Что получит Путин 9 мая? Записи переговоров российских военных: какую правду скрывает Россия


Одержать в Украине хоть какую-нибудь «победу» до 9 мая попробует российский президент Владимир Путин. Об этом заявляют в американской и британской разведках. Журналисты проекта Радіо Свобода Донбасс Реалии проанализировали ход войны России против Украины, выяснили – есть ли чем похвастаться армии РФ на линии фронта за последний месяц? А также получили эксклюзивные аудиозаписи переговоров российских военнослужащих, которые в чем-то объясняют – почему планы Кремля вряд ли станут реальностью.

Северодонецк. Последствия авиаударов России

Руины на улицах Северодонецка быстро дают понять масштаб боев в этом направлении. По данным местных властей, постоянный обстрел российской артиллерии уже разрушил город на 70%. В украинском Генштабе считают, что именно Северодонецк – следующая цель для продвижения войск России в Луганской области.

Многопрофильная городская больница Северодонецка – это одно из двух медучреждений, которое, несмотря на близость боевых действий, продолжает работать в Луганской области. Хотя, конечно, находиться здесь небезопасно. 27 апреля российские войска обстреляли больницу из артиллерии. Один из снарядов поразил прямо в здание, на уровне 5-го этажа. В момент обстрела там оставались люди и один из пациентов от полученных ран погиб.

Один из снарядов российской армии попал прямо в здание больницы Северодонецка

«Мы были на этаже, начался артиллерийский обстрел и прилетело к нам на этаж. Выбило стену в сестринской и накрыло двух человек. Женщина умерла, а мужчина выжил. Ему повезло – накрыло дверью. Обломки не попали в него. Нет, я не думаю, что это случайно, потому что они били по больничному городку и долго били – несколько дней», – рассказывает медбрат Владимир.

Обстрелы Северодонецка не прекращаются. В больнице признают, что из-за боевых действий не могут работать полноценно, но и покидать город медики тоже не собираются. Местным требуется помощь. Сейчас в палатах полсотни человек и пациенты продолжают поступать каждый день.

«Больница расположена там, где есть люди. Как прекратить работу, когда есть пациенты? Аппендициты никто не девал никуда, инсульты, инфаркты, бронхиты и все остальное… Пока есть пациенты, как больница может закрыться? Как? Сегодня сделать объявление, всем встать и уйти? Обращаются, скорая помощь работает, людей привозят: сегодня была острая хирургическая патология, «полшестого» привезли пациента – куда повезут?» – говорит гендиректор КП «Многопрофильная больница города Северодонецк» Роман Водяник .

Нет, я не поеду. Я здесь родилась, у меня здесь квартира, здесь родители, бабушки – все. У меня гараж, дача, машина, что: я это все брошу и куда-нибудь поеду? О чем вы говорите? Я лучше здесь умру. Всю жизнь наживали, а теперь бросить и куда-нибудь уехать – где мы нужны? Все хотят домой! Вот только что звонили, никто не хочет там, куда уехал. Все плачут девушки. Они плачут и я плачу – все хотят домой. Никто не хочет, из уехавших из моих родственников, знакомых – никто не хочет нигде оставаться», – говорит одна из пациенток больницы.

Еще один результат обстрелов в съемочной группе Донбасс.Реалии показал начальник Луганской полиции Олег Григоров. Снаряд попал в одну из построек, где размещались его работники. О довоенном времени здесь напоминают разве что фотографии на стенах. Кардинально изменилась и работа полицейских в Луганской области, которая на 80 процентов контролируется российскими силами.

Последствия попадания российского снаряда в одно из зданий Северодонецка

«Присутствие полиции создает ощущение у людей, что власть есть, что это наша земля, что органы власти не покинули нашу землю. Предоставление гуманитарной помощи, разъяснительная работа по некоторым вопросам: а будет ли эвакуация, не будет, а где автобусы будут. А как, например, к пожарным дозвониться. А можете туда проехать, у меня там тетя лежит, помощь нужна или подвезти лекарство», – рассказывает о работе в нынешних реалиях начальник полиции Луганской области Олег Григоров.

До полномасштабного вторжения в городе было 130 тысяч человек. Сейчас – в десять раз меньше. Бои за Северодонецк – один из эпизодов великой «битвы за Донбасс», как многие уже назвали бои на востоке Украины. В Луганской области с начала апреля российские войска оттеснили ВСУ от Крымского и Жолобка, захватив в конце месяца разрушенный поселок Новотошковское – линия фронта теперь проходит по линии Орехово-Золотое. Попытки пробиться в Северодонецк и Лисичанск также безуспешны. Самые ожесточенные городские бои неделями идут в Рубежном и Попасной – российская армия уничтожает города, но не может прорвать украинскую оборону.

«Говорить о том, что иссякнет, например, российское давление, давление и формирований «ДНР/ЛНР» не приходится. Устойчивость нашей группировки в зоне проведения ООС, скажем так, условно, она будет зависеть только от логистики. Насколько эта логистика будет действовать четко, и насколько наша группировка будет получать в необходимом количестве боеприпасы, топливо и все необходимое для того, чтобы продолжать, потому что одной из задач россиян сейчас перекрытие логистики», – считает историк и военный эксперт Михаил Жирохов .

Разговоры российских солдат: потери и отказ воевать

– Ваш корпус вроде отправляют на усиление – нас, на х*й, не?
– Ну, не знаю. Мы в резерве пока генерального штаба. А куда нас отсюда отправить с этого острова? Я здесь вижу, на х*й, невооруженным глазом территорию соседнего государства, на х*й. Может быть с Сахалина с 39 бригады будут отправлять 2 БТГр, х*й его знает…
– Сахалин точно едет сюда на усиление, потому что пятёрка едет на Южный округ, на х*й, а Сахалин едет сюда к нам.
– Так еще наш округ едет Южный округ усилять? Еб***ться!
– Пятерка едет на Южный, там у них большие потери слишком.
– Да, и я так понимаю, под Харьковом у Западного округа не все ох**нно складывается.
– Да тут везде пи**ец, короче, на х*й.

От наших источников в одном из разведывательных органов Украины мы получили десятки записей телефонных разговоров российских военнослужащих, которые раскрывают многие проблемы в российской армии, отсутствие мотивации – вплоть до написания рапортов об отказе воевать. Также подтверждают значительные потери. Об этом российские солдаты и офицеры говорят со своими женами, друзьями и сослуживцами.

– Да тут пи**а. Короче, все, кто был там в Сирии, говорят: еб**ь, в Сирии там был курорт, еб**ь. Ху*и, там на базе кайфуют, там же в основном ВКС ху*рило. Тут, на х*й, и наши самолеты сбивают до х*я бл*дь, такая х*йня…
– Бл*дь, с*ка, побыстрее бы съе**ться на х*й отсюда.
– Ну и отказников тоже много. Ну, перед тем, как сюда шагнуть, написали, потом сюда попали тоже, на х*й. Причем и офицеры есть, и разведосы есть, все подряд, на х*й, типа, на х*й надо…

*****

– У меня во взводе, слышишь? У меня во взводе из 22 осталось, короче, осталось 13. Остальные убитые, раненые.
– Зая, к вам подкрепление приехало?
– Да, там человек 100.
– Это мало, да?
– Ну, вчера за один день минус столько же.

В Донецкой области за апрель фронт на прежней линии разграничения фактически не изменился. Российская армия медленно продвигается со стороны Луганщины – захватив там Кременную, силы вторжения прошли Заречное – и сейчас бои идут в районе Ямполя и Лимана.

В Донецкой области за апрель фронт на прежней линии разграничения фактически не изменился

«Даже небольшие населенные пункты становятся для украинской армии такой крепостью и таким опорным пунктом, который может сопротивляться очень долго. По военным канонам для того, чтобы реально штурмовать любой населенный пункт, нужно в 3-4 раза больше людей, личного состава, техники и самое главное – большое сосредоточение артиллерии. То, что мы сейчас наблюдаем в Донецкой области», – продолжает Жирохов.

– Алло.
– Здорово, зае**л.
– Здорово.
– Как сам, как у вас дела?
– Да так, чё, нормально, бл*дь, еба**т суки. Три трехсотых уехало, один двухсотый уехал.
– А кто еще уехал?
– Со стороны «ДНР»…..Технику вчера там половину высекли, бл*дь у этого, у «Питера». Ну, там чё, тоже накрыли. Так они пешком съ*бались на х*й. У тя чё, все достали осколки?
– Да х*й знает, не знаю, в ноге там может осталось, в бедре.
– На память?

*****

– Короче раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять человек за сегодня.
– Ни хрена себе…
– У меня получается чё по машинам, бл*дь, раз, два, три, четыре минус, на х*й, в хламину, на х*й…
– А у нас вчера шестерых отсюда забрали туда к вам.
– Та это блин, на х*й. Тут видишь, на х*й, они не на то упор поставили. Они на х*й на количество поставили, а тут надо качество.
– На РТГр технику 12 машин я почти приготовил, но личного состава нет на эти машины ни х*я. Короче, и типа с солдатами заключайте контракты, 200 человек надо набрать за неделю, чтобы 200 человек солдат, бл*дь, срочников заключили контракт, на х*й, чтобы туда к вам…
– Да они не нужны, на х*й, сюда это мясо еще, еб**а в рот, надо спецов, еб**а в рот… – пусть их будет 20 и все спецы, чем этих 200 и все мясо.

26 апреля в ОРДО местные судмедэксперты зарегистрировали около полутора тысяч погибших боевиков

В одном из разведывательных органов Украины Донбасс.Реалии сообщили, что на 26 апреля в ОРДО местные судмедэксперты зарегистрировали около полутора тысяч погибших боевиков (1485). Также известно о шести тысячах (5981) раненых членах группировок «ДНР», которые сейчас находятся в больницах. О пропавших без вести информации нет.

«Есть значит вот такая идеологическая конструкция, гвоздь, на который вешаются доспехи Владимира Путина и всех других поклонников при нем, и есть другой, меньший смысл этой самой даты – это, по-советски опять же, временной порог, к которому нужно что-то сделать . Вот до 9 мая нужно победить Украину или заявить, что мы победили Украину», – говорит российский политолог Дмитрий Орешкин .

О начале «битвы за Донбасс» 18 апреля заявил президент Украины Владимир Зеленский . Несколько позже, в России целью так называемой «второй фазы спецоперации» назвали захват востока и юга Украины. О новом наступлении можно судить по данным потерь российской армии, которые ежедневно обновляется украинским Генштабом ВСУ: стабильно сбивают авиацию и еще больше беспилотников. Уничтожают до полусотни разных бронемашин и танков. Возрастают потери среди личного состава. В России последний раз официально количество потерь называли еще месяц назад (1351), а о технике не сообщают вообще.

– Потери есть?
– Ну, помимо тех вчера 9, вчера 9. А так нормально, бл*дь.
– Откуда 9?
– Ну, получается двое вот эти танкисты, один бурят старший лейтенант.
– Да, ну на х*й…
– Да, да, прямо лоб в лоб с танком вышли, там пи**ец. Получается вражеский танк въе**л нашу беху, БМП, там семь двухсотых и вот этот танк короче.
– Вообще сиди там где-нибудь в конце, картошку жарь, бл*дь, пускай идут жрут.
– Я тоже, брат, об этом думал сегодня, брат.
– Ты, бл*дь, замполит – ху*и тебе там делать впереди?
– Там кто разведчики погибли – дали посмертно орден мужества. На х*й оно нужно, в очко себе засунут свои ордена.

*****

– Петруха, чё? Как?
– Так домой сейчас поедет.
– А чё такое?
– Так все, контракт заканчивается, в конце месяца поедет.
– А у тебя же тоже?
– Да я продлил, на х*й, его ёб**ый контракт. Вообще, пи**а, так бы тоже с ним уехал. Тут вот 6 отказников поехало, ну 6 человек отказалось из разведки. Сейчас домой поехали, а там чего-то статья до 7 лет.
– До 7 лет?
– Х*й знает, садить будут или так, уголовку.
– Х*й его знает, ну, тут вроде как разговоры были такие, что в военкомат, короче, тоже пришла телега, типа того, что уголовные дела завести, кто оттуда съе**лся.
– А кто-то съе**лся?
– Да…
– А тут кого в первые дни – вообще мясо было, мы ох**ли там заезжали…
– По новостям ху**ю говорят после того, тут уже 15 тысяч. К 20 уже погибших…
– Ну, про погибших сильно-то не говорят.
– Ну, до ху*ща…

«Именно такой уровень потерь и свидетельствует, что противник отчаянно пытается все же прорвать нашу оборону и, как говорится, вырваться на оперативное пространство с целью окружения нашей группировки. И именно с этим связан столь высокий уровень потерь. Здесь нужно еще понимать одну вещь, что противник все же продолжает действовать в стиле планирования военных операций 70-х годов прошлого века, который уже давным-давно не работает. И именно поэтому противник доказывает эффективность нашей обороны и то, что он, несмотря на довольно значительное преимущество, арифметическое преимущество в силах, не может добиться успеха по всем направлениям», – говорит военный эксперт Сергей Грабский .

Что говорят в России о погибших?

Журналисты российского издания «Медиазона» с командой волонтеров проанализировали более 1700 сообщений в российских СМИ и на сайтах госорганов о гибели военнослужащих армии России. Таким образом удалось установить, что большие потери понесли наиболее боеспособные подразделения, кроме того значительная часть погибших – более 300 – офицеры.

Большие потери среди российских военных понесли самые боеспособные подразделения, кроме того значительная часть погибших – более 300 – офицеры

«Нашей задачей поначалу не было посчитать всех погибших на данный момент, нашей задачей было понять, кто были эти люди, то есть это не количественное исследование, это качественное исследование. Из этих вот 1700 мы установили род войск далеко не всех, а чуть больше тысячи и даже по этим данным получается, что 500 человек – это элитные подразделения, то есть это ВДВ, это морская пехота, это всевозможные виды спецназа, которых в России очень много. Что касается офицеров – здесь очень важно, что мы не просто смотрели, у кого есть звездочки на погонах, мы смотрели, насколько много высших офицеров погибло и если считать высших офицеров от майора, то это 83 человека. 83 человека на 1700, ну, согласитесь, это достаточно большое количество», – рассказывает руководитель отдела публицистики издания «Медиазона» Дмитрий Трещанин .

– В пятой роте управления вообще никакого нет, всё управление, короче, двухсотые, трехсотые.
– 5 рота пока «брки» не был, наверное, уже придет туда, ротный, замполит. Еще никто не уехал.
– По любому ротным кого-то отправят, замполитом.
– Отправят – поеду, чё поделать… Посмотрим.
– По возможности – не езжай. Тут заехали же – выбора нет никакого, а так…

Исследование «Медиазоны» показывает – гибнут, как правило, молодые, в частности, срочники. И еще немаловажный момент, большинство – военнослужащие из бедных регионов России. Самые высокие потери в Дагестане и Бурятии.

– А ты там, да?
– Да.
– Еб*ть, ну чё там, спокойно?
– Да ну на х*й, ггггг…
– Ты зуб вырви мне один на х*й у этого, у какого-нибудь француза замаскированного, на память, на х*й. Просверлю дырку. Буду на шее носить.
– Ггг…
– Ну, чё там, кипиша особого нет? Ты хоть в нормальном там месте?
– Ага, на х*й, в нормальном.
– Ну там заработок идет потихонечку, правильно?
– Ну, конечно.
– Ну, видишь, это самое главное. Хоть приедешь – стряхнешься, на х*й.

«Из тех данных, которые мы видим, а по регионам у нас наверняка самые полные данные, у нас неизвестные регионы только там на десяток из 1744. Выходит в основном, что это выходцы из регионов, где доходы ниже среднего, сильно ниже среднего, и там практически нет людей, родившихся в больших городах, то есть там практически нет москвичей, из Санкт-Петербурга. Ну, конечно, там очень много людей из регионов, где базируются большие воинские части, военные соединения ВДВ, поскольку ВДВ у нас много, соответственно, там очень много Костромы, там очень много Пскова и довольно много Ставрополья», – продолжает Дмитрий Трещанин.

Харьковская область. Изюмское направление. Мариуполь

На севере Харьковской области украинские войска немного продвинулись в сторону границы и продолжают удерживать агрессора к северо-востоку от города, который российские силы постоянно обстреливают. На границе с Донецкой областью оккупационные силы, захватив Изюм, пытаются продвигаться на Славянск и село Барвинково.

На севере Харьковской области украинские войска немного продвинулись в сторону границы и продолжают удерживать агрессора к северо-востоку от города

«На сегодняшний день, то, что вырисовывается из картинки боев, можно сделать вывод, что наибольший акцент делается именно на так называемом «Изюмском наступлении», из которого противник пытается продвинуться как можно глубже на юг для того, чтобы охватить как можно больше украинских войск и окружить их. Поэтому именно там сосредоточены основные усилия противника, туда были переброшены части, которые до этого были выброшены из Киевской и Черниговской областей, туда были переброшены дополнительные части из глубины России. То есть там и именно там мы видим наибольшее сосредоточение усилий противника и попытки его продвинуться одновременно и на Барвинково, и на Славянск, и на Северодонецк с Лисичанском», – говорит военный эксперт Сергей Грабский.

Условная стабильность линии фронта на Донетчине – заслуга не только тех, кто держит там оборону, но и мариупольского гарнизона, заблокированного на «Азовстали». Бойцы «Азова», морпехи, пограничники сковывают значительные силы противника. Промышленный гигант продолжают бомбить авиацией и накрывать артиллерией.

«Азовсталь» продолжают бомбить авиацией и накрывать артиллерией

Это один из факторов того, что наступление не развивается теми темпами, которыми хотелось бы российским генералам. Потому что около 10 тысяч военнослужащих и половина авиации, той авиации, которая используется в войне в Украине, она сейчас оттянута на Мариуполь. Там вообще колоссальное приложение сил авиации, насколько знаю, минувшей ночью 50 авианалетов. 50 авианалетов, даже если разделить на 8-10 часов, это практически каждые пол часа наносили и удары наносятся большим калибром, то есть бомбами не выборочного действия, потому что управляемые ракеты – они обладают недостаточной огневой мощью для того, чтобы пробить те здания, которые находятся на территории «Азовстали», – говорит военный эксперт и историк Михаил Жирохов .

Херсонская область. Запорожская область. Линия фронта

В Запорожской и Херсонской областях линия фронта меняется только на отдельных участках – небольшие села переходят из рук в руки, но в общем – все по-прежнему. Здесь активно работает российская артиллерия. Впрочем, и украинская тоже. Вот перехват разговора одного из российских военных, получившего ранения в Чернобаевке под Херсоном.

Перехват разговора одного из российских военных, получившего ранения в Чернобаевке под Херсоном

– Алло, привет Дань.
– О, бл*дь … ты что ли?
– Да, здорово, здорово.
– Хууух, думал хохлы звонят, уже на меня вышли.
– Гонишь, номер такой необычный?
– Пи**ец, как дела у тебя?
– Нормально у меня, нормально чё…
– Ты чё, рассказывай.
– В госпитале лежу, на х*й.
– Я знаю, обстоятельства. Рассказывай, как получилось так?
– Как уеб*ли меня?
– Да.
– Да ничё, бл*дь, стояли в аэропорту, на х*й, неделю, еб*ть. Они стреляли неделю по нам, там один, два, три снаряда, еб*ть, цели отрабатывали и все. А тут в обед как уеб*ло, на х*й, всё что у них было, еб*ть, пи**ец нах*й.
– В окоп сел, еб*ть, сижу нах*й. Все хуя**т, нах*й, я ору, еб*ть. У меня, короче, нет ни жгута, ни бинта, ниче нет, еб*ть. Я ору: «Медик, медик, еб*ть! Кто-нибудь, бинт, еб*ть!» У меня, ху*и, рука горячая, все течет.
– Ну-ну-ну…
– И никто не приходит, еб*ть, ну ху*и, не помирать же нах*й. Сидел в окопе, еб*ть.
– Пи**ец, мы стояли на взлетной полосе, понимаешь, бл*дь, это просто пи**ец.
– Да, ясен х*й, демаскировка, вас так и спалили. Квадрокоптер прилетел и всё, на х*й.
– По нам неделю хуя**ли, все знали где мы стояли. Диверсантов этих, бл*дь еба*ых хохловских, расстреливали, бл*дь, пачками, на х*й.
– А у пехоты вашей чё, много потерь?
– Бл*, я тут лежу в госпитале в основном из пехоты пацаны.
– Ну да, у них вообще пи**ец.
– Да только в этом на аэродоме, ой, аэродроме, еб*ть, гараж там был, на х*й, написано «Груз 200. Не входить», только там 40 человек лежали и это вообще первые, кто на этот аэропорт входили. До х*я, бл*дь, потерь, на х*й. Но сейчас, бл*дь, изменилось все немножко, бл*дь. Мы, бл*дь, сначала всё с землей ровняем, а потом заходим, поэтому такой х*йни больше не будет, на х*й.

«Сейчас они пытались нарастить эту группировку, но здесь действует так называемый «Херсонский фактор». «Херсонский фактор» – это фактор того, что наши военные оказывают давление на врага именно на правом берегу Днепра, сковывая противника и навязывая ему свой стиль боевых действий, пытаясь вытеснить его с правого берега или окружить. И тут надо понимать, что если нашим войскам удастся выйти на Херсон и захватить ключевые переправы через Днепр – возобновить контроль, я бы сказал, то под угрозой ударов станут коммуникации российских войск, оперирующих в северной Таврии. Вы же понимаете, что именно из Херсона можно будет дотянуться до ведущих из Крыма коммуникаций. То есть из базы сосредоточения и снабжения российских войск», – добавляет Сергей Грабский.

Что такое «манифест Южнорусского народного собора»?

Проект Радіо Свобода «Схемы» получил в свое распоряжение документ под названием «манифест южнорусского собора». Он датирован 16 апреля и указывает на планы создания на юге Украины нового марионеточного режима. В тексте — набор штампов русской пропаганды: нацизм и бандеровщина, генетическое родство русского народа, признание русского языка, а украинский язык именуется «говором».

Проект Радіо Свобода «Схемы» получил в свое распоряжение документ под названием «Манифест южнорусского собора»

«Автором этого документа является Роман Романов . Это заместитель руководителя исполнительного комитета партии «Единая Россия» – это пропутинская партия. И этот документ создал и впоследствии передавал по партийной сетке «Единой России». В частности, этот документ получал Андрей Турчак . Он заместитель председателя Федерального собрания Российской Федерации. Впоследствии Андрей Турчак передал этот документ помощнику российского бизнесмена, которого называют спонсором войны на Донбассе Константину Малофееву », – рассказывает Георгий Шабаев , журналист программы журналистских расследований «Схемы».

Российские авиаудары по мирным жителям Северодонецка

Единственный источник, откуда оставшиеся в городе жители Северодонецка могут получать какие-то базовые продукты, то есть крупы, консервы и овощи – это местный центр гуманитарной помощи. По словам работающих волонтеров, в день отсюда развозят около пяти тонн помощи.

«Инфраструктура города почти уничтожена, у нас не осталось ни одного супермаркета, большого магазина. Объезжая город, я насчитал два работающих магазинчика. Но все это очень эфемерно, поскольку у нас почти перестали ходить деньги, потому что их нет, физически нет наличных денег. То, что есть, это, извините, обмен бартером – вещи на продукты», – говорит Александр Стрюк , руководитель военно-гражданской администрации Северодонецка.

Обстрелы Северодонецка российскими войсками не прекращаются

В наиболее опасные части города продукты привозят полицейские. Туда, где дома разбиты снарядами, но в подвалах остаются люди. Гуманитарная помощь – один из немногих случаев, когда местные выходят из укрытий.

«Все, извиняемся, будем бежать. И так все время. И днем и ночью. Вышел, 5 минут и назад. Вот, вчера с десяти часов и до трех утра. Все время – бах и бах. Вот, в подвале сидим и все трясется. До полшестого просидели, так немного было тихо. И с полшестого и до сегодняшнего дня. И гуп, и гуп. Вот выйдешь на 5 минут и снова идешь туда», – говорят местные жители Ирина и Любовь, которые ненадолго вышли из укрытия и сразу же услышали звуки обстрелов.

Остальное время люди проводят под землей. В одном из типичных для Северодонецких укрытий с начала марта проживают 9 человек.

Жители Северодонецка выходят наружу всего на несколько минут, остальное время люди проводят под землей

«Здесь мы спим. Здесь мама, здесь я. Это подгузники ей привезли. Света если нет, то у нас лампочка специальная, на батарейках, лекарства. Здесь продукты у нас. Так живем. Покрывала, подушки – волонтеры», – показывает свою «комнату» жительница Северодонецка Елена.

– Уже, что дома нет – я как-то смирилась. Муж рядом, для меня это счастье. Еду приготовил – уже радость. Собачки поели – уже радость. Не бойся, Бусинка (говорит собаке), это тебя фотографируют.

– Вы решили их не бросать?

– Нет, вы что, это наши друзья. Как говорится, людям нужно у собак учиться – преданности, верности. Правда? И я такого мнения, – говорит другая горожанка Ольга.

Жители, оставшиеся в Северодонецке, несмотря на обострение на фронте, оставляют город неохотно. Бывает, ежедневно на эвакуацию соглашаются с десять человек. Но есть и те, кто самостоятельно уехать не может. Таким помогают волонтеры.

«Это люди, которых оставили. Иногда дети покинули или родственники выехали на «территорию «ЛНР/ДНР» (ОРДЛО, где действуют группировки «ЛНР/ДНР» – ред.). Такое тоже есть, и они остались здесь сами. Им не нужны эти родители. Или люди одинокие. Можно было бы подумать, что война, эти люди уже отжили свое, некоторые говорят. Но нет. Такие люди борются за свою жизнь. Мы везли одну бабушку. Покормили ее, едем и она так рукой ухватилась за это кресло и держалась. Она хочет жить. Есть жажда у нее жизни», – говорит Р оман Холодов , руководитель отдела социального служения Киевской митрополии.

Роман увозит больных в Днепр и возвращается в Северодонецк, чтобы продолжать убеждать местных покинуть прифронтовый город.

Что Путин готовит к 9 мая?

«Что бы и сколько Путин не смог завоевать, не знаю, насколько эта победа будет реальной. И не зря появилось сообщение, что начальник генерального штаба вынужден был приехать на линию фронта для того, чтобы управлять действиями на местах. Это уже вообще скандал, потому что это уже начальник другого уровня, когда он приехал в район там на харьковском направлении. Это значит, ему сказали, что вот ты не справляешься, иди и сам там управляй. И он был вынужден туда уехать. Это значит, что да, успехов нет, а до 9 мая их нужно предъявить, вот ты хоть тресни, а предъяви. Задача очень ясна. Победы не будет до 9 мая, но будет пропагандистская накачка и главное, что 9 мая не закончится война, парад возможно и пройдет, а война продолжится, и чем дольше она будет идти, тем хуже будут дела для Владимира Путина. Победы в стратегическом плане уж точно нет и, пожалуй, не будет в ближайшем будущем, а 9 мая – да, вокруг 9 мая будут шаманские танцы, куда без этого», – завершает свое мнение российский политолог Дмитрий Орешкин.

Пока в Москве решают – какие военные успехи на украинском фронте покажут 9 мая в России, в Вашингтоне уже сделали конкретный шаг – Конгресс США одобрил ленд-лиз для Украины. Это поможет значительно ускорить поставки вооружения в Украину для дальнейшей защиты от российской агрессии. Также Белый дом запросил у Конгресса дополнительные 33 миллиарда долларов для поддержки Украины. Более 20 миллиардов предусмотрено для помощи в сфере безопасности и обороны.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта : https://d408nx5ze5sgf.cloudfront.net . Также следите за основными новостями в Telegram, Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая «Рапторы» пошли на: «Байрактар» уничтожил два катера противника — видео
Следующая Что получит Путин 9 мая? Записи переговоров российских военных: какую правду скрывает Россия

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.