«Это же Россия, не побили, и слава богу». Задержания за антивоенные акции 9 мая в Сибири


В России к миру теперь нельзя призывать даже в День Победы, когда вся страна отмечает очередную годовщину окончания Второй мировой войны. 9 мая в российских городах задерживали тех, кто вышел на парад Победы и акцию «Бессмертный полк» с антивоенными лозунгами. Подробности – в материале проекта русской службы Радио Свобода «Сибирь.Реалии».

Иркутск. Амир за мир

В Новосибирске Владимир Салтевский 9 мая шел во время традиционного шествия «Бессмертный полк» с фото ветерана и табличкой «Мне стыдно за вас, внуки. Мы воевали за мир, вы выбрали войну». У задержанного был еще один плакат с надписью «Победили тот фашизм, победим и этот».

Салтевского вывели из колонны участники шествия с буквами Z на одежде и доставили в Центральный отдел полиции Новосибирска, где угрожали вменить новую статью об отождествлении действий руководства СССР с действиями нацистской Германии, недавно появившуюся в административном кодексе России. Но в итоге на него составили протокол по статье о «дискредитации вооруженных сил РФ» (ст. 20.3.3 ч. 1).

Жителю Иркутска Амиру Амайреху удалось простоять в сквере Кирова с листком А4 с написанным от руки словом «МИР» около 10 минут. Полицейские, уводившие его с площади в машину, ругали подчиненных – мол, позволили ему простоять «слишком долго». За это время Амира успели несколько раз сфотографировать, а несколько иркутян обняли в знак поддержки и сказали «спасибо».

Полиция увезла Амира в 5-й отдел, где ему угрожали посадить на 15–30 суток в спецприемник «к уголовникам» и завести на него уголовное дело, предварительно «выбив показания» в туалете полиции.

Антивоенный пикет Амира Амайреха

– Хотя я всего лишь 10 минут простоял и к тому же зашел, можно сказать, в пчелиный улей милитаристов, потому что в сквер вышли не участники «Бессмертного полка», а настроенные «повторить» – там кричали патриотичные песни, «за наших», «за армию», – рассказывает Амир. – Как мне показалось, почтить память погибших люди пришли на акцию «Бессмертный полк», а на гуляния остались в основном те, кто шарики с танками покупал детям, ел, пил, просто гулял. То есть такие, которые особо смысл этого дня не понимает. Из моих знакомых на парад никто не пришел, все они против того, что происходит, этой «спецоперации». Те, кто понимает происходящее или даже хотя бы сомневается, сидели дома в кругу семьи, смотрели старые фильмы. Вспоминают – для них это действительно день памяти.

Я бы тоже, если бы не пикет, сидел дома. Но давно хотел выйти именно 9 мая. Во-первых, после февральских пикетов за мир, когда задерживали мою жену, мы долгое время ни в каких акциях не участвовали. Но 9 мая особый день – наша страна, а до этого СССР, почти 80 лет отмечали этот день словами «лишь бы не было войны», «никогда снова» и «всем желаем мирного неба над головой». И после этого Россия предательски атакует братскую страну, уничтожает города украинские, убивает, насилует и калечит людей абсолютно без всяких причин, с какой-то непонятной ненавистью.

Поэтому праздновать 9 мая сейчас, когда наша страна делает такое – это просто лицемерно, подло, мерзко, я этого не принимаю и не понимаю. Считаю, что в такой ситуации вообще лучше не праздновать массово 9 мая. Как можно, вспоминая ужасы войны, пересматривая старые фильмы о ней, говорить о доблести ветеранов, их поздравлять, и параллельно вести войну с теми, с кем вместе воевали против фашизма почти 80 лет назад.

Я не первый год скептично отношусь к 9 мая, потому что Путин сделал этот день не днем памяти, а парадом милитаризма, военной мощи и какого-то военного угара. Но конкретно в 2022 году этот праздник стал просто олицетворением путинской лжи и притворства. Против этого я и вышел на пикет.

Еще очень хотелось узнать, неужели людям это не очевидно, неужели нет диссонанса, неужели они не понимают, что так нельзя, что это все неправильно. Захотелось узнать, действительно ли у нас настолько все плохо с законом и здравым смыслом, что в такой день меня задержат в пикете за слово «мир». Оказалось, настолько – задержали очень быстро, и никто не нашел в этом противоречия.

Антивоенный пикет Амира Амайреха

– Никто не возмущался из иркутян, что задерживают по сути за плакат «Мир»?

– Нет, не было возмущения. Или я этого не видел. Те полицейские, кто меня задерживал, ничего особо не говорили – передайте документы, пойдемте, пожалуйста, с нами. Они звонили, ругались на сослуживцев – мол, почему меня так долго не задерживали: «Как вы все плохо работаете».

В самом отделении отношение ко мне было совсем другое. Меня сразу отправили в кабинет, где со мной разговаривали сотрудники Центра по противодействию экстремизму – два здоровых взрослых мужчины и женщина. Они меня уже заранее осудили – говорили, что я изменник родины, предатель и вообще «за нацистов». «Думаешь, мы тупые, не поняли, что ты не за мир, а ты против войны?! Ты поддерживаешь тех, с кем мы воюем. У нас в армии сейчас люди погибают, а ты, такая мразь, вышел в такой день, осквернил память всех предков». То есть они очень эмоционально мой пикет восприняли и очень негативно, мягко говоря, о нем высказались.

Это было эмоциональное давление, психологическое воздействие. Один из них сидел, на меня смотрел, второй ходил по кабинету и буквально на меня орал. Угрожал посадить на 15–30 суток в камеру. Между собой так говорили: «Ну что, в какую камеру его посадим? Давай в камеру с уголовниками воевавшими, они ему там дадут жару». Говорили, что я буду спать на полу, меня всячески унижать будут. Матерились на меня, обзывали, угрожали уголовкой. Угрожали отвести меня в туалет и насильно выбить нужные показания каким-то способом. Я не помню, как они его назвали, но какой-то конкретный термин назвали, я так понял, какой-то конкретный способ истязания подразумевался. Между этим всем они не переставали задавать мне вопросы и комментировали мой пикет.

Я понимал, что на меня давят, прессуют незаконно, потому что это даже не документировалось, то есть это не были под запись вопросы. Поэтому я просто молчал, смотрел все время на того, кто напротив сидел. Второй на меня кричал, полицейская задавала каверзные вопросы. Я даже не пытался объясниться или переубедить. Отлично понимал, что это все провокация, и любое слово в итоге перевернут и используют против меня. Поэтому решил показывать, что я их не боюсь, что их усилия на мне не работают.

– Думаете, поэтому вас в итоге отпустили без составления протокола?

– Не знаю точно, но, думаю, молчанием я определенно свое положение улучшил. Насчет протокола нет гарантий, что его не пришлют позже – практика других пикетчиков показывает, что часто заводят дело постфактум.

Они спрашивали и про связь с экстремистскими организациями, с какими-то политическими объединениями, есть ли у меня родственники в Украине, связан ли как-то с Украиной? Спрашивали именно про экстремистскую составляющую, есть ли у моего пикета «политические мотивы», состою ли я в какой-нибудь партии. Вполне возможно, какую-нибудь уголовку реально бы навесили, если бы я не выбрал тактику полного молчания. Но фактически правила одиночного пикета я не нарушил – соблюдал социальную дистанцию, был в пикете одиночном, что разрешено.

Все это продлилось часа полтора. Большую часть времени меня заставили стоять – когда они узнали, что я инвалид (у меня с собой было свидетельство об инвалидности, что я болен артритом) – решили меня заставить стоять. Спустя минут 7, когда они поняли, что я вообще не отвечаю, один говорит: «У него артрит. Ну, пусть постоит». Второй: «Ну-ка встань, стой у стенки». Стул убрали.

Полтора часа, считайте, еще немного. Моя жена, когда в феврале задерживали за пикет, человек эмоциональный, стала с ними спорить, переубеждать – так ее все максимальные три часа один в один продержали. Хотя в этом случае в теории вообще не имели права задерживать – я сразу предъявил документы, личность они установили, значит, должны были отпустить сразу, я же ничего не нарушал. Но учитывая, как на практике этот регламент исполняется, можно сказать, хорошо отделался. Вообще вышел из отделения с мыслью: «Это же Россия, не побили, и слава богу».

– Заявление на незаконное задержание и удерживание будете подавать?

– Нет, сначала посмотрю, как они себя поведут. Если они начнут меня вызывать на какие-то допросы, составлять уже протоколы, что вполне возможно, тогда буду. Но пока злить их лишний раз не планирую.

Кстати, было еще нарушение – ко мне не пустили адвоката. Жена приехала меня вызволять вместе с правозащитником от «ОВД-Инфо». Полицейские после их приезда задали мне очень абстрактный вопрос: «Вы приглашали кого-то?» Я ответил: «Наверное, должна прийти жена». Потом жена рассказала, что они выходят к адвокату и говорят, что я якобы от адвоката отказался, поэтому его не пустят ко мне.

Еще женщина-полицейская, которая задавала больше всего вопросов именно про связь с Украиной, очень интересовалась моей зеленой ленточкой на рюкзаке. Все спрашивала, что это у меня за ленточка. Я и на этот вопрос не ответил, но они, конечно, знали, что это за символ. В итоге она с моего рюкзака сорвала эту зеленую ленту, подожгла ее прямо в кабинете и даже потоптала. Остальные посмеялись. При этом она так странно сказала: мол, давно хотела это сделать, все никак случая не было.

Выпускали меня с предупреждением, что если еще раз меня или мою жену увидят на пикетах – посадят обоих: как минимум отправитесь в спецприемник, дальше «будут санкции серьезнее». Кстати, про жену тоже угрозы были с самого начала: «Сейчас и ее сюда приведут, посмотрим, как вы запоете».

– Вы эти слова всерьез восприняли? Прекратите выходить на пикеты?

– У нас в стране от тюрьмы не зарекайся. Так что я и раньше был осторожным, и сейчас буду. Думаю, какое-то время после этого задержания у меня тревожное состояние останется. Буду опасаться, что кто-нибудь за мной придет. Но на самом деле после пикета мне стало лучше – внутренне стало как-то более спокойно, поэтому я, несмотря на этот прессинг, не жалею, что вышел. Возможно, потому что удалось высказать свою позицию, перед собой остался человеком, хотя бы что-то сделал.

Хабаровск. За Фургала и против войны

В Хабаровске 9 мая полиция задержала как минимум двоих участников праздничной акции – Сергея Голобкова и Валентина Квашникова . К ним подошел полковник МВД и вместе с полицейскими они молча скрутили их и повели в сторону опорного пункта. Причина – в том, что Сергей и Валентин вышли на парад не с российским триколором, а с флагом Хабаровского края, который местные полицейские считают символом движения в поддержку экс-губернатора Сергея Фургала.

– Сначала задержали Валентина, хотя мы выполнили просьбу полиции и начали сворачивать флаг края, – рассказывает Сергей. – Мы за месяцы протеста (мы его ни на день не прерывали) уже в курсе всех норм и правил – документы с собой, на задержание «не нарываемся». Но тут нам даже не дали свернуть флаг – толкнули сначала Валентина, дали ему пару раз по почкам. Я перехватил флаг, начал его сворачивать – скрутили меня. Грубо, жестко задержали, просто не мог рукой пошевелить – руки с двух сторон сцепили и вели.

Один полицейский пытался при этом порвать флаг, я этого не позволил – с чего бы мое имущество кто-то портил, в итоге меня силой уволокли в отдел полиции. Угрожали вменить сопротивление полиции, но в итоге отказались от этой идеи – нас же снимали блогеры и журналисты, на видео видно, что это нас бьют, а не мы.

Тем не менее в опорном пункте нас продержали три с лишним часа. Фактически больше положенного. Они не могли понять, что же нам приписать. Пытались найти свидетелей, которые могли бы показать, что я якобы сопротивлялся, – не вышло. В итоге нам выписали обязательство явиться в отдел 12 мая, будут вменять нам участие в несогласованном митинге – статью 20.2 часть 5.

– Почему вам было важно выйти на акцию именно 9 мая?

– А у нас акции не прекращаются. Как начался протест в июле 2020 года, с ареста Сергея Фургала, так и идет. Выходим почти два года за свободу политзаключенных, в защиту Сергея Фургала, а теперь и против войны с Украиной. Против всякого беспредела, в общем. Именно поэтому мы выходим каждый день.

– Как относитесь к заявлениям, что протест хабаровский провален?

– Это говорят люди, которые просто не видят нашего протеста. У нас протест не только не прекращается ни на день, с июля 2021 года мы стали выходить не только по субботам и воскресеньям, а каждый день! Но в рамках закона это делать все труднее. С 8 мая этого года наш недогубернатор ( Михаил Дегтярев ) перенес два наших гайд-парка (где разрешены любые акции) из центра города на окраину Хабаровска, километров за 15 от центра. Но мы и там продолжаем выходить, пусть нас и не видно так, как на площади, но по будням мы выходим в 6 часов вечера, по выходным и по праздникам в 12 часов дня.

– Зачем вы продолжаете это делать, ведь ни одно требование так и не было удовлетворено? Суд в Хабаровск не перенесли, открытым его не сделали.

Сергей Голобков на пикете в Хабаровске

– Знаете, просто для того, чтобы Сергей Иванович знал, что его поддерживают в Хабаровске, знал и держался дальше. Он знает, что на него надеются, ему верят, поэтому держится. Мы считаем, что за счет того, что мы выходим, он еще держится и не идет на сделку со следствием. Так как мы уверены в его невиновности. По всем обвинениям.

– С февраля к списку, против чего вы протестуете, добавилась война с Украиной?

– Вы правильно назвали, это война с Украиной, именно агрессивная война со стороны Российской Федерации. Даже если цифрами оперировать – за 8 лет, с 2014 по 2022 год, на Донбассе погибло около двух тысяч человек, а за последние два месяца минимум три тысячи погибло, и это только мирные жители, самый минимум подтвержденный. Не считая военнослужащих. Мое мнение, вот это действительно война, я против нее.

– Есть мнение, что из-за задержаний и арестов за акции в поддержку Фургала жители Хабаровского края наименее активно выходят на антивоенные пикеты.

Антивоенный пикет в Хабаровске

– Не согласен, считаю, что в Хабаровске очень часто происходят антивоенные акции. У нас очень много пикетирующих выходит против войны. Десятки в неделю. Но из-за протестов, продолжающихся с 2020 года, полицейские ловят пикетчиков в считаные секунды. Сейчас человек выходит с плакатом – и буквально в течение 5–6 секунд его сворачивают сотрудники полиции. Потом на него составляют протокол по статье 20.3.3 и так далее. У нас в Хабаровске уже несколько человек с такими статьями. Увольняют – местную учительницу, например, заставили уволиться из школы за антивоенные пикеты. При этом журналисты и блогеры не всегда успевают сделать фото или видео. Что уж говорить об их публикации, когда нормальные СМИ заблокированы, соцсети тоже.

– 9 мая много жителей вышло на парад, на шествие «Бессмертный полк»?

– На параде было много, на шествии – еще больше. Второй – он более неофициальный, что ли. И там было немало поддерживающих именно наш хабаровский протест. С одной стороны, всех людей, которые поддерживают протест, уже знаешь в лицо. С другой стороны, если несут знаки края, 99% – это наш человек.

Кстати, чиновники и полицейские предупреждали нас насчет 9 мая отдельно. Мол, 9 мая можно выходить только с тематическими лозунгами и флагами, только в поддержку победы. При задержании нам говорили: «Вас же предупреждали, 9 мая не приходите!» Я объяснял: «Почему я не имею права прийти 9 мая? Хабаровск мой город, я гуляю, где хочу», – говорит Сергей Голобков.

В Уфе 9 мая задержали активистку Юлию Самойлову, которая вышла на одиночный пикет с плакатом «Мой дед воевал против фашизма» к стеле за права человека около Гостиного двора. Ее увезли в отделении полиции, где продержали полчаса.

В Санкт-Петербурге задержания начались на самом старте «Бессмертного полка», пишет Русская служба BBC. В отделение полиции забрали двух девушек, на табличке одной из которых было написано: «Воевал, чтобы больше никогда не повторять».

Муниципальный депутат Сергей Самусев пришел на шествие с портретом погибшего в 96 лет Бориса Романченко , пишет «Коммерсант» . Он попал в Бухенвальд в 1942 году, после этого был узником еще трех концлагерей, а погиб во время российского вторжения в Украину — в его дом попала ракета. Депутата задержали без объяснения причин.

На Невском проспекте задержали и фем-активистку Дарью Юрченко , которая сидела с белой розой и книгой Светланы Алексиевич «Цинковые мальчики». По данным «ОВД-Инфо» (внесен в реестр иноагентов), ее в итоге отпустили без составления протокола.

В Москве задержали Артема Потапова , который раздавал конфеты тем, кто выступал против войны, сообщает «ОВД-Инфо» со ссылкой на жену задержанного. Потапов сидел на лавочке на Пушкинской площади с коробкой конфет Raffaello, возле которой был плакат «Кто против войны, угощайтесь конфетой».

Между тем, стало известно, что суд оштрафовал на 50 тысяч петербурженку Ирину Кустову за то, что 9 мая она выставила на подоконник открытого окна колонку с рассказами о действиях российских военных в Украине.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrnzoldlmjkg.azureedge.net/. Также следите за основными новостями в Telegram , Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая «Остается только молиться». Мать контрактника из России дала взятку, чтобы устроить сына в армию, его отправили воевать в Украину
Следующая В ООН зафиксировали гибель или ранение 7256 гражданских с начала полномасштабного вторжения РФ в Украину

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.