Фентанил – химическое оружие Путина? ОЗХО – против «неизвестного газа» Кремля


На уходящей неделе Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) приняла подавляющим большинством голосов стран-участниц документ, открывающий дорогу к запрету использования в правоохранительных целях «химикатов в аэрозольной форме, воздействующих на центральную нервную систему». Активнее всего принятию документа сопротивлялась Россия, хотя именно здесь произошло самое известное и пока чуть ли не единственное в истории подобное «использование» – когда при штурме театрального центра на Дубровке газ на основе фентанила стал причиной гибели более 100 заложников, пишет Радио Свобода.

Борьба за запрет полицейского применения отравляющих веществ, воздействующих на центральную нервную систему, ведется в ОЗХО с 2008 года. Изучать этот вопрос организация начала сразу же после теракта на Дубровке, и именно захват заложников на мюзикле «Норд-Ост» в 2002 году стал основной причиной, по которой страны-участницы ОЗХО обратили на проблему свое внимание. Об этом, в частности, прямо говорится в заявлении Госдепартамента США, выпущенном после принятия ОЗХО документа о «понимании» недопустимости использования таких веществ. О том, что использование фентанила при штурме могло быть нарушением конвенции о запрете химического оружия, независимые эксперты говорили и сразу после теракта.

Решение ОЗХО поддержали 85 стран, лишь 10, включая Россию, проголосовали против. «Научно-консультативный совет признал, что химические вещества, избирательно изменяющие функции центральной нервной системы, такие как фентанил и его аналоги, которые считаются безопасными при использовании в контролируемых медицинских условиях, могут иметь очень низкий запас безопасности при использовании в виде аэрозоля», – говорится в документе, опубликованном по итогам голосования на сайте Организации по запрещению химического оружия.

О том, что в театральном центре на Дубровке спецназом ФСБ был использован газ на основе производных фентанила (предположительно, карфентанила), через 4 дня после штурма театрального центра на Дубровке сообщил журналистам тогдашний министр здравоохранения России Юрий Шевченко .

Смертельный газ на Дубровке

Даже в медицине фентанил, агонист опиоидных рецепторов, применяется лишь в исключительных ситуациях, поскольку по своей эффективности в 100 раз превосходит морфин и имеет большое количество побочных эффектов, таких как угнетение дыхания, бронхиальный спазм и мышечная ригидность. Действие фентанила растянуто во времени, поэтому последствия отравления неизвестным газом на его основе привели не только к смерти заложников, но и позволили чиновникам и политикам выдавать победные реляции в первые часы после штурма – о том, что операция прошла успешно и никто из зрителей при штурме не погиб.

Несмотря на большое число жертв, Владимир Путин назвал примененный на Дубровке газ «безвредным», а разработавший его химик (его имя осталось засекреченным, как и точный состав газа) получил от президента Звезду Героя России.

Владимир Путин и продюсер «Норд-Оста» Георгий Васильев у мемориала памяти жертв теракта на Дубровке в первую годовщину трагедии, 23 октября 2003 года

Дмитрий Миловидов , потерявший в теракте 14-летнюю дочь Нину , рассказывал Радио Свобода , что использование при штурме газа на основе производных фентанила он может объяснить лишь одним образом – властям было важно уничтожить террористов, а не спасти людей. По данным общественной организации «Норд-Ост», многие бывшие заложники стали инвалидами. После взаимодействия с ядовитым газом у людей нарушилось кровообращение, функции дыхания. 12 человек полностью оглохли, у многих сильно ухудшилось зрение. В то же время одной из причин большого количества жертв стало отсутствие у врачей информации о точном составе газа, что помешало им вовремя ввести пострадавшим правильный антидот и принять правильные меры при их транспортировке – десятки человек захлебнулись собственной рвотой, проглотили языки или задохнулись.

«Из-за нелетального воздействия в контролируемых медицинских условиях химические вещества, действующие на центральную нервную систему, могут рассматриваться правоохранительными органами как привлекательный инструмент. Однако их использование проблематично и может вызвать долгосрочные проблемы со здоровьем или даже смерть. Использование этих веществ также рискует подорвать международные нормы, направленные против распространения химического оружия, поскольку это может быть предлогом для разработки таких химикатов в военных целях» – это цитата из посвященного решению ОЗХО заявления Федерального департамента иностранных дел Швейцарии, страны, которая была одним из инициаторов рассмотрения этого вопроса на международном уровне.

О том, что Россия может и сейчас разрабатывать вещества на основе фентанила для использования в качестве химического оружия, косвенно свидетельствуют данные из открытых источников – как ранее выяснило Радио Свобода , этими разработками занимаются те же ученые, которые имели отношение к созданию в научном центре «Сигнал» печально известного «Новичка» , яда, которым сотрудники ГРУ и ФСБ пытались отравить Сергея и Юлию Скрипаль , Алексея Навального и ряд других оппонентов Кремля.

Солсбери, место, где были найдены в бессознательном состоянии Сергей и Юлия Скрипаль, 8 марта 2018 годаОружие «бескровной» войны

Еще во время расследования о «Новичке» Радио Свобода внимательно изучило научные работы и патенты сотрудников «Сигнала» и обнаружило, что одной из важных тем для этой организации и ряда смежных научных институтов были так называемые агонисты опиоидных каппа-рецепторов. Соавторами патента на синтез вещества этого класса от 2008 года был целый ряд сотрудников 27-го научного центра Минобороны России, в дальнейшем перешедших в новообразованный НЦ «Сигнал».

Уже в самом «Сигнале» тему продолжил химик Сергей Галан , написавший несколько научных работ (1, 2) и об агонистах к-рецепторов. Галан вместе с этим работал и над технологией наноинкапсуляции, которая, предположительно, позволила придать «Новичку» новые свойства и немного изменить его формулу по сравнению с веществом, использованным при отравлении Скрипалей, – сделав более трудной его идентификацию и формально выведя его из списка запрещенных ОЗХО веществ, где уже есть формула «Новичка», использованного в Солсбери.

Фентанил и карфентанил, как и героин, являются агонистами другой группы опиоидных рецепторов – мю-рецепторов. Именно с этим связаны основные риски их использования: быстро возникающая физическая зависимость и угнетение дыхания. Агонисты каппа-рецепторов обладают похожим анальгетическим и седативным воздействием, но теоретически более безопасны. Вещества этого класса, кроме того, могут быть мощными галлюциногенами – как, например, агонист к-рецепторов Сальвинорин А.

Нагатинская улица, комплекс зданий ЦНИИХМ, где расположен НЦ «Сигнал»

Возможно, именно сниженный риск летального исхода при применении агонистов к-рецепторов и привлек к ним внимание российских военных химиков. Психотомиметические эффекты, которые проявляются при воздействии на к-рецепторы, уже давно попадают в сферу интересов военных в разных странах мира как оружие «бескровной» войны – даже если человек не подвергается воздействию смертельных доз этой группы отравляющих веществ, он практически полностью теряет возможность воспринимать окружающую его реальность

Марк-Михаэль Блум , биохимик, специалист по химическому оружию и бывший сотрудник ОЗХО, участвовавший в расследовании отравления Скрипалей, изучил по просьбе Радио Свобода список химикатов, которые регулярно закупал НЦ «Сигнал», и отметил, что они могут указывать на работы центра по синтезу опиоидных анальгетиков.

Блум объяснил Радио Свобода , что принятый ОЗХО документ фактически уточняет статью II Конвенции о запрещении химического оружия. Теперь применение в правоохранительных целях любых аэрозольных веществ, влияющих на центральную нервную систему, не будет считаться приемлемым и не запрещенным Конвенцией. При этом список запрещенных веществ конкретными наименованиями пока не дополнен.

Про словам Блума, штурм театрального центра на Дубровке – единственный известный ему пример использования воздействующих на ЦНС аэрозолей правоохранительными органами. В 1990-е годы об использовании опиоидных анальгетиков, таких как фентанил, в качестве нелетального полицейского средства задумывались и в США, но от этой идеи отказались из-за неконтролируемых рисков и высокой токсичности таких веществ. Помимо фентанила и других опиоидных анальгетиков, единственный класс инкапаситантов (веществ, способных временно выводить противника из строя) нервного действия, известный Марку-Михаэлю Блуму, – газ BZ, но известных примеров его использования в правоохранительных целях нет.

Медики оказывают помощь пострадавшим при штурме театрального центра на Дубровке, 26 октября 2002 года

Блум подтвердил Радио Свобода , что попытки запретить использование правоохранителями аэрозолей, воздействующих на центральную нервную систему, начались почти сразу же после «Норд-Оста». Трагическая история штурма показала: риски использования такого рода веществ значительно превосходят их потенциально привлекательные для полиции свойства. Биохимик также согласен с опасениями, высказанными в заявлении Федерального департамента иностранных дел Швейцарии, – о том, что работы над легальными, не запрещенными Конвенцией веществами могут служить удобным прикрытием для разработки полноценного химического оружия.

Россия: решение ОЗХО «нелегитимно»

Российские дипломаты критикуют принятие ОЗХО документа о «понимании» недопустимости использования в правоохранительных целях «химикатов в аэрозольной форме, воздействующих на центральную нервную систему». Впрочем, «Норд-Ост», с которого все началось, они ни в одном из заявлений не упоминают.

Постоянный представитель России при ОЗХО Александр Шульгин считает, что решение ОЗХО «противоречит Конвенции о запрещении химического оружия» и «не будет иметь ни юридического, ни практического смысла». Заместитель главы Минпромторга Олег Рязанцев , который возглавлял российскую делегацию на 26-й сессии Конференции государств – участников ОЗХО, и вовсе назвал приятие документа «нелегитимным» и обвинил США в его «продавливании» в обход Конвенции о запрещении химического оружия.

В марте 2021 года Шульгин подробнее говорил о возражениях России против возможного запрета ЦНС-химикатов. По его словам, формулировки ОЗХО являются «слишком расплывчатыми», из-за чего под них подпадают «многочисленные группы химикатов, которые используются в целях, не запрещаемых по Конвенции, – в сельском хозяйстве, фармацевтике, медицине и так далее». Шульгин обеспокоен тем, что запрет отразится на международной торговле такими веществами, поскольку они станут товарами двойного назначения и потребуют внесения коррективов в национальные правила экспортного контроля, например, вынудят компании запрашивать при совершении экспортных операций с такими веществами лицензии и сертификаты конечного пользователя или конечного использования.

Впрочем, пока Россию, судя по заявлениям ее чиновников, больше волнует не то, запретят ли ей использовать смертельно опасные вещества на основе фентанила, а другой фронт противостояния Организации по запрещению химического оружия – ситуация после отравления «Новичком» оппозиционного политика Алексея Навального. На конференции ОЗХО 55 государствами было подписано «Совместное заявление по Алексею Навальному», в котором выражено «полное доверие» к результатам независимого расследования, показавшего, что Навальный подвергся воздействию поражающего центральную нервную систему вещества «Новичок». Любое отравление нервно-паралитическим веществом классифицируется как применение химического оружия. Такое применение противоречит международным стандартам и нормам, говорится в заявлении.

Алексея Навального доставляют в берлинскую больницу «Шарите» после отравления «Новичком», 21 августа 2020 года

Этому заявлению предшествовала переписка представителей 45 стран – участниц ОЗХО с российскими властями: в ней Москву попросили ответить на вопросы, связанные с отравлением. Россия в ответ задала встречные вопросы, по-прежнему отрицая, что Навальный был отравлен на ее территории. В «Совместном заявлении по Алексею Навальному», опубликованном во время 26-й сессии Конференции государств – участников ОЗХО, отмечается отказ России от ответов и содержится очередной призыв к Москве «содействовать всеобъемлющему и прозрачному раскрытию обстоятельств нападения» на политика.

Предыдущая Фентанил – химическое оружие Путина? ОЗХО – против «неизвестного газа» Кремля
Следующая В Крыму удалось снизить уровень безработицы, – Кивико

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *