Дефолт в России и его последствия для Крыма: чего ждать крымчанам


В ночь на 27 июня в России впервые с 1918 года произошел дефолт по суверенным долговым обязательствам в иностранной валюте. Он произошел вследствие того, что истек льготный период для выплаты просроченных платежей по гособлигациям. Издание Bloomberg отметило, что этот дефолт произошел впервые с 1918 года и стал «кульминацией все более жестких западных санкций». Напомним, санкции ввели против России из-за ее полномасштабного военного вторжения в Украину. Российские чиновники говорят, что деньги на выплаты есть – они просто не могут совершать выплаты в валюте. Тем не менее, эксперты называют происшедшее дефолтом.

Чем нынешний российский дефолт по суверенным долговым обязательствам в иностранной валюте отличается от дефолта 1998 года? Какими могут быть его последствия? И как это может отразиться на Крыме и крымчанах? Эти темы ведущий Сергей Мокрушин обсуждал в эфире Радио Крым.Реалии с управляющим партнером украинской Национальной антикризисной группы Тарасом Загородним и российским экономистом, советником по макроэкономике гендиректора компании «Открытие инвестиции» Сергеем Хестановым.

1998 и 2022 годы

Ранее министр финансов России Антон Силуанов решил не признавать дефолтом выплаты по евробондам в рублях.

«Российская Федерация не отказывается от исполнения обязательств по государственным ценным бумагам и как ответственный заемщик предпринимает все возможные действия, чтобы в полном объеме доводить средства до всех инвесторов», – заявил Силуанов, сообщает The Bell.

Российский экономист Сергей Хестанов заявил в эфире Радио Крым.Реалии, что «любые изменения условий платежей, не согласованные с держателем долга, являются дефолтом, поэтому формально, конечно, дефолт есть».

Однако он отмечает, что нынешний дефолт заметно отличается от того, что Россия пережила в 1998 году.

«Забавно, но у меня первые седые волосы образовались в 1998 году, что для тех лет мне было явно рано, – говорит 52-летний Хестанов. – В 1998 году Россия пыталась до дефолта проводить политику фиксированного курса, и значительные ресурсы тратились на поддержание курса. Кроме того, российский федеральный бюджет был очень сильно несбалансирован».

Хестанов говорит, что в 1998-м россияне столкнулись с почти шестикратной девальвацией рубля; в результате некоторые импортные товары мгновенно подорожали в 5-6 раз. По словам экономиста, это привело к очень сильному падению уровня жизни, сворачиванию целых отраслей экономики, которые сильно зависели от импорта.

«Сейчас в российских госфинансах ситуация совершенно другая. Судя по динамике первого квартала, дефицит бюджета если и будет, то он будет очень небольшим. Соответственно валютные резервы, несмотря на заморозку примерно половины, остаются достаточно большими относительно размера российской экономики. Поэтому нынешний дефолт большая часть граждан не почувствует никак, – считает Хестанов. – Главным макроэкономическим итогом этого события станет сильное затруднение доступа на рынок капитала и замедление некоего будущего экономического роста, которое один бог знает, когда произойдет».

Управляющий партнер украинской Национальной антикризисной группы Тарас Загородний согласен с мнением, что дефолт 1998 года в России был большей степенью внутренним. Однако он подчеркивает, что Россия тогда находилась в открытой экономике, была интегрирована в мировое хозяйство.

«Да, просели тогда отрасли, которые обслуживали импорт, но параллельно сильно поднялись отрасли, которые работали либо на внутренний рынок либо на экспорт. Также не стоит забывать, что тогда было финансирование от Международного валютного фонда, из других источников России тогда сильно помогали», – говорит Загородний.

По его мнению, сейчас ситуация выглядит совершенно иначе. Эксперт напоминает о наложенных на Россию санкциях, об отсутствии свободного доступа к экспортным товарам, о разрушении логистических цепочек, которые выстраивались последние 30 лет.

«Россия 30 лет входила в мировую экономику, а теперь это все сворачивается. Поэтому это будет иметь эффект. Хотя дотации регионов, может быть, и не сократят. Однако опять же – в Европе принято решение о долгосрочном обрезании России от рынков сбыта, а это может иметь обвальный эффект», – считает Загородний.

Чего ждать крымчанам?

Сергей Хестанов отмечает, что бюджет Крыма и до 2014 года имел значительный дефицит. По его мнению, со стратегической точки зрения, трудности с доходной частью российского федерального бюджета проявятся прямо или косвенно на дотациях Крыма. Однако Хестанов называет это вопросом не очень близкого будущего.

«То, что происходит в экономике – это крайне необычное состояние. Примеров такого состояния в обозримом прошлом нет, поэтому любые прогнозы очень неустойчивы. Изменения санкционного режима, например, легко любой прогноз сломают», – уточняет российский экономист.

По его оценкам, ожидаемый на конец года дефицит российского федерального бюджета составит примерно 1,2%, даже если 2 и 3 квартал будут тяжелыми. Тогда как на практике условно безопасный уровень дефицита бюджета составляет около 3%, подчеркивает Хестанов.

«Важно отметить, что дотации дотационным регионам – та статья бюджета, которую сокращают даже не во вторую, а в третью очередь. На коротком временном горизонте – год, может быть, даже следующий год – скорее всего больших изменений не будет, – говорит Хестанов. – Однако с точки зрения длинного горизонта – вопросов гораздо больше. Санкции – это долгосрочная вещь, которая проявляет себя не сразу».

Тарас Загородний отмечает, что жители Крыма уже успели почувствовать и дефицит товаров, поскольку Россия находится в торговой блокаде, и рост цен, потому что быстро заменить эти товары невозможно. Также, подчеркивает украинский эксперт, в этом году в Крыму нет туристического сезона, а значит, отрасли, обслуживающие отдыхающих, не работают в полную силу, и поступлений от них тоже ожидать не стоит.

Предыдущая Турция задержала российское судно с украденным зерном в Украине
Следующая Юрий Шевчук: «Из россиян делают пушечное мясо и нелюдей, из них выбивают душу»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.