Архитектуру претензий, выстроенную Кремлем, нарушают Крым и Донбасс…  


Рубрика «Мнение», специально для

Одно из двух. Владимир Путин, когда предъявлял ультиматум США и НАТО о «наползании» границ НАТО на границы России, думал, что либо его хитрость никто не расшифрует, либо это ему было все равно, а главная цель состояла в том, чтобы обратить на себя внимание громкими претензиями уже даже без учета возможных результатов.

Скорее всего, он не просчитал даже второй шаг США – вынесение переговоров из рамок Путин-Байден , где он еще попытался бы качать права, на уровень ЕС-Россия, НАТО-Россия, ОБСЕ-Россия. 7 января в Брюсселе пройдет внеочередное заседание Североатлантического совета на уровне министров иностранных дел, 12 января – заседание совета Россия – НАТО, 13 января – переговоры на площадке ОБСЕ. В Украину уже начался визит главы внешнеполитического ведомства ЕС Жозепа Борреля , он посетит Донбасс, включая линию разграничения, а затем встретится с украинским руководством в Киеве. Как заявил Боррель перед визитом, «ЕС не может быть нейтральным наблюдателем на переговорах, если Россия действительно хочет обсудить архитектуру безопасности в Европе».

В дискуссии возьмут участие тысячи специалистов, знатоков международного права, европейских и мировых юридических и военных институций, владеющих полнотой информации. Устоять против этих четырех формирований – США плюс НАТО, плюс ЕС, плюс ОБСЕ – Кремль мог бы только в том случае, если бы за его спиной было безупречное законопослушное (имеется в виду международное право) прошлое, соблюдение всех международных договоров и честность в отношениях с международными партнерами. Но именно это и есть самое слабое место Кремля, при наличии которого выставлять ультиматумы было довольно опрометчиво…

Москва могла бы легко продвигать обвинения против НАТО в приближении к границам Росси в том случае, если бы за ее плечами была политика добрососедства и уважения прав новообразованных на постсоветском пространстве государств, уважения к мировым институциям и соблюдение международного права, прежде всего Хельсинского акта, устава ООН, договоров и соглашений. Тогда Вашингтону и Брюсселю было бы нечем парировать, и Путин, сидя в Сочи, мог бы спокойно распространяться о подлетном времени ракет до Москвы.

Видимо, именно на такую архитектуру переговоров и надеялся Кремль. Но это могло быть только в том случае, если бы Москва при всем ее неуважении и пропагандистской лжи в адрес партнеров не допускала, что они, кроме всего, полные идиоты и не в курсе, что вытворяет сама Россия. И вот переговоры ни с ЕС, ни с НАТО, ни с ОСБЕ еще и не начались, но в адрес Москвы уже выдвинуто не меньше реальных претензий, чем у Москвы насчитывается надуманных вызовов к мировому сообществу.

И когда россияне заявляют, что МН-17 сбили не они, что на Донбассе они не сторона и что в Крыму они опирались не на оружие, а на референдум, то неужели они в ХХІ веке, при нынешнем развитии технологий, могут допускать, что их партнеры не смогут с легкостью доказать, что все это ложь?

И теперь у всех этих переговоров нет иного хода, чем сначала потребовать объяснений от России, и только потом обсуждать ее ультиматум. Нет сомнений, что и при этом обсуждении очень скоро выяснится, что под термином «безопасность России» Кремль имеет в виду не собственно безопасность, а право на раздел сфер влияния в мире, на которое сегодня никто в мире не согласится. Примечательно, что этот ультиматум Владимир Путин выдвинул только после того, как понял, что на его идею создания «Ялты-2» никто не соглашается, а именно в такой ситуации Кремль и может чувствовать себя в безопасности. И нынешние претензии к НАТО – просто вторая серия требований «Ялты-2». Кремль действует по древнему русскому правилу – не мытьем, так катаньем…

И вот диспозиция перед переговорами: кто-то, возможно, и воспринимал бы доводы Москвы о безопасности, если бы ничто не нарушало ту архитектуру переговоров, которую Кремль старательно выстраивал. Но тут уже сколько не говори о безопасности, но систему доказательств Москвы нарушает Крым, по поводу которого существует несколько резолюций ООН, Европарламента, документов ОБСЕ.

И мимо этих документов никто в мире не сможет пройти. А в этих требованиях – прекращение оккупации, выведение войск, в том числе ракет, угрожающих Европе, возврат Крыма под юрисдикцию Украины, освобождение узников, прекращение нарушений прав человека и гражданских свобод. И именно в этом и состоит реальная безопасность России. Точно так же, сколько Россия не будет говорить о своей безопасности, то первым аргументом его контрагентов будет довод, что для собственной безопасности России следует вывести войска из Донбасса. Точно так же: прежде чем, требовать безопасности себе, России следует отвести войска от границ Украины, то есть безопасность России может обеспечиваться безопасностью Украины.

Все, что сделала Россия с Украиной, то есть с Крымом и Донбассом, во всех предстоящих переговорах будет тяжелым камнем на пути России, который будет убедительно использоваться против Москвы. Поэтому вопрос о безопасности России – это по сути вопрос об откате ее политики, как минимум, к январю 2014 года, а возможно, и к периоду президента Ельцина в 90-х годы. По сути, успех предстоящих переговоров США, НАТО, ЕС и ОБСЕ с Россией будет состоять в том, что в мире будет начат процесс депутинизации политики Москвы.

Николай Семена , крымский корреспондент, обозреватель

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Часть жителей Севастополя осталась без воды из-за аварийных работ
Следующая «Перестаньте ждать конца пандемии». Что будет с коронавирусом в 2022 году

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *