«Будем заниматься каннибализмом». Санкции и рынок грузоперевозок в России: ни товаров, ни машин


Российские грузоперевозчики уже ощутили на себе воздействие международных санкций. По направлениям, которые раньше обеспечивали российские регионы импортом, уже стало нечего возить. Из-за этого даже новые грузовики тысячами выставляют на продажу — но что с ними делать непонятно, разве что разбирать на запчасти с целью последующей перепродажи. Ведь с поставкой новых запчастей из-за границы тоже возникли проблемы, пишет проект русской службы Радио Свобода «Idel.Реалии».

Такую невесёлую картину нарисовал в интервью корреспонденту «Idel.Реалии» Владислав Абрамов — председатель правления объединения перевозчиков города Казани. Впрочем, есть и те, кто из нынешнего положения, в которое себя загнала Россия, может извлечь выгоду. Это, например, Китай.

— В каком состоянии сейчас находится бизнес грузоперевозок?

— Бизнес грузоперевозок сейчас переживает, мягко говоря, очень плохие времена. На полках ещё вроде бы полно товаров, ещё не пусто, но мы чувствуем, что количество грузов сокращается. Возить становится нечего. Традиционные маршруты из Москвы в Казань, из Питера в Казань, из Новороссийска в Казань — скажем так, импортоориентированные — грузов [на них] нет, ставки упали, и многие машины возвращаются пустыми.

Мы-то чувствуем, что что-то в экономике уже не так. Внешне-то все атрибуты сытой жизни налицо: полки магазинов полны — а возить нечего становится! Ни сырья нет импортного, ни продуктов. Порты стоят. Ни на отгрузку, ни на приём — ничего нет! Я цинично скажу: вот оно импортозамещение в действии — импорт заменили. Заменили пустотой, вакуумом. Поэтому у нас плохие предчувствия.

— Пока только предчувствия?

— Пока да. Пока жирок какой-то есть. Мы привыкли, что надо потерпеть, что всё само собой образуется. Что кто-то там навалится, правительство за нас подумает, придумает какие-то там меры поддержки, напечатают денег, что-то случится. Но вот этот кризис, как мы видим, это — мы против всего мира. Такого кризиса ещё не было никогда. Были либо кризис мировой, когда всем миром выходили, либо кризис в России — но весь мир нам помогал. А сейчас такая ситуация, что мы одни против всего мира, помощи ждать неоткуда — и все наши западные партнёры с очень большим удовольствием втаптывают нас в грязь.

— Мы же не будем обсуждать причины, по которым это делается?

— Причина эта у каждого в голове есть — и сегодня ещё и чревато обсуждать эту причину. Так что да, оставим это за скобками.

Владислав Абрамов

— Вы упомянули полки магазинов. Но ведь был уже первый тревожный толчок в начале марта, когда возникла давка в очередях за сахаром, отдельные товары демонстрировали фантастический взлёт в цене. Например, что стало настоящим откровением для меня, капуста белокочанная… Но тогда отчасти это объяснялось паникой. А когда, на ваш взгляд, мы увидим более ощутимый эффект, который будет объясняться уже не паникой, а тем, что на складах исчерпаны товарные запасы?

— Временными рамками я сейчас не могу оперировать, когда это будет — через месяц, через два, через год… Я думаю, это будет нарастающий эффект. Склады будут опустошаться, и на замену им ничего не будет. Вот, например, с одним из моих поставщиков машинного масла мы разговаривали, очень известный бренд — они затарились, например, на год. Что будет через год, мы не знаем, говорит. Их зарубежные партнёры сворачивают производство в России, новых поставок не будет… Ну, пока так, по крайней мере, декларируют. Вот они закредитовались по самое не могу, затарились маслом машинным — и пока продают его. Что дальше будет, они боятся даже прогнозировать. Мы тоже пока живём сегодняшним днём.

У нас нет финансовых возможностей затариться на год. Сегодня съездили куда-то, денежки получили — а что будет завтра, я не могу сказать. Для меня и всех моих коллег любая крупная поломка автомобиля — всё, выход из бизнеса. Нет кредитных возможностей — перекредитоваться и отремонтироваться — ну, и смысла не вижу. Рынок перевозок падает. По слухам, крупные грузоперевозчики с тысячными флотами уже по тысяче автомобилей ставят на продажу. Причём как бэушных, так и новых абсолютно, которые даже не использованы ещё.

— А кто эти автомобили сейчас купит, если возить уже нечего?

— Конечно. Крупные были ориентированы на что? Отъюзают машину, выведут её из лизинга — и перепродадут всякой мелочи. Мелочь их подбирает, ремонтирует, обслуживает — и тоже выходит на рынок. А сейчас и покупателей нет на их технику. На каких-то залётных, может, они ещё рассчитывают — но здравый смысл отсутствует в том, чтобы покупать что-то, расширяться. Сейчас удержать бы то, что уже есть…

— Вы уже упоминали как-то в разговоре со мной, что для работы предпочитаете грузовики иностранного производства…

— Да, конечно. У них ресурс, во-первых, гораздо больше. И миллион, и два, и три миллиона километров может отъездить — при должном уходе, конечно. Российские грузовики при всех их хвалебных одах не обладают таким ресурсом.

Условно, вот этот «КАМАЗ», который сделан по подобию «Мерседеса» (крупные узлы — мерседесовские, но сборка наша) — в итоге «Мерседеса» из него всё равно не получилось. И водителей на такие грузовики искать всё труднее и труднее. Все хотят сесть на хороший западный грузовик и со всеми удобствами ездить, зарабатывать деньги. Если машина имеет возможность без поломок проезжать много-много километров, то водителю, конечно, гораздо выгоднее на ней ездить. А российские суррогаты они — ну, суррогаты…

— Да, но, как вы уже упомянули, если сейчас импортный грузовик сломается, то это практически — вылет из бизнеса…

— Я понял вопрос. Путь такой же, как на Кубе, как в Иране… Будем заниматься каннибализмом: машина сломалась — мы её растаскиваем на запчасти… Ну, и какие-то кривые схемы поставок запчастей всё равно будут. Потому что Турция, Китай свои аналоги поставят, а очень ушлые дельцы из Западной Европы что-то привезут. Но это будет гораздо дороже, конечно, и сложнее. И не все смогут этим пользоваться.

Но, повторюсь, есть Китай. Китайской автопром сейчас на подъёме. У них машины, конечно, не такие надёжные, ломаются — но есть, по крайней мере.

— Вы как-то уже упоминали, что то же оборудование для обслуживания системы «Платон» в машинах работает на китайских микросхемах, а сейчас, получается, перевозчики ещё и на китайские грузовики могут пересесть?

— Сырьевым придатком и рынком сбыта становимся нашего старшего брата. Это, конечно, в кавычках. Никакой он нам не брат.

— А Казахстан? С ним что? Он какие-то потребности российского рынка, по вашему, сможет закрывать?

— Какие-то потребности будет. Но Казахстан в этом случае выступает как транзитная страна между Китаем и Россией. Часть потоков пойдёт, конечно, через Казахстан, и какие-то схемы поставок запчастей они будут, конечно, отрабатывать. Но я думаю, что выгодоприобретателями будут в первую очередь Турция и Китай.

— Автоканнибализм, который вы упомянули, думаю, приведёт к тому, что в России буйным цветом расцветёт — не скажу, чёрный — но, наверное, серый рынок автозапчастей?

— И чёрный, и серый будут, конечно, процветать.

— Так, может, те, кто сейчас будут грузовики скупать, рассчитывают на то, что грузоперевозчики потом пойдут к ним? Только не за целыми машинами, а за запчастями?

— Да, какую-то часть рынка они займут. Эти бэушные грузовики будут разбираться и продаваться по частям — но по другим ценам уже. И опять же пострадает то, за что у нас власти официально больше всего ратовали — безопасность дорожного движения. Будут ставиться сомнительные, бэушные запчасти на грузовик — вырастет количество аварий.

— Кстати, завод «КАМАЗ», упомянутый вами ранее, уже выступал с громкими заявлениями, что он найдёт какие-то варианты, уйдёт от импорта к импортозамещению…

— Громкие заявления — это одно. Они сами не верят. Это на людей рассчитано, которые не в теме. «Мы там будем «КАМАЗЫ», «Евро-2″ делать, семьсот сороковой мотор…» Все технологии уже утеряны. Мы крупной узловой сборкой занимаемся, со всего мира собираем комплектующие — и как конструктор Лего складываем этот «КАМАЗ». А свои, я думаю, делать уже не можем. Потому что технологии потеряны, оборудование, оснастка, штампы какие-то… Нет этого уже, всё уже давно сдано в металлолом. И сейчас нам «КАМАЗ» этот с нуля надо делать — а конструкторские кадры уже тоже потеряны.

Я, например, не верю в какое-то их радужное будущее. Конечно, отдельные экземпляры будут собирать, помпезно показывать по телевизору — но, я думаю, что эти собранные «КАМАЗы» будут автозаки, в лучшем случае — какие-нибудь вездеходы для нужд вооруженных сил. В коммерческом обороте, я думаю, не будет этого.

— То есть они будут работать на госзаказ для такого невзыскательного заказчика?

— Совершенно верно. Это будет уже не крупное серийное производство, а, может, даже единичное.

— Ну, и как мы знаем, в случае с госзаказом никто обычно не жалуется. Заключили крупный контракт, бюджеты освоили — и все довольны?

— «Освоили» — то самое слово. Там же об экономике никто не думает. Освоить денег, чтобы тебе на следующий год ещё больше дали.

— Ваша точка зрения ясна. А из других ваших коллег тоже никто не загорелся идеей пересесть на грузовики от отечественного производителя?

— Это смелое заявление, но, думаю, выражу консолидированное мнение: на «КАМАЗы» никто не хочет пересаживаться.

— Вы общались на эту тему с коллегами?

— Конечно. Никто не горит желанием. И — более того — никто и не верит, что на них придётся пересаживаться. Мы думаем только о том, чтобы быстрее вся эта история закончилась, чтобы опять какие-то экономические связи стали налаживаться. Хотя в это тоже с трудом уже верится в свете последних событий.

— А во что верится? Вы упоминали, что в апреле у вас состоялся разговор с бизнес-омбудсменом РТ…

— Ну, не с бизнес-омбудсменом даже. Я там с кем-то на уровне начальника отдела общался, скорее. Раньше Тимур Дмитриевич [Нагуманов, с 2013 по 2019 гг. — уполномоченный при президенте РТ по защите прав предпринимателей, ныне — глава Альметьевского района РТ] был, у нас с ним были хорошие отношения. А с этим составом мы не знакомы и… Я не увидел с их стороны какой-то заинтересованности во всех наших просьбах. Номинально они мне сказали: напишите, предложите… Но я так понял, что действий никаких не будет. А заниматься пустой работой я тоже не хочу.

— Может, вкратце обозначите, какие предложения у вас есть по поддержке бизнеса?

— Освободить от транспортного налога перевозчиков за 2021 и 2022 гг.; уменьшить ставку упрощённой системы налогообложения — сделав 1% от выручки и 3% — доходы минус расходы; при сохранении рабочих мест в течение какого-то срока (шесть или девять месяцев, например) выплачивать работодателям и предпринимателям по минимальному размеру оплаты труда — в пандемию была такая мера, ну, там один или два раза они [власти] буквально это сделали. На уровне республики было вот это.

— То есть то, что вы сейчас перечислили, это те налоги и сборы, которые собираются как раз на региональном уровне?

— Да. То, что в компетенции республики.

— И бизнес-омбудсмен со всем этим мог смело идти в Госсовет РТ, в Кабмин РТ и говорить: «Есть такая вот пачка предложений от местного бизнеса»?

— Да, там ещё были… Они затерялись эти меры, я на память сейчас не воспроизведу.

— Других рычагов у вас нет, кроме как выход на бизнес-омбудсмена?

— Ну, «рычаги» — это громко сказано. Конечно, мы готовим к рассылке во властные структуры письма, предложения… Но первый шаг — это обратиться к бизнес-омбудсмену. В высшие эшелоны власти должны были донести именно они. Упаковать это всё в какую-то красивую форму — и власти преподнести уже. Но я говорю, заинтересованности нет — поэтому я посчитал, что это бессмысленно. Да, к президенту РТ мы будем обращаться обязательно — но пока ещё руки не доходят.

— Тем временем вы, наверное, видели, что «Справедливая Россия» предлагает закончить всю эту историю с «Платоном»? (партия распиарила свою инициативу по отмене дорожных сборов в рамках системы «Платон» в марте, в апреле стало известно о подготовке законопроекта, который должна рассмотреть Госдума — но Минтранс РФ выступил против этой инициативы, заявив, что в качестве уступки готов не повышать до 1 февраля 2023 года тарифы в системе)

— Да, как неудачный эксперимент. Денег собирают они мизер (в бюджет, я имею в виду), а хозяева этого «Платона», как я уже говорил, стали долларовыми миллиардерами. Это частная фискальная структура, которая создана сама для себя. За семь лет какого-то масштабного увеличения дорожного строительства мы не заметили. На фоне полуторатриллионного консолидированного бюджета Дорожного фонда доля от «Платона» — ну, это мизер какой-то!..

Но зато я знаю, что для десятков тысяч перевозчиков, индивидуальных предпринимателей, в основном — это последней точкой послужило просто, кто бросил бизнес, и всё…

Так что это популизм просто «Справедливой России». Где они раньше были, когда боролись с «Платоном»? Они же за него и голосовали. Обеими руками были за. А сейчас на какой-то волне, когда все стараются какие-то меры поддержки предложить… Всерьёз-то они и сами в это не верят. На раз проходят только инициативы одной известной нам партии. А эти занимаются популизмом только.

— Мне вообще непонятно, зачем они про это вспомнили. В России вроде и выборы-то из-за «спецоперации» под угрозой отмены.

— Ну, может, в голове у электората отложится на будущее, что «Справедливая Россия» за перевозчиков… Такие заявления-то делать — дело простое. В бумагу их оформил, внёс — и всё, дальше дело никуда не идёт. А кто-то запомнил: вот, борцы с «Платоном», борцы за малый бизнес…

— То есть из всей так называемой системной оппозиции никто в России интересов малого бизнеса — не говоря уже об интересах отдельно перевозчиков — не представляет?

— Нет, нет. Сейчас тем более в контексте последних событий все затаились. Никаких действий, никаких громких заявлений — ничего нет. Все сидят, притихли, ждут финала этой истории. А что касается перевозчиков, малого бизнеса, мы всегда хотели донести [до власти] мысль: «Оставьте нас в покое, не замечайте нас, не занимайтесь нами, только освободите нас от налогов в какой-то степени». Например, с минимального размера оплаты труда не брать вообще никаких налогов, то есть подоходный налог. Это какая-то мера поддержки. Пусть с минималки у тебя полторы тысячи не возьмут — но это каждый месяц, это системно. Это на что-то влияет. А вот такие подачки, которые они время от времени дают, ни к чему не приводят, только развращают.

Сейчас — конечно, надо эту информацию ещё перепроверять — якобы хотят отменить все штрафы. Типа амнистии по штрафам объявить. Но получается, кто законопослушный — не нарушает или вовремя платит штрафы — им ничего. А нарушителям, тем, кто не платит — амнистия. Опять же — популистский шаг. Получается, кто вовремя платит, тот оказывается опять в дураках. А кто не платит — опять оказывается на коне и будет, посмеиваясь в усы, говорить: «Мы же говорили вам — платить не надо!»

— Вы упомянули предложение освободить вас от транспортного налога за 2021 и 2022 годы…

— Для перевозчиков, я считаю, это справедливо. Налог на одну машину — от 30 тыс. до 40 тыс. руб. Для нас это существенно. Особенно, когда машин несколько. Я и по себе, и по коллегам знаю. Ни лизинговых платежей, ни других налогов никто не отменял. Ну, хоть что-то!

— Учитывая, что вас не услышал даже бизнес-омбудсмен, а время уплаты налогов уже подходит, думаете, что-то ещё получится сделать?

— Транспортный налог же декларированию не подлежит. По факту то, что ты имеешь, тебе в июле налоговая начисляет. Так что время для маневра ещё есть. Хотя мне там уже сказали: «Этот же налог платится за 2021 год, в 2021 году вы же работали, деньги зарабатывали — и поэтому надо платить». Но платить-то надо сейчас! А у нас сейчас денег нет. И поэтому это существенно. Но у них такой контраргумент: «А чем будет наполняться бюджет?»

Мы со структурой бюджета не знакомы, но, думаю, на уровне той же республики есть какие-то структурные мегапроекты. Может, их тогда лучше сейчас заморозить? Настанут времена получше — и тогда их расконсервировать снова? А сейчас тому бизнесу, что ещё есть, дать какую-то поблажку, поддержку? У нас ситуация в стране беспрецедентная — и меры поддержки должны быть тоже беспрецедентные.

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrbcwgzlasuqqh.azureedge.net/.Также следите за основными новостями в Telegram , Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая Первый пошел: Литва закрывает консульство в россии и отзывает посла
Следующая «Будем заниматься каннибализмом». Санкции и рынок грузоперевозок в России: ни товаров, ни машин

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.