Четыре года за пикет. В России вышли на свободу фигуранты «ростовского дела»


«Я хочу поблагодарить всех людей, которые поддерживали нас и писали нам письма, и правозащитные организации, помогавшие нам оплачивать адвоката и распространять информацию о нашем деле. Все эти действия, даже самые маленькие, привели к тому, что сегодня мы на свободе», – говорит Ян Сидоров. 3 ноября Сидоров и его товарищ Владислав Мордасов вышли на свободу из колоний строгого режима и вернулись в родной Ростов-на-Дону. Четыре года фигуранты «ростовского дела» провели в тюрьмах и лагерях, информирует Радио Свобода .​

«Ростовское дело» стало одним из самых мрачных эпизодов организованной российскими спецслужбами охоты на сторонников оппозиционного политика Вячеслава Мальцева . Бывший зампред Саратовской областной думы, Мальцев был участником думских выборов 2016 года. В эфире телеканала «Россия» он призвал к импичменту Владимира Путина. «Если царь не знает, что творится в стране, его надо в дурдом сажать. Если знает и не мешает этому, его надо в тюрьму. Если знает и способствует, на кол надо сажать таких царей», – такие слова услышали зрители госканала. А своих сторонников в YouTube Мальцев агитировал выходить на улицы и свергать власть. Революцию он назначил на 5 ноября 2017 года.

К этому дню готовились не только тысячи сторонников Мальцева, ставшего популярным видеоблогером, но и спецслужбы, засылавшие своих провокаторов в чаты и подогревавшие дискуссии «экстремистскими» призывами, чтобы затем было проще оформлять дела.

Революция не состоялась, Мальцев, которому угрожал арест, бежал во Францию, где вскоре получил политическое убежище. Его движение «Артподготовка» в России признали экстремистским, а в сентябре 2021 года и террористическим.

5 ноября 2017 года во многих городах были усилены меры безопасности, сотни сторонников Мальцева и просто случайных людей были задержаны.

«В Москве было задержано более 500 человек из вышедших на протестную акцию. Точное количество по всей стране нам доподлинно сейчас не известно, но по предварительным данным их более 5000 человек. Все сторонники движения «Артподготовка» подверглись жестким репрессиям и преследованию, кому-то удалось покинуть страну. За три года ни у одного задержанного или при обысках по всей стране не было найдено ни одного предмета, хоть как-то похожего на оружие. Ни один человек не был задержан хотя бы с ножом. Но при этом ФСБ утверждает, что «Революция 05.11.17» – это вооруженная акция. При некоторых обысках в квартиры были подброшены бутылки с бензином, и именно они стали главными аргументами обвинения. Расправу со сторонниками народного движения «Артподготовка» ФСБ использует как метод запугивания и устрашения последователей оппозиции или людей, выражающих недовольство властью»,– писала в обращении в Конгресс США сторонница Мальцева Надежда Петрова , ныне живущая во Франции.

18-летний Ян Сидоров и 23-летний Влад Мордасов тоже были арестованы по этому делу. 5 ноября они вышли к зданию правительства Ростовской области с плакатами «Верните землю погорельцам» и «Правительство в отставку». В коробке у них лежал громкоговоритель, который они купили в магазине «Музыкальная планета» за 2500 рублей. Также в этот день задержали несколько человек во дворах и на остановке общественного транспорта и велосипедиста, оказавшегося поблизости. Сидорова, Мордасова и Вячеслава Шамшина обвинили в подготовке массовых беспорядков и захвата здания правительства.

Мирный пикет в защиту погорельцев (в результате крупного пожара, вероятно вызванного поджогом, многие жители Ростова в августе 2017 года потеряли свои дома) был превращен в материалах следствия в попытку захвата власти.

К делу были приобщены материалы телеграм-чата «Революция 5/11/17 Ростов-на-Дону», в котором общались обвиняемые.

В открытом чате несколько десятков человек обсуждали, как лучше заявить свои требования об отставке правительства и поддержке погорельцев. На главной странице чата использовалась эмблема «Артподготовки». По версии следствия молодые люди планировали организовать в городе погромы, поджоги, нападения на полицейских и чиновников и вооруженный штурм здания правительства Ростовской области.

Один из администраторов чата действительно предлагал агрессивные планы, однако на акцию не вышел, а свой аккаунт удалил. Обвинений ему предъявлено не было. Защита на ростовском процессе предположила, что речь идет о провокаторе: возможно, сотруднике областного Центра «Э». Влад Мордасов в чате отвечал категорическим отказом на призывы делать «коктейли Молотова» и писал о том, что акция протеста должна быть мирной.

«Фактические авторы всего дела – Центр по противодействию экстремизму в полном составе. Они мониторили чат, бросали туда провокационные комментарии, брали ребят на площади и в окрестностях, прессовали в отделении полиции, написали за них эти чудовищные «показания», забирали ребят из спецприёмника, избивали и пытали, заставляя их подписать», – говорила гражданский активист Ирина Зенина.

Яну Сидорову было 18 лет, когда его арестовали

«Признательные показания» Мордасова стали основным доказательством вины подсудимых. На суде Влад заявил, что дал их под пытками, а Ян Сидоров говорил, что его избивал сотрудник Центра «Э». Подсудимые категорически отрицали, что у них были планы силового захвата здания правительства. Однако жалобу Мордасова на пытки по результатам проверки признали безосновательной.

В разговоре с Радио Свобода Ян Сидоров подтвердил, что во время следствия подвергался пыткам.

«Когда нас обвинили, мы уже больше недели имели тесное общение с сотрудниками Центра «Э». И я уже понимал, что эти люди способны на все. Конечно, мы были шокированы обвинением, которое нам предъявили, но уже какое-то понимание приходило. Поэтому этот шок нас не парализовал», – говорит Ян Сидоров. Самым сложным для 18-летнего арестанта стал этот первый период после задержания на площади. «Я находился в спецблоке СИЗО, в маломестной камере, и это было, наверное, одним из самых морально тяжелых испытаний за все четыре года».

«По закону массовыми беспорядками считаются действия, сопровождающиеся насилием, погромами, поджогами и так далее. Однако у ребят не было при себе не только веществ или предметов, представляющих опасность для окружающих, но даже зажигалок – только плакаты, листовки, еще не распечатанный громкоговоритель и текст приветственной речи. О каких массовых беспорядках может идти речь?» – говорила адвокат Мордасова Мариэтта Арутюнян .

Акция в поддержку Яна Сидорова в Ростове-на-Дону в 2018 году

В июле 2018 года Ян Сидоров объявил в зале суда голодовку в знак протеста, назвав уголовное дело «политически мотивированным». Гособвинитель Елена Доброродная запросила Мордасову 8,5 лет строгого режима, Сидорову – 8 лет строгого режима. По части 1 статьи 212 «Организация массовых беспорядков» и части 3 статьи 30 «Покушение» Мордасов получил 6 лет и 7 месяцев. Сидоров – 6 лет и 6 месяцев. Вячеслав Шашмин согласился сотрудничать со следствием и получил три года условно.

«Мальцевцев громят, их пытаются уничтожить. Против активистов «Артподготовки» массово фабрикуют уголовные дела, причём делают это по всей стране и довольно топорными методами: подкидывают тротил, какую-то взрывчатку, «коктейли Молотова». Подобные действия – не что иное, как попытка устранить лидеров, запугать их, путём подкидывания улик и фабрикации дел вывести из игры остальных активистов. Такое поведение власть имущих, они делают так всегда», –комментировал эти события Алексей Навальный .

Ян Сидоров и Влад Мордасов в зале суда

«Моя мама поддерживала ребят, искала им адвокатов и общалась с мамами Яна и Влада. Я тоже общалась на суде с их родственниками – хорошие люди. Мне очень жалко и мальчиков, и их родителей. Абсурдно и несправедливо, что ребят посадили на такой долгий срок. Я приходила на заседания, потому что мальчикам сейчас очень нужна поддержка. Еще мне хотелось посмотреть судье в глаза. На заседание, где судья 3 часа зачитывал приговор, пришли много людей. Они кричали «Позор! Вы вынесли приговор сами себе». Мне показалось, что судье немного стыдно», – рассказывала Радио Свобода Влада Шевченко, дочь ростовской оппозиционной активистки Анастасии Шевченко. У здания суда проходили пикеты в поддержку подсудимых.

Ян Сидоров отбывал наказание ИК-10 Ульяновской области, Владислав Мордасов – в ИК-9 Ростовской области. В 2018 годуправозащитная организация Amnesty International признала их узниками совести, указав на то, что российские власти нарушили права обвиняемых на свободу мирных собраний, свободу выражения мнений, а также право на личную неприкосновенность и справедливый суд. Правозащитный центр «Мемориал» признал Сидорова и Мордасова политзаключенными. Правозащитники сравнивали «Ростовское дело» с нашумевшим делом «Нового величия», сфабрикованным по такой же схеме. Европейский суд по правам человека назначил Яну Сидорову 2700 евро компенсации за длительное содержание в СИЗО во время следствия.

Пикет перед зданием Верховного суда в Москве, июль 2020

«Изначально была выбрана слишком суровая статья, и они не могли никак от нее откреститься, когда поняли, что гражданское общество не даст просто так нас закрыть, – размышляет Ян Сидоров. – Только лишь внимание гражданского общества и средств массовой информации помогли избежать приговора в 8 лет, который нам с легкой руки бы дали сотрудники».

30 июля 2020 года Верховный суд снизил Мордасову и Сидорову сроки заключения до 4 лет лишения свободы.

«Я была на этом заседании Верховного суда и считаю, что это было великое чудо. Рано или поздно Ян Сидоров и Влад Мордасов будут реабилитированы полностью, и я очень надеюсь, что эти времена не за горами, – говорит московский журналист Виктория Ивлева , которая помогала маме Яна Сидорова и поехала вместе с ней в Ульяновскую область забирать сына из колонии. – Я видела, как мать билась за Яна, и я посчитала для себя честью – поехать его встречать. И я очень довольна, что мы это сделали, и я наконец познакомилась с Яном».

https://www.facebook.com/victoria.ivlevayorke/posts/10159724106305987

Когда Яна арестовали, ему было 18 лет, сейчас ему 22. «Я несказанно рад, что наш срок подошел к концу и «ростовское дело» закончилось, – говорит он. – Хочу в первую очередь поблагодарить свою мать. Многие люди нам помогли, но именно она организовывала эту помощь».

Бывшие фигуранты политических дел зачастую покидают Россию, но Ян Сидоров собирается остаться на родине. «Я хочу жить в России и заниматься правозащитной деятельностью», – сказал он Радио Свобода.

Предыдущая Четыре года за пикет. В России вышли на свободу фигуранты «ростовского дела»
Следующая Профессор Сергей Дубров о вакцинации: «Ни одного вакцинированного человека с начала третьей волны в отделении интенсивной терапии не было» (видео)

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *