«Это наше дело. Это наша земля. Мы ее будем защищать». Три истории ко Дню украинского добровольца


14 марта в Украине отмечается День добровольца. К этой дате Радіо Свобода записало три истории добровольцев, которые сами, не дожидаясь официальной мобилизации, по собственной инициативе ушли на фронт, как в действующие военные, так и в добровольческие подразделения.

Первый отряд добровольцев отправился с Майдана на фронт в марте 2014 года. В первые недели полномасштабного вторжения России в Украину почти 100 тысяч добровольцев вступили в ряды Сил территориальной обороны ВСУ.

«Ара», боец 12-й бригады специального назначения «Азов» НГУ

  • В 2014 году добровольцем пришел в спецбатальон МВД Украины «Николаев».
  • В его составе выполнял боевые задания во время АТО-ООС в Луганской и Донецкой областях.
  • 24 февраля 2022 года «Ара» встретил во Франции, где в то время служил в «Иностранном легионе».
  • В первые дни полномасштабного вторжения РФ вернулся в Украину. Участвовал в боях в Киевской области.
  • В апреле 2022 года отозвался на призыв о деблокаде Мариуполя и как доброволец присоединился к батальоно-тактической группе ООСП «Азов», которую формировали с этой целью.
  • В настоящее время восстанавливается после ранений, полученных на фронте.

«Ара», боец 12-й бригады специального назначения «Азов» НГУ

– Мы вернулись во Францию из зарубежной миссии где-то 19 февраля (2022 – ред.) из Новой Каледонии. Тогда я служил в «Иностранном легионе».

Еще в январе всех украинцев вызвал капитан, ротный, на интервью, как это называется, и объяснял, что после миссии украинцев домой отпускать не будут.

Говорили, что 90% у вас будет война, вас мобилизуют, а у вас с нами контракт… Это был первый колокольчик. Хотя я лично не был уверен, что будет война, как и большинство людей.

19 февраля мы вернулись из миссии и отпустили нас на отдых. 24-го я находился в части. Захожу в клуб, где все собираются, и по телевизору показывают, что бомбят Украину, первые кадры войны.

Мы еще с одним украинцем были так растеряны, расстроены. Румын, заместитель командира, смотрел на нас и понимал, что мы можем поехать домой. Смотрел и говорил, что Украина не продержится долго, несколько дней максимум, все это бессмысленно.

Я понимал, что совесть мне не позволит служить там, попивать кофе, когда моя страна обливается кровью.

25-го собрался по граждански, с минимумом вещей, без тактического снаряжения, с одной сумкой вышел из части «в магазин». Заранее купил билет в Краков из Парижа. В Кракове меня встретил знакомый таксист-украинец и довез практически до границы.

Польша. Украинские беженцы на пограничном пункте пропуска в Кросценко. Март 2022 года

На границе увидел, как пожарный польский автобус вывозил наших людей, въезжающих в Польшу. И этим пустым автобусом ехал на пункт пропуска в нашу сторону. 25-го вечером я пересек украинскую границу. Видел эту панику на границе. Многие были с детьми. Как потом оказалось, очереди на границе были по 3-4 дня, и пробка – километров где-то 30.

За пару дней до начала полномасштабной войны общался со своим братом, Русланом «Давидом» (ветеран «Азова», один из добровольцев, который в рамках операции ГУР полетел вертолетом на подкрепление гарнизона Мариуполя и участвовал в боях за Мариуполь – ред.), который затем в Мариуполе потерял ногу. Он был в Киеве, и к тому времени уже скооперировался со своими знакомыми, побратимами из «Азова». Они находились в Киеве с целью обороны столицы. Я присоединился к ним.

Сам же я из Николаева. И у меня на такой случай дома были за полтора года закуплены оружие, припасы, форма и все остальное. Но пришлось без этого приехать сразу в Киев. Некоторое время был там. Выезжали работать под Бучу.

В конце марта-начале апреля россияне начали отходить из Киевской области, и мы поняли, что что-то нужно делать дальше. В это время преимущественно в Instagram были неофициальные призывы собраться на деблокаду Мариуполя. И мы с братом уехали из Киева с экипировкой, с оружием в Запорожье. На территории одной из частей НГУ было несколько «азовцев», занимавшихся формированием сил.

Что больше всего удивило, что среди приходивших людей 90-95% никогда раньше не держали оружие в руках. Несмотря на это, из-за солидарности с ними решил остаться, даже когда стало ясно, что деблокады Мариуполя не будет.

Я стал добровольцем еще летом 2014 года. Во время Майдана интересовало, что тогда происходило, но я не участвовал в этих событиях. Тогда я еще учился в Харькове. А когда началось АТО, то я смотрел на батальоны «Донбасс», «Днепр-1» и другие, но считал, что я этому не обучен, не являюсь ни военным, ни СБУшником, ни силовиком, имеющим к такому профессиональное отношение.

В июле был обстрел с территории России нашей группировки под Зеленопольем. И я присутствовал на похоронах военного, погибшего там. Не был с ним знаком, однако меня это очень задело – как плакала его мама. И я понял, что должен принять участие.

В начале августа я поступил в наш местный добровольческий батальон «Николаев» (батальон патрульной службы полиции особого назначения «Николаев» Главного управления МВД Украины в Николаевской области – ред.). Он сначала участвовал в АТО на луганском направлении – район Лутугиного, Луганского аэропорта. Далее выполняли задания в Золотом, районе Попасной. А с конца 2015-го и в начале 2016-го – в Донецкой области.

Но сами задачи, которые тогда выполняли добровольческие батальоны, входившие в состав МВД, были на второй линии. Мне это было неинтересно.

Характер войны сменился на вялый. До 2019 года я прослужил, можно сказать, по инерции. И в 19-ом году, в конце мая я уволился и приехал в Париж в рекрутинговый центр.

Но я для себя сразу решил, что если снова война вспыхнет с новой силой, то я вернусь и снова буду воевать.

«Профессор», доброволец ротно-тактической группы «Степные волки»

  • До полномасштабного вторжения РФ в Украину «Профессор» занимался своим делом в сфере авторемонта.
  • С начала большой войны «волонтер», потом помогал собирать установки мини-«Градов» для украинских бойцов, а затем и сам присоединился к добровольческому подразделению, которому помогал.
  • За основательные знания в сфере автомобилестроения и автоспорта, пригодившиеся на фронте, боевые собратья дали ему позывной «Профессор».

«Профессор», доброволец ротно-тактической группы «Степные волки»

– До 24 февраля 2022 работал на СТО, руководил СТО, делал форсунки, топливную систему. Почему «Профессор»? Потому что в очках… (смеется – ред.). К военному делу отношения вообще не имел.

24 февраля 2022 года у меня было громким. Жена разбудила. Говорит: Все. Началось». Обзвонил всех друзей, кто не уехал: «Что делать?». Поехали – начали строить блокпосты. Помогали с медициной. Искали ребятам броники, каски. Делали все, что могли.

Отдал на фронт свои два автомобиля. Благодаря тому, что занимался мотоспортом, были две «боевые» машины. Одна более-менее гражданская, а одна «боевая» – такая, что могла проехать повсюду.

Друзья говорят, что нужно немедленно автомобиль. Позвонил им, говорю: «Приезжайте – забирайте». Так и другую отдал – знал, что они будут в деле. Судьбу одного автомобиля я не знаю, а один – еще воюет.

Все начиналось с волонтерства. Затем мои друзья предложили делать установки мини-«Градов» на пикапах – они их производят. И так оно пошло, что я участвовал в процессе отладки их.

Плюс к войне занимался офф-роудом (разновидность активного отдыха и спорта, предусматривающая преодоление бездорожья на разных видах полноприводного транспорта – ред.). Это состязание по бездорожью. То есть я знаю, где можно проехать, как проехать на этих установках. И так начал немного помогать подразделению.

Последней каплей стало то, что у меня брат погиб в 2023 году под Бахмутом.

Сейчас все гражданские навыки пригодились. Это и спорт офф-роудз, которым занимался, и умение ремонтировать автомобили, и навыки вождения.

Что касается работы, то люблю, чтобы все было четко.

Лучший был в своей сфере, поэтому так и здесь у нас сейчас – все должно быть до миллиметра настроено, отлажено. Это все помогает.

Что для меня быть добровольцем? Даже не знаю, как ответить. Это наше дело. В нашем подразделении собрались те, кого не приняли в военкомате – и меня, и всех остальных. Это наша земля. Мы его будем защищать.

«Худя», доброволец медицинского добровольческого батальона «Госпитальеры»

  • С 2015 года «Худя» является добровольцем «Госпитальеров».
  • Также до полномасштабного вторжения РФ в период между ротациями на фронте занимался развитием собственного дела.
  • В ближайшее время планирует заключить контракт одним из десантно-штурмовых подразделений ВСУ.

«Худя», доброволец медицинского добровольческого батальона «Госпитальеры»

– Еще в 14-м году мы с Игорем Лукашенко (один из лидеров местного Автомайдана в 2014 году – ред.), известным запорожским волонтером, ездили, помогали в то время сначала 51-й бригаде. А потом на одном из блокпостов нас остановил «Правый сектор» просто для проверки документов, и выяснилось, что все едут мимо, и к ним никто не заезжает.

Мы начали ездить к ним, в 5-й батальон «Правого сектора», и там я познакомился с «Госпитальерами» , с Яной Зинкевич .

Это было в августе 2014 года и с этого все началось.

Сначала был как волонтер, а затем в 2015 году прошел обучение у «Госпитальеров».

Я маркетолог. У меня был свой бизнес. Моя компания делала детские вигвамы. А потом, когда совсем не до них стало, закончилась работа и теперь уже только фронт.

Из того, что делал в гражданской жизни, стопроцентно понадобились навыки коммуникации, работа с жалобами. Наверное, это главное. На войне по-другому воспринимают слова, шутки, что угодно, чем здесь (не на фронте – ред.). Если коммуницируешь, умеешь найти общий язык – будет всем хорошо.

Быть добровольцем? Это, с одной стороны, свобода. Так как я могу выбрать график дежурства, я могу быть свободен в то время, когда мне нужно. Кроме того, это большая честь и ответственность. Ибо я понимаю, что всем страшно, и никто не рожден для войны.

Если честно, то я пошел в движ по чисто эгоистическим причинам – я хотел, чтобы скорее все закончилось, чтобы скорее мы победили, и скорее можно было снова начать жить и зарабатывать деньги. И это реально такое сугубо меркантильное дело.

Я понимаю, что сейчас я поработаю хорошо – год-два, и тогда уже после победы сможем нормально двигаться и зарабатывать деньги, все будет окей. Немножко не выходит пока…

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля 2022 года. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

30 сентября 2022 года после проведения на оккупированных украинских территориях фиктивных референдумов о вхождении в состав России Москва объявила об аннексии Донецкой, Запорожской, Луганской и Херсонской областей Украины.

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://d31ys5yd0gvlek.cloudfront.net/следите за основными новостями в Telegram, Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая Станут ли «ветераны СВО» новой российской элитой?
Следующая Станут ли «ветераны СВО» новой российской элитой?

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.