«Били, надевали на голову пакеты». Похищение семьи и арест матери правозащитника Янгулбаева в Чечне


Семья чеченского правозащитника из «Комитета против пыток» Абубакара Янгулбаева – сестра и отец – уехали из России после угроз Рамзана Кадырова. Глава Чечни, который считает Янгулбаева и его родных администраторами телеграм-канала 1Adat (там критикуют Кадырова и его политику в республике), заявил, что «эту семейку ждет место либо в тюрьме, либо под землей», а позже назвал террористами Янгулбаевых, а также главу «Комитета против пыток» Игоря Каляпина и журналистку «Новой газеты» Елену Милашину, которая пишет о нарушениях прав человека в Чечне, пишет телеканал «Настоящее Время» ​(создан компанией RFE/RL при участии «Голоса Америки»). ​

Мать Абубакара Зарема Мусаева , с похищения которой в Нижнем Новгороде на прошлой неделе началась эта резонансная история, находится в Чечне, она под арестом за якобы совершенное нападение на полицейского. У женщины инсулинозависимый диабет, в ночь на субботу появилась видеозапись, на которой она, по оценкам сына, выглядит и чувствует себя очень плохо. Что сейчас происходит с Заремой Мусаевой и правда ли, что в республике пропали еще 15 родственников этой семьи – об этом мы в эфире «Настоящего Времени» спросили Абубакара Янгулбаева .

— Есть ли у вас какие-то новости, кроме тех, которые были в СМИ в эти выходные о вашей маме? В каком она находится состоянии, что вам известно?

— Кроме тех слов, которые сказал Ахмед Дудаев , министр Чечни, по каким-то связям непонятным, ничего больше нет, официального подтверждения этому нет. Адвокат все это время там находился, писал заявление, добивался аудиенции с мамой и звонил везде, чтобы донести, что у нее уже есть адвокат. Вообще, любое судопроизводство без участия этого адвоката можно считать незаконным. Тем более у нее не было возможности самостоятельно выбрать себе адвоката. Понятное дело, что, если действительно такой суд состоялся, они могли воспользоваться ее беспомощным состоянием и сделать все так, как они и привыкли делать всегда в Чечне, пользуясь страхом людей.

Где конкретно она находится, на каком основании ее действительно задержали, что это за административная статья – обстоятельства этого нам неизвестны.

Что самое важное – это нападение [на полицейского], о котором заявляют эти люди, оно, по их риторике, произошло в пути либо при задержании. Но это уже другая территориальная юрисдикция и это другая территориальная подследственность. В Чечне ее никто привлекать к ответственности не мог.

Министр информации и печати Чеченской Республики Ахмед Дудаев, Россия

— Вы можете предположить, что вашу маму в Чечне сейчас могут пытать?

— Я надеюсь, что сейчас ничего подобного с ней не происходит. Она вообще сейчас находится под защитой государства – любой человек, который задержан, априори находится под защитой государства – и за любую травму государство обязано отвечать. Если с ней сейчас хоть что-нибудь произойдет, то спрос будет максимальный. Они никогда уже не смогут отмыть свои руки.

— А кто будет спрашивать в данном случае?

— Будет спрашивать общество, будет спрашивать государство более высшего уровня, и будет спрашивать Европейский суд по правам человека.

— Почему это должно произойти, учитывая, что сообщений о пытках из Чечни, наверное, сотни уже, но Москва никак не реагирует? Почему сейчас это должно измениться?

— Потому что общественный резонанс, который сейчас появился, он как никогда просто супермасштабный, очень огромный. Я благодарен каждому, кто обращает на это внимание и не остается в стороне.

Глава Чечни Рамзан Кадыров, Россия

— Рамзан Кадыров угрожает всей вашей семье. Правда ли, что в выходные вы рассказали о том, что еще 15 человек из вашей большой семьи пропали в Чечне?

— Да, [два дома], где примерно проживают 15 человек, они пустые. Я получил подтвержденную информацию о том, что мои дяди – это Янгулбаевы Шахид , Сайд-Эмин и Сайд-Ахмед – все еще удерживаются в Урус-Мартановском ОМВД. Единственное, Шахида отпускали, потому что он заболел коронавирусом и его отпустили, чтобы он мог полечиться дома. Но когда он узнал о том, что маму похитили и везут в Чечню – предположительно, в полицейские органы – несмотря на свою болезнь, он вышел и начал ее искать, а кадыровцы его опять похитили.

— Ваши другие родственники рассказывают, что с ними происходило, пока они были в заключении?

— Я пока с ними напрямую не общался. Но у меня есть информация, и она тоже подтверждается, что во время похищения у них забирали паспорта, у них забирали документы на домовладения, некоторых били, почти всем надевали на голову пакеты. Это все происходило ночью, когда они спали. Это как 23 февраля 1944 года депортировали людей.

— Зачем это делается? Что-то требуют те люди, которые избивают ваших родственников?

— Нет, нет никаких официальных требований, вообще ничего нет. Такие запугивания, угрозы. Кадыровцы создают врагов вокруг себя и начинают какую-то войну, объявляют всех террористами каждый день практически. Человек, видимо, полностью потерял связь с настоящим и не может отвечать за то, что происходит вообще в целом, за соразмерность своих действий, за последствия этих действий. Человек просто не понимает, а окружающие, видимо, не могут ему это объяснить.

— Песков, отвечая на вопросы журналистов, называл это фантастикой. Есть ли какая-то сейчас реакция Москвы на все происходящее? Может быть, вы получаете какие-то неформальные сигналы о том, кто знает о происходящем? Есть ли какая-то реакция от Совета по правам человека?

— Есть только предположение о том, что раз это комментирует Песков, то президенту России это тоже известно. Я полагаю, что в Кремле об этом молчат, потому что пока не знают, какое решение принять, и надеются на то, что все само уляжется. Но с самого 2015 года это все началось незаконно, нас начали преследовать незаконно, необоснованно, и сдаваться нет никакого смысла. Я и не хочу.

— А кто-то требует, чтобы вы сдались?

— Конечно. Ранее приходили сообщения в личные чаты социальных сетей с угрозами о том, что если не прекратится критика в адрес Кадырова, то сожгут дом, похитят родственников, будут их пытать, «достанем и вас, мы знаем, где вы живете» и тому подобное. Все это происходило с фейковых аккаунтов, конечно же. Но это было на чеченском языке. Если на чеченском языке тебе приходят угрозы, то это точно кадыровец.

— Вы сами находитесь за границей. Вы сейчас чувствуете опасность после всех прозвучавших угроз?

— Я не знаю, как на этот вопрос отвечать. Я чувствую опасность только за своих родственников и за маму – вот за кого я чувствую опасность, потому что они находятся в самом опасном месте в России – они находятся сейчас в концлагере.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Предыдущая «Били, надевали на голову пакеты». Похищение семьи и арест матери правозащитника Янгулбаева в Чечне
Следующая «Били, надевали на голову пакеты». Похищение семьи и арест матери правозащитника Янгулбаева в Чечне

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.