Бежать или оказаться за решеткой? Поток вынужденных эмигрантов из России не останавливается


Около половины экс-координаторов региональных штабов российского оппозиционера Алексея Навального покинули Россию или собираются это сделать, сообщил накануне «Коммерсант», пишет русская служба «Голоса Америки».

По данным издания, из 38 бывших координаторов эмигрировали, по меньшей мере, 14, еще двое размышляют об отъезде, а о судьбе троих в точности ничего неизвестно.

Руководство Фонда Борьбы с коррупцией (ФБК) уже давно перебралось за границу практически в полном составе. Это случилось вскоре после того как ФБК и другие структуры Навального были признаны в России экстремистскими и запрещены.

СМИ едва ли не ежедневно сообщают о том, что кто-либо из политических и общественных активистов оказывается за границей. То же самое касается независимых журналистов, блогеров, адвокатов, верующих, стенд-комиков, реперов и так далее, и так далее. По оценкам экспертов, этот процесс приобрел массовый характер в силу репрессивного характера российского законодательства. Большинство эмигрантов по неволе уезжают за рубеж, опасаясь очутиться за решеткой.

По данным правозащитной организации «Мемориал» , которую власти страны сейчас собираются ликвидировать через суд, количество политзаключенных в России превышает 400 человек. Еще в 2016 году их насчитывалось около ста.

Только за самое последнее время Россию покинули политики Геннадий и Дмитрий Гудковы , журналисты Роман Баданин и Роман Доброхотов , правозащитник Петр Верзилов , адвокат Иван Павлов и его коллеги, совсем свежий пример – рэпер Алишер Моргенштерн … Причем список вынужденных эмигрантов постоянно ширится.

И все это на фоне усиливающегося демографического кризиса в стране. Согласно официальной статистике, только за три квартала нынешнего года естественная убыль населения в России составила 675,7 тысяч человек. Это уже больше, чем за весь 2020-й год.

Сергей Давидис: «Определенный набор опций у несогласных с политикой Кремля все равно имеется»

Руководитель программы «Поддержка политзаключенных и преследуемых гражданских активистов» правозащитного центра «Мемориал» Сергей Давидис в интервью Русской службе «Голоса Америки» назвал сложившуюся в стране ситуацию для оппозиции сложной, но не безнадежной. Как ему представляется, это не значит, что сейчас всем сторонникам Навального необходимо «немедленно бежать из страны» из-за опасности угодить за решетку.

Руководитель программы «Поддержка политзаключенных и преследуемых гражданских активистов» правозащитного центра «Мемориал» Сергей Давидис

«Хотя возможности у тех активистов, которые не уехали из России, оказывать влияние на ситуацию внутри страны остается не так много, – согласился он. – Тем не менее, определенный набор опций у несогласных с политикой Кремля все равно имеется. Это, в частности, наблюдение за выборами, поддержка оппозиционных кандидатов и “Умного голосования”, распространение объективной информации по тем каналам, которые не контролируются властью».

Вместе с тем Сергей Давидис констатировал, что в той форме, в которой оппозиционное движение существовало еще год назад, оно сегодня из-за действий властей невозможно.

«Однако протест, так или иначе, будет пробивать себе дорогу, – уверен он. – А какие-то организационные структуры продолжат действовать вне страны. Кроме того оппозиционно настроенные люди, вероятно, могут пытаться интегрироваться в легальные структуры, которые еще не запрещены в России. Словом, жизнь не останавливается. Если запрос на оппозиционную политику будет, то она проявится».

В то же время правозащитник допустил возможность дальнейшего усиления репрессий в стране, в том числе за счет расширения практики признания неугодных властям организаций экстремистскими. И тут многое будет зависеть от того, как проявит себя гражданское общество, резюмировал Сергей Давидис.

Алексей Рощин: «Недовольство в любом случае будет выливаться в общественное пространство»

В свою очередь социальный психолог Алексей Рощин в комментарии «Голосу Америки» отметил, что российские власти действительно взяли курс на «жесткое выпалывание» любой оппозиции в стране. Причем, по его мнению, при этом используются разные формы выдавливания активистов за пределы России. «Соответственно, тут налицо явная победа силового блока в Кремле, – утверждает он. – О сурковских временах заигрывания с оппозиционерами уже никакой речи не идет».

Социальный психолог Алексей Рощин

С другой стороны, такая тактика может принести успех только на «короткой дистанции», полагает Алексей Рощин: «Да, сейчас в стране затишье, – рассуждает он. – Однако, думаю, это не надолго. Свято место пусто не бывает. И может вполне получиться так, что на первый план выйдет оппозиция другого типа. Это может быть, например, «региональная вольница», формирование которой стимулирует заметное ухудшения экономического положения. Взять одну только инфляцию со всеми вытекающими отсюда последствиями. Словом, недовольство в любом случае будет выливаться в общественное пространство».

Вдобавок ко всему на глазах образуется новая оппозиционная надпартийная и кросс-идеологическая платформа для всех недовольных в связи с попытками принуждения к вакцинации, подчеркнул социальный психолог.

«Это встречает большое сопротивление, при этом происходит довольно странное объединение людей с самыми разными политическими взглядами на почве неприятия, допустим, QR-кодов. Все это идет помимо мейнстрима, помимо Навального, и в итоге вполне может сформироваться в достаточно серьезную оппозицию. Акцент антивакцинного движения на права человека довольно болезнен для режима, и это та самая тема, которая может прорасти в любую сторону».

В этом смысле не исключено, что через довольно короткое время мы увидим новых оппозиционных лидеров и мощные протестные движения в России, спрогнозировал Алексей Рощин.

Предыдущая Смертность в России стала рекордной с 1945 года
Следующая Пропагандистский ход: почему «Талибан» говорит о Крыме

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *