Голоса из-за решетки: последнее слово Иззета Абдуллаева


Южный окружной военный суд Ростова-на-Дону 12 мая вынес обвинительное решение против фигурантов второго симферопольского «дела Хизб ут-Тахрир» Тофика Абдулгазиева, Владлена Абдулкадырова, Иззета Абдуллаева, Меджита Абдурахманова и Биляла Адилова. Сроки – от 12 до 14 лет лишения свободы. Иззета Абдуллаева приговорили к 12 годам колонии строгого режима с первыми 5 годами в тюрьме и ограничение свободы на 1 год после освобождения. Накануне Иззет Абдуллаев выступил с последним словом в суде. публикуют его обращение.

Мое «последнее слово», последнее слово – это в этом процессе, но не последнее в принципе.

Я, Абдуллаев Иззет Мустафаевич , мусульманин, гражданин Украины, политзаключенный. Я один из многих из числа крымских татар, мусульман Крыма. Меня преследуют и судят за инакомыслие. За то, что я не оставался в стороне от проблем и бед своего народа.

Иззет Абдуллаев

За то время, что я нахожусь в тюрьме, из средств массовой информации я узнал о таких событиях, как:

1. 11 мая 2021 года в Татарстане девятнадцатилетний ученик гимназии приобрел оружие, патроны. Средь белого дня пришел в учебное заведение и открыл стрельбу. Перед этим в социальных сетях он указал о своем намерении. В итоге 9 человек умерло и 23 пострадали. По этому поводу было возбуждено уголовное дело по статье 105 ч.2 Уголовного кодекса РФ.

2. 20 сентября 2021 года студент Пермского государственного исследовательского университета в одном из корпусов учебного заведения открыл стрельбу. Итог его поступка таков: шесть человек погибли, 40 пострадали. Следствие возбудило уголовное дело по статье 105 Уголовного кодекса РФ.

3. 30 марта 2021 года в Подмосковье 61- летний мужчина забаррикадировался в своем помещении от силовых структур, которые пришли к нему с обыском, устроил настоящее военное противостояние. Он отстреливался от силовиков на протяжении 10 часов. У мужчины в арсенале было огромное количество оружия, боевых гранат и так далее, и все это этот мужчина использовал на протяжении 10 часов. Следствие в итоге после всего происходящего возбудило уголовное дело по статье 317 Уголовного кодекса РФ, а в средствах массовой информации этого мужчину прозвали «Мытищинский стрелок».

Ну и стоит наверное затронуть события 2018 года. 17 октября в Керченском колледже была слышна стрельба, сопровождающаяся взрывами. Из-за стрельбы из самодельных устройств 20 человек умерло и 65 человек были ранены. Надо сказать, что данные события сотрясли весь Крым, так как раньше подобного ничего не было. Я также был потрясен этой новостью и следил за происходящими событиями. Изначально в сводках новостей появилась информация, что стрельбу и взрывы в колледже устроил неизвестный, лицо кавказской национальности, и тут же было возбуждено уголовное дело по статье 205. Но позже выяснилось, что стрельбу и взрывы устроил некий Владислав Русляков , учащийся этого колледжа, и статью тут же переквалифицировали на 105 ч.2.

Что я этим всем хочу сказать и показать. Сегодня в реалиях политической несправедливости в России, там, где присутствуют взрывы, стрельба, оружие, смерти, ранения, угрозы жизни, правоохранительные органы расценивают это как угодно, но никак не как террор. А там, где этого всего нет, а есть литература, книга, которую тебе подкидывают, расценивают как терроризм.

Но опять же, это все предлог. На самом же деле, меня, остальных ребят, которые проходят по данному уголовному делу, и тех, кто уже осужден, все те крымские татары, которые сидят в тюрьмах по статье 205, являются политзаключенными, всех нас судят за инакомыслие. Да и не только нас судят за инакомыслие, во всей России идет борьба с инакомыслием. На сегодняшний день не осталось независимого СМИ. Закрыт правозащитный центр «Мемориал», свобода слова пресекается любым способом. Если вертикаль власти на белое говорит, что это черное, ни в коем случае нельзя в этом усомниться, а только послушно согласиться, кивая головой.

Вот так и сейчас, нас пытаются убедить, что чтение книг – именно это и есть терроризм, а не взрывы, стрельба, смерть, страдания и так далее. И нас пытаются в этом убедить потому, что на сегодняшний день такова политика в России. Есть политический заказ – всех неугодных и несогласных под различными предлогами сослать в тюрьмы. Даже там, где нет законных оснований для этого, оперативники, следователи, прокуратура и суды делают все, в том числе и незаконные действия. Но чтобы сроки были реальными, им за это ничего не грозит, так как все они выполняют государственный политический заказ.

Но, как говорится, сам себя не обманешь, чтение книг – это не терроризм, и все это понимают. Сегодня политический курс в Российской Федерации нестабилен и меняется на глазах. Мы дождемся того дня, когда открыто будут говорить, что нас, граждан Украины, крымских татар мусульман, судили только лишь по политическим мотивациям. А те, кто действительно заслуживает наказания, понесут его.

Иззет Абдуллаев – крымчанин, фигурант второго симферопольского «дела Хизб ут-Тахрир», арестован и осужден российскими властями, правозащитниками признан политическим узником

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Предыдущая Голоса из-за решетки: последнее слово Иззета Абдуллаева
Следующая Голоса из-за решетки: последнее слово Иззета Абдуллаева

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.