Европейская мечта Грузии. Теперь она еще больше отдалится


«Стратегическая терпеливость». На прошлой неделе я общался с высокопоставленными дипломатами Европейского союза, и это выражение звучало постоянно. На этих встречах в Брюсселе мы обсуждали отношения ЕС с Грузией, в которой вскоре состоятся важные местные выборы.

Стоит только копнуть глубже это выражение, и на их лицах появится волнение. Еще немного глубже ‒ и они начинают говорить откровенно. «Конечно, мы разочарованы», ‒ говорит один дипломат. «Возможно, мы были немного наивными, мягко говоря», ‒ добавляет другой. После этого раздается настоящий взрыв: «Грузия совсем сбилась с пути». Далее еще хуже: «Россия, как всегда, играла в долгую в своем «ближнем зарубежье», сейчас они, видимо, снова открывают шампанское».

Да, вы все правильно поняли ‒ Евросоюз очень раздражен из-за Грузии, но также недоволен собой. Как так случилось, что ЕС не удалось удержать страну, которая настолько была ориентирована на евроатлантическую интеграцию? Почему она изменила направление? Все те, с кем мне пришлось пообщаться, признают, что большая часть населения Грузии (как и Украины) хочет на Запад, а не куда-нибудь еще.

В этом году ЕС и его члены получали на геополитической арене одну пощечину за другой. Тем не менее, именно грузинская пощечина, действительно, болезненна, хотя Брюссель и не хочет об этом кричать.

Еще недавно Грузию считали наиболее успешным членом «Восточного партнерства», программы ЕС по приближению к ЕС шести постсоветских государств (Азербайджана, Армении, Беларуси, Грузии, Молдовы и Украины) без обещания членства в ЕС. Власти в Грузии, Украине и Молдове годами выражали сомнения в эффективности партнерства, в котором эта тройка объединена с другими тремя странами. Вместо этого они стремились к более дифференцированному подходу и быстрой интеграции.

Накануне Рождества в Брюсселе состоится саммит «Восточного партнерства». Уже сейчас кажется, что он может стать провальным. Беларусь уже отошла, противостояние между лидерами Азербайджана и Армении может забрать все внимание медиа, поведение Украины спрогнозировать все еще сложно, а Молдова хоть и подает надежды, но проблем в стране очень много. Грузия должна быть примером для других, наиболее трансатлантической из всех. Вместо этого она лишь создает дополнительные проблемы.

Вопрос не только в том, как минимизировать негативные последствия. ЕС действительно пытался усадить Тбилиси за стол переговоров. Со всех сторон ЕС призывали заняться вопросом на самом высоком уровне, поэтому президент Европейского совета Шарль Мишель лично работал со страной. В результате заключили соглашение 19 апреля. В Брюсселе считают, что это соглашение до сих пор в силе, поэтому не планируют отправлять нового медиатора для переговоров, хотя самые важные политические игроки в Грузии считают соглашение мертвым.

За свои попытки разрешить ситуацию Брюссель только получил больше пинков. Во-первых, грузинское правительство отказалось от второго транша европейской макроэкономической помощи (75 миллионов евро) для смягчения последствий пандемии. Во-вторых, в медиа распространилась информация о том, что грузинские силовики якобы прослушивали телефон посла ЕС в Грузии Карла Гартцелля . Впоследствии вероятные стенограммы его разговоров тоже попали в СМИ. И если из-за этого в Брюсселе разозлились, то на отказ от транша смотрели искоса и со скепсисом. «Это прихоти какие-то, ‒ cказал мне один высокопоставленный чиновник ЕС. ‒ У них ‒ пандемия. Как они могут оставить свое население без таких денег?»

Конечно, эти деньги раздают не просто так. Речь идет о верховенстве права и судебной реформе. Деньги остаются лучшим европейским методом по завоеванию симпатий в Тбилиси. Новый многолетний бюджет ЕС позволит предоставить Грузии миллиарды. Вопрос в том, как ЕС это использует.

Можно играть в плохого полицейского и остановить финансовый поток. Но к кому тогда обратится Тбилиси? К Китаю? Или к ревизионистской России, которая, как известно тем самым дипломатам ЕС, кружит вокруг страны?

Правда заключается в том, что у Грузии есть причины крутить носом. Европейский союз постоянно погружен в себя и не имеет стратегии даже для ближайших соседей. О членстве не может быть и речи. Не хватает больших новых идей относительно того, как приблизить Тбилиси к Брюсселю. Между тем многие страны-члены, в частности на Западе, не хотят слышать о чем-то вроде расширения на восток. Они считают, что это может спровоцировать Москву.

Поэтому остаются только модные словечки вроде «стратегической терпимости». Потерпите, и, может, тогда Тбилиси каким-то образом изменит свое поведение, когда-то в будущем. Потерпите еще, и, возможно, в ЕС выработают стратегию восточного соседства.

Рикард Юзвяк ‒ редактор Радио Свободная Европа/Радио Свобода по вопросам Европы

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая МИД Украины вызвало руководителя посольства Грузии из-за задержания Саакашвили
Следующая Страсти вокруг трубы: как новый водовод довел до СИЗО крымских экс-чиновников

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *