Авторитарные режимы и их гаранты. Кризис в Казахстане сближает Китай и Россию?


Считается, что Центральная Азия — это регион соперничества между Пекином и Москвой, но реакция России и Китая на события в Казахстане показывает, что они учатся работать сообща, информирует RFE/RL.

В последние годы Китай и Россия сблизились, углубив политическое партнерство, но конфликт интересов этих двух стран в Центральной Азии считался фактором, который может помешать потеплению их отношений.

Россия считается главной военной силой в регионе, и медленное вхождение Пекина в сферу безопасности Центральной Азии в последние годы в сочетании с ростом его влияния через многомиллиардный инфраструктурный проект «Один пояс — один путь» (ОПОП) послужило причиной для более частых разногласий и потенциального соперничества.

Однако, по мнению аналитиков, то, как Китай и Россия реагируют на насилие и беспорядки в Казахстане, еще больше сблизило эти страны. Кроме того, их реакция показывает, на что готовы пойти две державы, чтобы расположить к себе друг друга во время быстро развивающегося кризиса, где ставки невероятно высоки.

«Кризис в Казахстане продемонстрировал, что отношения между Китаем и Россией в Центральной Азии весьма стабильны, — говорит старший научный сотрудник Центра восточных исследований в Варшаве Якуб Якобовски в беседе с корреспондентом RFE/RL. — Есть множество сложных вопросов и потенциальных проблем, которые они должны решить, и тот факт, что им это удается, показывает, насколько крепкими становятся отношения между Пекином и Москвой».

События в Казахстане начались с протестов против роста цен на сжиженный газ 2 января, которые быстро переросли в общенациональные демонстрации с требованием улучшить социально-экономические условия и создать более инклюзивную политическую систему. Затем волна насилия охватила улицы и беспорядки привели к нескольким различным кризисам.

Протесты в Алматы 4 января 2022 года

Президент Касым-Жомарт Токаев обратился за помощью к возглавляемому Москвой военному альянсу Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), который ввел несколько тысяч военнослужащих в страну, преимущественно из России.

Более того, противостояние между элитами страны привело к чистке в коридорах власти, в результате которой сохранявший влияние бывший президент Нурсултан Назарбаев был смещен с ключевого поста, а его сторонник Карим Масимов лишился должности главы комитета национальной безопасности по обвинению в государственной измене и попытке государственного переворота.

По мнению аналитиков, беспрецедентный кризис, как и его отголоски, будет иметь далеко идущие последствия для Казахстана и, вероятно, еще больше встряхнет отношения между Пекином и Москвой.

Решившись на военное вмешательство и оказав поддержку Токаеву, Кремль дал понять, что по-прежнему является гарантом безопасности в регионе, который он рассматривает как свой стратегический глубокий тыл. Россия также усилила свое и без того значительное политическое влияние.

Более того, перестановки в казахстанской элите могут ослабить влияние Китая в стране, поскольку Назарбаев и Масимов, два лояльных партнера Пекина, отодвинуты на второй план.

Будучи премьер-министром Казахстана, Карим Масимов осматривает почетный караул во время официальной церемонии встречи в Большом зале народных собраний в Пекине в 2002 году

Несмотря на такие сдвиги и потенциальные очаги напряженности, Пекин и Москва использовали кризис в Казахстане, чтобы усилить взаимную поддержку.

«Обе страны преследуют общую цель — сохранить стабильность в Центральной Азии, — говорит Якобовски. — Китай не пытается оттеснить Россию. Пекин считает, что у него есть более важные глобальные задачи, чем стать единственным игроком в Центральной Азии, и он с уважением относится к амбициям Москвы».

ПОИСК ТОЧЕК СОПРИКОСНОВЕНИЯ

Китай инвестировал десятки миллиардов долларов в Казахстан, а китайский лидер Си Цзиньпин даже официально запустил инициативу ОПОП в этой стране — во время визита в 2013 году.

Однако когда в начале января в Казахстане разразился хаос, Китай остался безучастным к беспорядкам по соседству.

Только после объявления о вводе войск ОДКБ с «миротворческой миссией» Пекин изменил дипломатическую тактику и высказал Токаеву полную поддержку. Си Цзиньпин предложил помочь подавить, по мнению Китая, «цветную революцию» в Казахстане.

Российские военнослужащие высаживаются из военного самолета в рамках «миротворческой миссии» Организации договора коллективной безопасности (ОДКБ) на аэродроме в Казахстане, 7 января 2022 года

После и китайское правительство, и всё более националистически настроенные государственные СМИ заверили миссию под руководством России в своей поддержке, призывая к более глубокой координации с Москвой в Центральной Азии и во всем мире на фоне постоянно усиливающейся напряженности между Кремлем и Вашингтоном.

