывной эффект, он будет немного убывать. Что касается того, что кто-то что-то покидает, это отдельная тема, но мне кажется, этот тезис не доказан. Я в Крыму бываю очень часто и вижу, как строятся дороги, трасса «Таврида». Поэтому я бы сказал, что Крым развивается гораздо динамичнее… Любая территория, где создается какая-либо инфраструктура, начинает развиваться быстрее. Даже если инфраструктурный проект напрямую не касается свободной экономической зоны, он создает дополнительные стимулы для ее развития.

Андрей Марголин полагает, что выводы об успехе или провале российской «Свободной экономической зоны» в Крыму делать пока преждевременно.

– Чтобы зона работала, нужно, чтобы люди, которые в ней действуют, на самом деле вкладывались в развитие, а не использовали ее для минимизации налогообложения. В любом случае, мне кажется, что для оценки подобного опыта прошло еще очень мало времени, потому что, в отличие от инвестиций на рынке ценных бумаг, эффект от инвестиций в создание новых бизнесов такого рода проявляется в гораздо более отдаленной перспективе.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Предыдущая В Симферополе открыли железную карту России с «прикованным» Крымом (+фото)
Следующая Зона развития или упадка? Пять лет российской «Свободной экономической зоне» в Крыму

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *