ФСБ России в Крыму искусственно создает внешнего и внутреннего врага – активисты


Российский глава Крыма Сергей Аксенов заявил, что сотрудники ФСБ России в Крыму «ведут эффективную работу по противодействию терроризму, экстремизму, коррупции». Такое заявление Аксенов сделал, поздравляя с 70-летним юбилеем директора ФСБ России Александра Бортникова. Как относятся к деятельности ФСБ России на полуострове крымчане, читайте в материале .

Российский глава Крыма Сергей Аксенов утверждает, что ФСБ России ведет на полуострове превентивную деятельность.

«В Крыму сотрудники ФСБ ведут эффективную работу по противодействию терроризму, экстремизму, коррупции. Наглядными результатами этой работы являются предотвращенные теракты, задержания сторонников террористических организаций и агентов иностранных спецслужб», – заявил Сергей Аксенов.

Ранее российский глава Крыма утверждал, что в Крыму «системная работа по противодействию экстремизму и терроризму ведется постоянно, и она будет продолжена», и что российские силовики «защищают крымчан от существующих угроз».

Российский глава Крыма Сергей Аксенов

Эксперт в области международного права, профессор Борис Бабин высказал мнение, что ФСБ России не является монолитной структурой, а состоит из групп, которые «обслуживают различные бизнес-интересы ключевых российских бенефициаров». По мнению эксперта, в Крыму российские силовики сосредоточены, помимо карательных мероприятий, на освоении бюджетных средств и «захваченных ресурсов – в первую очередь ценных земель и недвижимости».

Борис Бабин отметил, что в Крыму «не только ФСБ осуществляет карательную работу», и напомнил о деятельности российских военных, пограничников, Росгвардии и структур МВД, а также Федеральной службы охраны, роль которой усилилась в связи с разрастанием на полуострове системы «правительственных резиденций».

«Конечно же, ключевые крымские коллаборанты в этой ситуации лавируют между группировками карателей, борясь за основной свой ресурс – возможность доступа к «первым телам» Кремля. Поэтому там крайне популярны «подарки» российским карателям в виде ценных земельных наделов и долей в новостройках», – отметил эксперт.

Эксперт в области международного права, профессор Борис Бабин

По словам общественного активиста, крымского журналиста Рагима Гумбатова , ФСБ России в Крыму «работает грубовато» и вызывает недовольство у многих крымчан.

«На самом деле, в Крыму служба безопасности контролирует практически каждое дерево и каждый камень. Помнится, в приемной крымского министерства я увидел календарь ФСБ. Мне стало любопытно: прошелся по всему учреждению – во всех кабинетах висели эти календари. Что касается успешности деятельности этой спецслужбы, то все зависит от того, под каким углом на нее смотреть. К примеру, возьмем недавнее задержание депутата Ялтинского горсовета. Если верить официальным сообщениям, он «передавал информацию украинским спецслужбам в 2016-17-м годах», то есть событие произошло четыре или пять лет назад, если оно на самом деле имело место быть. Потом человек избирался депутатом, был членом правящей партии. Фактически, если все происходящее правда, этот случай даже можно назвать провалом работы спецслужбы. Судя по тому, какое недовольство вызывает у людей деятельность «конторы», она работает, мягко говоря, весьма грубовато», – поделился своим мнением общественник.

(Согласно заявлению ФСБ России, в отношении задержанного экс-депутата подконтрольного России горсовета Ялты Юрия Ломенко возбуждено уголовное дело по статье 275 Уголовного кодекса России – госизмена. Сам Ломенко обвинения не комментирует, его адвокаты публично не делали заявлений относительно позиции задержанного чиновника – КР).

По словам крымского активиста Мансура Тейфука , в Крыму ФСБ России является исполнителем воли Кремля.

«Роль Федеральной службы безопасности для крымчан мне представляется в виде цепочки «Кремль-ФСБ-Крым». ФСБ, которая наделена Кремлем рычагами тотального контроля и управления, руководит всеми карательными операциями в отношении крымчан, имеющих иные политические, религиозные взгляды. Чтобы добиться лояльности населения Крыма, ФСБ искусственно создает внешнего и внутреннего врага, искусно манипулируя сознанием людей. Для погрязших же в коррупции чиновников или просто оказавшихся неугодными власти, ФСБ является той силой, которая может лишить любого чиновника не только должности и имущества, но и свободы. Поэтому служащие всех ветвей власти любого ранга, в надежде заочно получить индульгенцию, при любой возможности выстраиваются в очередь, чтобы продемонстрировать свою верность Кремлю, оправдывая все задержания и восхищаясь «работой» ФСБ», – заявил активист.

Общественник Сергей Акимов высказал мнение, что крымчане особо не задумываются о том, чем на самом деле занимается ФСБ России в Крыму.

«Для крымчан и, я думаю, не только для крымчан, все сотрудники спецслужб – это те люди, которые «ведут незримый бой». Такой «незримый», что никто из граждан страны особо не видит и не задумывается, чем эти спецслужбы занимаются. Понятно только одно: граждане видят спецслужбы тогда, когда что-то случилось. То есть все эти спецслужбы работают по факту, а не на опережение событий. Конечно, они делают видимость работы, особенно это заметно в Крыму, когда задерживают так называемых хизбутовцев: приходят, делают обыск, находят литературу и все – ты «террорист». А то, что представителей запрещенных организаций принимают в Кремле – это нормальное явление. По поводу предотвращения терактов, мы все помним события в Керчи, и чем закончилось там – тоже помним. Ну а насчет иностранных агентов – так можно каждого крымчанина сделать «агентом», если он вспоминает жизнь при Украине», – отметил общественник.

Атаман Крымского казачества Сергей Акимов

Активист Павел Степанченко рассказал, что ФСБ в Крыму используют для подавления инакомыслия на полуострове.

«Отношение к органам у старшего поколения положительное, а люди до 40 лет думают по-другому: когда слышат о задержаниях, арестах и «раскрытых» делах, понимают, что творится беспредел. Все чаще предъявляют обвинения в экстремизме и терроризме религиозным гражданам и журналистам. Например, дело журналиста Владислава Есипенко , которого под пытками заставили признаться в «преступлении». Всем известны открытые всему миру 40 гигабайт видео пыток в СИЗО (в колониях на территории России – ред.). Теперь можно представить, что творится в подвалах ФСБ, где нет видеофиксации, общественного контроля, адвоката. Для меня встреча с ФСБ оставила отпечаток на всю жизнь, я сам прочувствовал весь ужас, когда пытали током и выбивали явку с повинной. Такие вещи забыть нельзя. Поэтому, когда сообщают о задержании и «признательных показаниях» в терроризме журналиста, верующего или активиста – такие дела надо рассматривать под общественным микроскопом. Террористический акт в Керченском политехническом колледже показал просчеты спецслужбы ФСБ, когда произошло массовое убийство. Этот показательный случай свел на нет все успехи ФСБ, красивую статистику, показав сущность ФСБ в использовании данной спецслужбы в зачистке неугодных нынешнему режиму. Поздравление господина Аксенова по данному поводу понятны и обоснованы – с ФСБ надо дружить: как говорил сам Аксенов, неприкасаемых нет. Ведь мы живем при таком режиме, где нельзя зарекаться от сумы и от тюрьмы», – рассказал Степанченко.

Активистка общественного движения «Свободный Крым» Эмине Ибраимова высказала мнение, что крымчане не особо верят в экстремизм и терроризм в Крыму, но не сомневаются в наличии развитой коррупции.

«На мой взгляд, чем больше выделяют денег из Москвы российским спецслужбам в Крыму, тем чаще мы слышим новости об «экстремизме» и «терроризме». Только далекие от этого крымчане верят этим новостям. А для тех, кто понимает, что происходит – ясно, что не нормально, когда арестовывают верующих многодетных отцов, кормильцев своих семей, не совершивших никаких преступлений. В отличие от «террористов», коррупционеры в Крыму – настоящие. Поэтому, когда их задерживает ФСБ, никто не удивляется. Удивляются, почему их так много во власти на высоких должностях», – поделилась своими наблюдениями активистка.

Прокурор Международного уголовного суда (МУС) в Гааге Фату Бенсуда в декабре 2020 года отчиталась о завершении предварительного изучения ситуации в Украине в контексте аннексии Крыма и войны на Донбассе. Бенсуда указала на такие нарушения устава МУС в Крыму, как жестокое обращение, принудительный призыв в вооруженные силы России, нарушение права на судопроизводство, перемещение населения России в Крым, захват общественного имущества, притеснение и запугивание крымских татар, в том числе запрет Меджлиса. Российские власти отвергают юрисдикцию международных инстанций в этих вопросах.

В Украине открыли около 400 уголовных производств о нарушениях прав человека в Крыму, почти сто из которых – по фактам нарушений законов и обычаев войны, сообщила в октябре 2021 года генеральный прокурор Украины Ирина Венедиктова . Она отметила, в Офисе генерального прокурора начал работу Международный совет экспертов по вопросам преступлений, совершенных в условиях вооруженного конфликта.

Обыски у крымских активистов и журналистов

После российской аннексии Крыма весной 2014 года на полуострове регулярно проходят обыски у независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенной в России организацией «Хизб ут-Тахрир».

Крымчане в российском заключении

После аннексии Крыма Россией весной 2014 года на полуострове начались аресты российскими силовиками независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенными в России организациями «Хизб ут-Тахрир» и «Таблиги Джемаат».

В Секретариате Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Людмилы Денисовой сообщили, что по состоянию на ноябрь 2020 года число граждан Украины, которые преследуются Россией по политическим мотивам, составляет 130 человек.

По данным Крымской правозащитной группы , по состоянию на конец октября 2020 года не менее 110 человек лишены свободы в рамках политически мотивированных или религиозных уголовных преследований в Крыму.

Руководитель программы поддержки политзаключенных, член Совета правозащитного центра «Мемориал» Сергей Давидис сообщал, что всего в списке их центранаходится 315 человек, 59 из которых – крымчане.​

Правозащитники и адвокаты называют эти уголовные дела преследованием по политическому, национальному или религиозному признаку. Власти России отрицают эти причины преследований.

Предыдущая Арест адвоката Семедляева в Крыму: Евросоюз в ОБСЕ призвал Россию соблюдать международное право
Следующая ФСБ России в Крыму искусственно создает внешнего и внутреннего врага – активисты

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *