«Что случилось с правосудием?!» Последнее слово Энвера Аметова


Южный окружной военный суд в российском Ростове-на-Дону 24 ноября вынес приговор пятерым крымским татарам по «делу крымских мусульман». Общественного активиста Энвера Аметова суд приговорил к 13 годам колонии строгого режима. публикуют его последнее слово.

Я, Аметов Энвер Эсфиндиерович. Мусульманин, политзаключенный, как и многие мои братья, нахожусь на скамье подсудимых. Родился 02.08.1975 года в Узбекистане, город Фергана. В эпоху Советского Союза довелось мне проходить срочную службу в Российской Федерации, в полку связи, был образцовым служащим своей части.

После срочной службы я вернулся на постоянное место жительство в Республику Крым, на родину своих предков. Для того, чтобы жить и развиваться, создавать семью, дать образование своим детям, вести правильный образ жизни, исповедовать Ислам и его культуру, нести благо обществу и своему народу. Поставленных перед собой целей я добился, то есть я женился, создал семью, у меня родились дети, которых у меня трое, разница в возрасте между ними 2-3 года. Все это время я уделял тому, чтобы обеспечить достойное положение моей семье в обществе, как в экономическом, так и в социальном плане.

Знаю на своем собственном опыте, что на сегодняшний день обеспечить многодетную семью нелегко, это занимает практически все время. Говоря простыми словами, детей надо одеть, обуть, кроме этого решать другие их потребности. Также, чтобы дети были интегрированы в социальную среду, я водил их в садик, в школу, старался, чтобы дети не были оторваны от своих соплеменников. Старался привить своим детям морально-нравственные качества. Научить тому, чему учит нас наша религия. Быть добрым, нравственным, с уважением относиться к старшим, проявлять заботу о близких, толерантно относиться к людям других наций и вероисповеданий. Это моя жизненная позиция, которой я придерживаюсь и сейчас.

Но события 2019 года перевернули жизненный уклад буквально в один миг, – тех, которые старались принести пользу своему народу, семье и обществу, не совершали никаких античеловеческих, антисоциальных действий, ведущих благообразный образа жизни, не претендующих на власть даже в границах того района, в котором жили.

Обвинили тех, которые исповедуют Ислам, в терроризме, в экстремизме, в насильственном захвате власти (ст. 205.5 и ст.278), обвинили нас в совершении особо тяжких преступлений, а именно в преступлениях против общественной безопасности и преступлениях против основ конституционного строя и безопасности государства. С момента начала уголовного преследования я не признавал и не признаю вину ни по одному сфабрикованному делу из предъявленного обвинения, и расцениваю свое преследование как политически мотивированное, являющееся одним из многих в череде преследований по национальному и религиозному признаку.

За убеждения и стремление говорить правду, отстаивать справедливость, да и просто за выражение своего несогласия с происходящим беспределом.

Я мусульманин, исповедую религию Ислам. Наша религия запрещает насилие и террор. Ислам и терроризм не имеют ничего общего. Ислам показывает как нам жить, как отличить черное от белого, ведет к справедливости, искореняет хитрость, в то же время вселяет радость и успокоение, уравновешенность с самим с собой, в отношениях с супругой, детьми и обществом. Не знаю, кем стал бы я, если бы не Ислам. Находясь на скамье подсудимых, наблюдая за всеми судебными процессами, я не нашел успокоения в этих судах. Я огорчен и возмущен, слушая обвинителя и решение суда, которые, закрывая глаза на попрание наших прав и множество нарушений УПК РФ, обвиняют нас, ни в чем не повинных людей, исповедующих Ислам.

Что случилось с правосудием?! Если я буду думать и выражать свои мысли вслух, что следует мне жить по Исламу и не скрывать этого, то стану врагом государства. Нет, я себя не считаю врагом, за мной противозаконного нарушения нет, нигде не привлекался, безнравственных поступков не совершал. Сегодня государство считает меня врагом.

Я с 1993 года проживаю в Крыму, который был в составе Украины до 2014 года, то есть 21 год. За все это время на территории республики Крым не было совершено ни одного террористического акта, не было ни одной попытки захвата власти. Более того, таких попыток не было и после 2014 года.

Крымскотатарский народ показал себя как трудолюбивый, мирно существующий с другими народами, отвергающий насилие народ, который в прошлом показал себя как народ, добивающийся своих прав исключительно правовыми методами. В течение 29 лет, а это половина сознательной жизни обычного человека, я не слышал, чтобы в Крыму крымские татары путем захвата заложников либо государственных учреждений выдвигали какие-либо политические требования к власти, угрожая за невыполнение физической расправой над другими людьми. То есть неприменение террористических методов для достижения своих целей является системной позицией нашего народа.

Считаю, что обвинения в таких преступлениях направлены на то, чтобы очернить меня и моих соплеменников в глазах всего нашего народа, а также дискредитировать наш народ в глазах мирового сообщества. Обвинение не привело ни одного подтверждающего факта якобы нашей преступной деятельности.

Считаю, что захват нас, мирно спящих ранним утром в кругу своей семьи, и незамедлительный вывоз на самолете в Ростов, закрыв нам глаза, чтобы мы не видели, куда нас везут, – все это больше похоже на террористические действия в отношении нас и наших семей.

Считаю, что суд должен был в первую очередь рассмотреть и выявить нарушение наших прав. Более того, от их действий пострадали также наши семьи и родственники. При объективном рассмотрении нашего дела любому не заинтересованному в нашем обвинение человеку становится ясно, что кроме слов и разговоров, чем обычно занимаются все обычные люди, в нашем деле ничего нет, так как согласно международным ценностям свобода слова и мысли не является преступлением. Более того, каждый человек имеет право на свое личное мнение и суждение.

Считаю приговор нарушением моих прав. Требую отменить его и отпустить меня и всех, кто обвиняется в подобном, вместе со мной. Отпустить из зала суда.

В завершении хочу поблагодарить свою любимую жену, близких, знакомых и родственников. Адвокатам и нашему джемаату огромная благодарность и милость от Аллаха.

Смысловой перевод из Корана (сура 5, аят 8): «О вы, которые уверовали. Будьте стойки ради Аллаха, свидетельствующего беспристрастно, и пусть ненависть людей не подтолкнет вас к несправедливости. Будьте справедливы, ибо это ближе к богобоязненности. Бойтесь Аллаха, ведь Аллах видит то, что вы совершаете».

Энвер Аметов , крымскотатарский общественный активист

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://d3fx89p6g9wd6v.cloudfront.net/ Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Предыдущая «Что случилось с правосудием?!» Последнее слово Энвера Аметова
Следующая Перед стадионом в центре Керчи открылась секция по пляжному футболу?

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.