Во время телефонного разговора министра иностранных дел Китая Ван И с российским коллегой Сергеем Лавровым 10 января Ван сказал, что Китай приветствует прибытие миссии ОДКБ в Казахстан, поскольку она сыграла «положительную роль в восстановлении стабильности в Казахстане».

«Тот факт, что правительство Казахстана запросило помощь миссии ОДКБ и что она названа миротворческой, делает ее гораздо менее проблематичной для Пекина, — считает научный сотрудник Итальянского института международных политических исследований Джулия Шорати . — Миротворческая деятельность — это единственный вид иностранного вмешательства, который официальная китайская риторика склонна поддерживать».

Российские солдаты складывают национальный флаг во время церемонии, посвященной началу вывода сил ОДКБ из Казахстана 13 января

Кроме того, Пекин поддержал официальную версию Токаева, что беспорядки были результатом попытки государственного переворота при помощи неких международных террористов, в том числе исламистских боевиков, и использовал этот дискурс для призыва к более тесному сотрудничеству в борьбе с терроризмом в регионе.

Представители возглавляемой Китаем Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), регионального блока по вопросам безопасности и экономики, членами которого также являются Казахстан и Россия, заявили, что насилие в Казахстане — свидетельство того, что необходимо приложить больше усилий в борьбе против «трех зол»: терроризма, сепаратизма и религиозного экстремизма; в то же время они предложили расширить участие ШОС в регионе.

Аналогичные призывы прозвучали из уст посла Китая в Казахстане Чжан Сяо , который 12 января заявил государственному изданию Global Times, что Китай планирует усилить сотрудничество в области правоохранительной деятельности и безопасности с Казахстаном и соседними странами, чтобы противостоять «внешнему вмешательству», будь то исламский экстремизм или «цветные революции», которые готовит Запад. Так дипломат сделал отсылку к волне народных протестов, в результате которых были смещены лидеры Грузии в 2003 году и Украины в 2005 году. Пекин и Москва считают, что они прошли при поддержке и финансовой помощи Запада.

«Китаю нравится делать такие заявления, — отметил доцент Государственного университета Фростбурга Хайюнь Ма , изучающий отношения Пекина со странами Центральной и Южной Азии. — Эта риторика отвечает нуждам Китая и России как предупреждение об иностранных угрозах и является прекрасной возможностью для расширения сотрудничества и маргинализации Запада».

БОЛЕЕ ШИРОКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

Хотя Китай быстро адаптировался к событиям в Казахстане и стал позиционировать себя ближе к России в регионе, Ма предупреждает, что волнения в Центральной Азии заставили Пекин «понервничать» и что новое положение дел в Казахстане всё еще вызывает смешанную реакцию в Китае.

Миссия ОДКБ в Казахстане стала первым случаем вмешательства организации на территории страны-члена, и повышение значимости этого альянса может происходить в ущерб ШОС — инструмента, который предпочитает использовать Китай для взаимодействия с регионом.

Решение Москвы поддержать Токаева может привести к будущим уступкам Нур-Султана Кремлю. Ма добавляет, что арест Масимова, давнего сторонника Китая в казахстанской элите, который помогал продвигать планы Китая в Казахстане, также может подорвать влияние Пекина.

Президент Китая Си Цзиньпин (справа) обменивается рукопожатием с президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым на церемонии в Доме народных собраний в Пекине в 2019 году

Тем не менее, по словам Ма, это вряд ли помешает установить более широкое сотрудничество между Россией и Китаем и, когда дело касается Казахстана, Пекин и Москва «не то чтобы сотрудничают, но точно не соперничают».

Руководитель аналитического отдела Prism Political Risk Management в Лондоне Бен Гудвин утверждает, что позиция Китая и России по отношению к кризису в Казахстане также отражает изменения во взглядах внутри Кремля на Пекин и на российскую внешнюю политику в целом.

«Россия больше не считает, что взаимодействие других держав в ее глубоком тылу — это «перетягивание каната», как это было 10 лет назад и более», — сказал Гудвин, имея в виду вторжение России в Грузию в 2008 году и оккупацию и аннексию Крымского полуострова в Украине в 2014 году.

Хотя события в Казахстане приведут к периоду перенастройки Пекина и Москвы в Центральной Азии, что может вызвать некоторую напряженность, они вряд ли нарушат более широкую динамику отношений между двумя державами, которые всё активнее объединяются против Соединенных Штатов.

«Россия не хочет оккупировать Казахстан. Целью вмешательства было продемонстрировать, что Россия является гарантом авторитарных режимов по всему миру, — добавил Гудвин. — И Китай вполне доволен тем, что Россия играет эту роль».

Предыдущая Авторитарные режимы и их гаранты. Кризис в Казахстане сближает Китай и Россию?
Следующая Министр образования Крыма не приехала в Керчь из-за снегопада

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.