«Это удобная палка для власти». Почему все больше российских СМИ объявляют «иноагентами»


Министерство юстиции России внесло телеканал «Дождь» и портал «Важные истории» в реестр «иностранных СМИ – иноагентов». Формальной причиной по «Дождю» указано то, что он распространял материалы «Настоящего Времени», Голоса Америки, Сибирь.Реалии, «Медузы» и других СМИ и физлиц-«иноагентов».

Главный редактор телеканала «Дождь» Тихон Дзядко заявил, что если применять критерии Минюста России ко всем СМИ, то в списке «иноагентов» должны оказаться и государственные средства массовой информации, такие как «Российская газета» , агентство ТАСС и Russia Today . Ранее в российский список «иностранных агентов» были включены проект Радио Свобода и ряд других региональных проектов Радио Свобода . Законодательство об «иноагентах» было принято в России в 2017 году и со временем лишь ужесточалось – вплоть до того, что такой статус с 2019 года могут получить даже физические лица. О том, что это значит в 2021-м для независимых СМИ и их читателей, шла речь в эфире Радио .

Представительница Министерства иностранных дел Россия Мария Захарова в комментарии телеканалу «Дождь» заявила, что закон о СМИ-«иноагентах» – это ответ на аналогичные действия США по отношению к российским государственным медиа за рубежом:

«Если нам и нашим СМИ говорят о том, что наличие российского финансирования является неприемлемым для них, то значит, соответственно, они считают, что в таком мире мы все должны жить и быть. Как ответная мера началась разработка соответствующего законодательства у нас. Можно как угодно относиться к закону там, к закону здесь, но мы неоднократно подчеркивали очень важную особенность: мы относимся к СМИ не иноагенту или иноагенту на тех же основаниях, которые нам предписывает закон о СМИ. То есть для Министерства иностранных дел, например, ничего не меняется: мы точно также отвечаем на ваши запросы, точно так же даем интервью, проводим аккредитацию зарубежных СМИ. К сожалению, такого отношения к СМИ-иноагентам за рубежом никогда и не было».

Официальный представитель МИД России Мария Захарова

Редактор дата-отдела российского издания «Важные истории» Алеся Мароховская рассказала , что после признания «иноагентом» ее СМИ не получило от государства никаких разъяснений или уведомлений.

– Мы узнали о своем новом статусе от коллег из новостей, когда посыпались тонны сообщений с поддержкой – то есть уже постфактум. Пока мы еще не столкнулись с какими-то отказами по этой причине, но по опыту коллег можно предположить, что что-то да изменится. Во-первых, приходится вести огромную разъяснительную работу для аудитории: у нас есть и те, кто прекрасно понимает, что значит этот статус, сочувствующие, но, скорее всего, есть и довольно много людей, которые этого не понимают. Для них это просто некое токсичное клеймо, с которым лучше не иметь дело. Наши коллеги из некоммерческих организаций тратят огромные ресурсы на эту разъяснительную работу. Кроме того, эксперты и источники не очень хотят разговаривать с сотрудниками СМИ-«иноагента». Так что со словами Марии Захаровой о том, что ничего не изменится, очень сложно согласиться.

Алеся Мароховская

Алеся Мароховская сетует на то, что российские федеральные каналы в таких случаях запускают параллельную кампанию дискредитации подобных СМИ.

– Еще даже до признания людей и медиа «иностранными агентами» они рассказывают о том, какие мы «опасные», что мы «работаем на спецслужбы Запада, чтобы развалить страну, привести ее к экономическому упадку» и так далее. Александр Ионов , который лично подал заявление на «Важные истории», утверждает, что мы внушаем людям, будто страна находится в экономическом упадке. При этом МВФ буквально несколько дней назад выделило России сумасшедшую сумму – это тоже иностранное финансирование, кстати (в российских СМИ сообщают, что Россия получила от МВФ $18 млрд в виде специальных прав заимствования (SDR) в рамках антикризисного распределения средств фонда – ред.). Как известно, фонд выделяет помощь странам с экономическими проблемами. То есть на это государство может пойти, а дать работать журналистам, которые пишут об этих и других системных проблемах, оно не может.

Кроме того, Алеся Мароховская указывает на то, что процедура признания иностранным агентом в США – прозрачная, а российскую фактически невозможно оспорить.

– В США суд выносит решение, там все открыто: есть сайт, где можно посмотреть, кто за что признан иностранным агентом. Многие люди сами себя заносят в реестр, потому что действительно работают в интересах иностранного принципала, получают деньги за некие услуги. Однако тут журналисты не получают от иностранных принципалов деньги за услуги, а просто делают свою работу. Мы чтим стандарты журналистской профессии и никогда подобным не занимались. В итоге мы узнаем о статусе СМИ-«иноагента» постфактум, без возможности защитить свои интересы в суде. Даже сейчас, когда мы будем обжаловать решение, российский суд вряд ли встанет на нашу сторону. Это уже видно было по предыдущим кейсам людей и организаций – «иноагентов». Мне кажется, судебная власть в нашей стране не является независимой… Это попытка заглушить любой независимый голос.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Возможна ли свобода слова, когда «власть монополизирована спецслужбами»?

Между тем старший юрист российского Центра защиты прав СМИ Светлана Кузеванова , чья организация также признана в России иностранным агентом, подчеркивает, что формально такой статус в стране может получить фактически любое медиа или даже физическое лицо.

– Закон сформулирован настолько широко, что под его действие подпадают не только иностранные организации с функциями СМИ, но и российские юридические или физические лица, которые просто распространяют материалы таких СМИ и получают иностранное финансирование. Причем, тут может даже не быть причинно-следственной связи: фактически вы можете публиковать что-то в Интернете, даже не обязательно материал иностранных СМИ, и получать деньги за совершенно не связанную с этим работу – например, за рекламу на вашем Ютуб-канале. Этих двух факторов уже достаточно, чтобы вас могли признать СМИ, выполняющим функции «иностранного агента». Такой статус не означает запрет на деятельность, но, помимо увеличения административной нагрузки, у СМИ появляются сложности с рекламодателями – не все они готовы работать с «иноагентами».

Светлана Кузеванова

По словам Светланы Кузевановой, физическое лицо – «иноагент» обязано создать в России юридическое лицо и регулярно отчитываться в Минюст о расходовании денежных средств и ставить соответствующую пометку при распространении любых сообщений и материалов.

– Причем, вне зависимости от того, где это лицо что-то публикует: статья в СМИ, пост в Фейсбуке, комментарий в Инстаграме. Даже в ответ на поздравление с днем рождения такие лица должны к слову «Спасибо» добавлять огромные пометки об «иноагентах». Все это выглядит совершенно дико, но за их отсутствие следует административная ответственность. После двух привлечений может наступить уголовная. Такие люди также не могут избираться на определенные государственные и муниципальные должности. Безусловно, статус «иноагента» несет и огромный репутационный вред: в нашей стране этот термин понимается исключительно в негативном контексте. Обжаловать включение в реестр удавалось только некоммерческом организациям, прекращавшим получать иностранное финансирование. По СМИ позитивного опыта в этом плане пока нет, этот реестр сравнительно новый.

Сайт заблокирован?
Обойдите блокировку!читать >

Светлана Кузеванова полагает, что СМИ-«иноагентам» остается только направлять жалобы в Европейский суд по правам человека после исчерпания всех судебных инстанций в России – а решения ЕСПЧ можно ждать долгие годы.

В свою очередь, член Совета по правам человека при президенте России Николай Сванидзе дает неутешительный прогноз по поводу положения негосударственных медиа в России.

– В России не так много независимых СМИ, а тех из них, которые еще не признаны «иноагентами», еще меньше. Мой прогноз таков, что скоро таких будет совсем мало: камень продолжает катиться с горы. Российский закон похож на американский только названием, а по сути это совершенно другое. Что бы ты ни сказал и что бы ты ни сделал как журналист, считается политической деятельностью. Ты не можешь быть застрахован от случайного получения иностранных денег или же намеренной провокации: одного доллара от кого-то из Беларуси или Литвы достаточно. Это игра в одни ворота. Закон для власти уж больно удобный, и использовать его будут с нарастающей силой. Это палка понравилась власти, она будет бить и бить. Формально под закон об «иноагентах» может попасть любое СМИ, но практика, конечно же, выборочная. Смысл подобного рода законов в том, что при желании виноваты все.

Николай Сванидзе

Николай Сванидзе резюмирует, что поскольку большая часть россиян, по его наблюдениям, не осознает ценности независимых СМИ, то российскому государству в расширении списка «иноагентов» помешать фактически некому.

СПРАВКА: В последние месяцы Министерство юстиции России значительно расширило списки иностранных агентов, в которые внесены неправительственные организации, средства массовой информации, физические лица (в их числе пятеро сотрудников Русской службы Радио Свобода). Некоторые редакции, объявленные «иноагентами», вынуждены были прекратить свою деятельность, другие заявили о существенных экономических трудностях, возникших из-за нового статуса.

В индексе свободы прессы международной организации «Репортеры без границ» за 2020 год Россия занимает 150-ю из 180-и позиций. Эксперты организации отмечают, что «репрессивный аппарат используется для ограничения освещения в СМИ политических протестов» и обращают внимание на введение в России новых и новых законов, ограничивающих свободу прессы и вводящих контроль за интернетом.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение для iOS і Android.

Предыдущая «Это удобная палка для власти». Почему все больше российских СМИ объявляют «иноагентами»
Следующая Виталий Портников: Кремль хочет невозможного

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.