H&M уходит из России из-за войны. Что же будут носить россияне?


После вторжения России в Украину иностранные бренды массово стали объявлять о своем уходе из России, в том числе и известные производители одежды. Через три с половиной месяца «спецоперации» (так в России называют полномасштабное военное вторжение в Украину – КР)​ бренд H&M, у которого по состоянию на начало 2021 года в России было 155 магазинов, объявил, что откроет их на две недели, чтобы распродать оставшийся товар и окончательно уйти из страны. Распродажа товара начнется 1 августа. Корреспондент Север.Реалии разбирался, что будут носить россияне, когда зарубежных производителей одежды в стране не останется.

Одной из первых «замок» на своих магазинах повесила популярная шведская компания Hennes&Mauritz , владеющая брендами H&M, COS, Arket, &Other Stories, Monki и Weekday . Вместе с ней о приостановке деятельности в России заявили испанская компания Mango , американский Nike и многие другие бренды. Сначала эксперты высказывали осторожные мнения, что приостановки продаж временные, но оказалось, что это не так.

Закрытый магазин H&M в ПетербургеОдин в один как с автопромом

Пока питерские магазины компании H&M на Лиговском, Невском и в других местах закрыты. Внутри стеклянных витрин рядом с опущенными жалюзи, закрывающими входной проем, объявление с номером телефона, по которому нужно звонить насчет доставки или возврата ранее сделанных заказов. По остальным адресам в разных районах города та же картина. Рядом с H&M магазины других закрытых брендов: ZARA, Massimo Dutti, Adidas, Reebok, Oysho, MANGO.

Закрытый магазин Zara в Петербурге

Петербуржцу Александру 46 лет, он прогуливается по ТЦ «Европолис». По его словам, ему безразлично, что написано на этикетке.

– Некоторые бренды для людей моего возраста, которые выросли в СССР, конечно, знаковые. Тот же Adidas , например. Помню, стишки разные в народе ходили, типа «Кто носит фирму Adidas…» Ну и окончания разные. О фирменных, «родных» кроссовках просто мечтали! На тех, у кого они появлялись, смотрели как на инопланетян. Сейчас это все в Китае шьется, конечно. И качество уже не такое, их не относишь уже столько, как раньше. Мне все равно, как будет называться одежда, главное, чтобы вещь была красивой, долговечной и сидела нормально. Для меня лично. Ну и по цене доступной была. Вопрос в другом, мне кажется. Советского Союза уже давно нет, 30 лет. А что мы делать научились за это время сами? Я в производстве одежды специалист небольшой, но и там похоже, все иностранное. Как с автопромом. Ввели санкции, и приехали. Вот мне кажется, и здесь точно такая же история может получиться. Прежде чем что-то делать и влезать куда-то, вы головой сначала подумайте. О стране и о людях, которые в ней живут.

– Чего-то действительно жаль, поскольку вещи были неплохие – говорит 35-летняя Оксана . – А чего-то совсем нет. Я вот могу сказать про «Зару», например. Я была в Испании, и те вещи, которые там продаются в этом магазине, по сравнению с российскими, конечно, небо и земля. Смотришь на нее, берешь в руки – и разница в качестве сразу видна, даже если ты в этом не разбираешься. И стоят они дешевле там. Мы раньше, когда с мужем ездили за границу, всегда что-то оттуда привозили, знакомые так же делали. В H&M я вообще редко что-то покупала. Рубашку для работы пару лет назад купила. Стоила она больше двух тысяч, материал – стопроцентный полиэстер. Дороговато. У меня вообще нет никаких сожалений из-за того, что конкретно этот бренд уходит.

Закрытый магазин в ПетербургеНельзя купить – придется делать

Раньше в России почти не производили одежду, потому что ее можно было свободно купить. Если покупать одежду иностранных брендов мы больше не сможем, нам придется производить ее самим, считает санкт-петербургский модельер и дизайнер одежды Татьяна Парфенова .

– Оборудование для этого есть, а с материалами, то есть с сырьем для производства, могут быть проблемы. Но если у нас рапортуют о том, что все будет, наверное, будут делаться какие-то шаги в плане поступления тканей и всех комплектующих в упрощенном режиме. Что касается качества, я думаю, что можно сделать даже лучше, и сделают, наверное. А цена будет ненамного выше, а может быть, даже и ниже, чем у того же самого H&M. Только массового характера это иметь, скорее всего, не будет. То есть не будет такого, что появился какой-то местный бренд и заполнил все магазины условного H&M. Это долгая работа. Я думаю, что заместят, в конце концов, какие-то маленькие компании, которым будет легче развиваться. Если говорить о времени, которое для этого необходимо, наверное, полтора-два года. То есть два сезона, – считает модельер.

Время, по словам Парфеновой, нужно закладывать не только на организацию производства вещей, но и на «раскрутку» бренда.

– Бренд не строится за один-два года, это длительный процесс. Для того чтобы бренд стал устойчивым и люди его узнавали, нужно 15–20 лет. Хотя, вряд ли, конечно, найдется много людей, которые смогут отличить свитер ZARA от свитера H&M без внутренней бирки. Какой-нибудь ИП Петров может произвести тысячу единиц из той ткани, которую он смог достать. И эта продукция по качеству может быть лучше, чем вещи, произведенные из китайского сырья, которые после двух-трех стирок не особо держат свою форму. Я считаю, что это в принципе просто предвзятое отношение ко всему отечественному.

Проблемы, по ее словам, могут возникнуть и с собственной, российской тканью.

– Есть «Чайковский» текстиль, который выпускает ткани для униформы. Если они возьмутся за производство тканей из вискозы для носимой одежды, будет, конечно, хорошо. У нас есть свой флагман – Ивановская фабрика, которая тоже неплохо работает. Есть бывшие советские республики, в которых очень много хлопка и льна. У нас есть химики очень серьезные. Правда, некоторые институты были закрыты, но их откроют. У нас уже был опыт (в Советском Союзе. – СР), когда мы наладили производство болоньевых плащей. Потом все хотели джинсы, и мы наладили производство джинсов. Большой проблемы я здесь не вижу, честно говоря. Население оденется очень быстро в одежду, которую будут шить фабрики и ателье. В России огромное количество хороших производств. Другой вопрос в том, что рынок сейчас несколько перенасыщен одеждой, и очень много некачественной. Люди ходят и потеют в ужасной синтетике. Если импортозамещением или, лучше сказать, выращиванием собственного производства будет руководить умный и патриотичный человек, то все получится.

Не исключено и возвращение «челночников», считает Парфенова, однако в сегодняшних условиях они, скорее всего, будут возить из Европы небольшими партиями эксклюзивную одежду. Основная же масса населения будет покупать одежду, произведенную в России: поколение, которое выстраивалось в очереди за импортными вещами, сменилось поколением, которое с удовольствием носит вещи российские и гордится отечественными брендами. «У нас очень много хороших дизайнеров, работавших в Европе, с креативом все в порядке», – убеждена модельер.

Идея есть, тканей нет

В хороших дизайнерах недостатка действительно нет. Человек, ориентирующийся в мире моды, может навскидку назвать с десяток имен модельеров, получивших признание не только в России, но и за ее пределами. А вот с собственным сырьем в России, похоже, все действительно обстоит печально. В том же Петербурге и Ленинградской области производятся большей частью брезент и плащовка, спектр применения которых, мягко говоря, не слишком широк. Производят также хлопок и бязь, но это технические ткани, из которых, по словам создателя и дизайнера петербургского бренда Saint–Tokyo Юрия Питенина , можно сделать максимум кухонное полотенце, качество которого будет не очень высоким. Местные ткани используются в работе только для изготовления макета. А сама вещь отшивается из качественных материалов иностранного производства.

В магазины отечественные ткани, соответственно, тоже не поступают, поскольку дизайнеры, ателье и производители одежды ищут модные ткани, для производства которых требуются импортные станки, краски и химия. Проще закупить готовый продукт за рубежом, чем ждать, когда его выпустит питерская легкая промышленность.

Импортные ткани – удовольствие недешевое. И цена их напрямую влияет на конечную стоимость вещи. С российским же производителем, даже в том случае, если он будет найден, сотрудничать затруднительно из-за нескольких причин, среди которых более долгое изготовление тканей, меньшая, чем у зарубежных производителей, лояльность к отсрочке платежей и стремление работать только с заказами на большие объемы. Все эти проблемы были и до пандемии, но сейчас они лишь усугубились.

– Я большую часть вещей покупаю в интернете, в магазин чаще захожу уже просто чтобы померить что-то, а потом заказать. Так дешевле получается, – говорит 28-летняя Елена , посетительница «Европолиса». – Лично мне больше всего будет жаль, если уйдет Decathlon . Там очень качественная и недорогая одежда. И кроссовки и куртки хорошие можно купить, которые можно носить каждый день, а не только для спорта. И ценник человеческий, в отличие от того же «Спортмастера». Для меня бренд как-то не принципиален вообще, мне главное, чтобы вещь качественная была. А шьется все из иностранных материалов, в основном. Я это вижу, когда в интернет-магазине заказываю что-то. Там в описании к товару производитель часто указывает, что мы шьем из такого-то текстиля, например. Ну, то есть сделано в России, а материал не наш, страна какая-то другая указана.

Объявление о временном закрытии магазинаПрочитали – посмеялись

Объявив об открытии магазинов для распродажи оставшегося товара, H&M провела конференцию для персонала и сообщила, что при увольнении каждому сотруднику выплатят по полмиллиона рублей. Такую сумму якобы должны получить мерчендайзеры торговых залов, рассказал телеграм-канал SHOT. В пресс-службе компании на запрос ТАСС ответили, что с каждым сотрудником перед увольнением проведут беседу и предложат компенсационный пакет. Сумма выплата при этом не называлась.

Один из работников торговой сети на условиях анонимности рассказал корреспонденту Север.Реалии , что ни в какой конференции не участвовал и о выплатах в полмиллиона ничего не знает.

– Ну, мы когда прочитали с ребятами новость о выплатах, то посмеялись, конечно. У нас мерчендайзеры где-то по 40 тысяч в месяц получают. Плюс-минус. То есть за полгода это 240. Откуда полмиллиона-то? Продавцам и кассирам в торговом зале вообще копейки платят, 20–25 тысяч. Посчитайте, сколько за полгода с такой зарплаты получится. Этой инфой про наши зарплаты весь интернет забит. Сотрудники сами пишут. И все, что пишут, в принципе правда. И по условиям, и по деньгам. Пашешь с утра до ночи и не получаешь ничего. Нормальные зарплаты только у ТОПов.

Сворачивание бизнеса в России компании H&M между тем, по ее собственным подсчетам, обойдется примерно в 11 миллиардов. Входит ли в эту сумму заработная плата увольняемых сотрудников, не уточняется.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта : https://krymrpkgnypwwuyim.azureedge.net/ . Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая Аксенов поручил проверить нелегальные пляжные схемы в Крыму
Следующая H&M уходит из России из-за войны. Что же будут носить россияне?

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.