«Хочу жить в обществе, где нет тирании» Последнее слово в суде Владлена Абдулкадырова


Южный окружной военный суд Ростова-на-Дону 12 мая вынес обвинительное решение против фигурантов второго симферопольского «дела Хизб ут-Тахрир» Тофика Абдулгазиева, Владлена Абдулкадырова, Иззета Абдуллаева, Меджита Абдурахманова и Биляла Адилова. Сроки – от 12 до 14 лет лишения свободы. Иззета Абдуллаева приговорили к 12 годам колонии строгого режима с первыми 5 годами в тюрьме и ограничение свободы на 1 год после освобождения. Накануне Владлен Абдулкадыров выступил с последним словом в суде. публикуют его обращение.

Хотел бы попросить, чтобы меня никто не перебивал в момент моего выступления, так как у меня имеется право, данное мне всеми законами и правами, которые существуют в мире, для выражения своих мыслей. Я не собираюсь кого-то оскорблять или угрожать, мне это незачем.

Я – Абдулкадыров Владлен Васильевич, являюсь мусульманином, крымским татарином, гражданином Украины, признанным мировым сообществом и правозащитными организациями политзаключенным, отцом троих малолетних детей, просто человеком, кто ведет ненасильственную борьбу с несправедливостью и тиранией.

Я надеюсь, что это мое последнее выступление в этом суде и при этом составе, но не последнее в борьбе за правду и справедливость, а также в донесении истины.

Начну с общеизвестных фактов.

21 октября 2021 года состоялась международная конференция клуба «Валдай», где участвовал президент России Владимир Путин . Ему задали вопрос про Виктора Медведчука , на который он дал следующий ответ: «Его пытаются привлечь к уголовной ответственности за государственную измену. За что? Он что-то украл, какие-то секреты? Тайно их передал? Нет! За что? За его открытую политическую позицию, направленную на стабилизацию внутриполитической ситуации в стране и на выстраивание отношений с соседями, с которыми отношения крайне важны для самой Украины. Что беспокоит? Что этим людям голову не дают поднять, кого-то просто убивают на улице, а кого-то изолируют».

4 декабря 2021 года на телевизионном канале «Россия24», в программе «Церковь и мир», митрополит Волоколамский Иларион сказал следующие слова при обсуждении темы коммунизма (привожу дословно его слова): «Давайте честно скажем, что коммунистическая идеология себя показала в действии. Когда коммунисты были у власти, они занимались террором, сначала был Красный террор, потом Большой террор, потом были массовые репрессии. Когда коммунисты в оппозиции, они безопасны, но если они придут к власти, то давайте не будем питаться иллюзиями, все может повториться».

Вам это ничего не напоминает? Я вот что вижу в данных примерах:

В первом примере говорят, что нет явных доводов вины и ни за что преследуют человека. Да, у этой личности есть политические взгляды, которые отличаются от власть имущих в Украине, но тут глава государства РФ задает вопрос: как можно сажать за открытую политическую позицию? А как и на каком основании в РФ по указанию власть имущих заводят уголовные дела против тех, кто выражает свою открытую политическую позицию, отличающуюся от официальной при том, что глава данного государства порицает подобное преследование? На мой взгляд, здесь явное противоречие в словах и действиях власть имущих в РФ, только с одним отличием: Медведчук важен и нужен этой власти, а мы – нет, ибо мы – мусульмане, крымские татары, которые с первых дней аннексии открыто выражали свое отношение к произволу и бесчинствам в этой стране, за что и сидим на скамье подсудимых.

Во втором примере речь идет о партии, имеющей вторую по величине фракцию в Государственной думе России, о которой по федеральному каналу говорят, что она на сегодняшний день не такая проблемная, то есть, находясь в оппозиции, она не несет угрозы людям, но вот если она будет у власти, то будет чинить террор! Подчеркну, что данная партия предлагает и принимает российские законы! И про нее говорят по федеральным каналам, что нет никаких уголовных дел против ее сторонников и последователей.

Сторона обвинения против нас пишет, что сторонники и члены организации «Хизб ут-Тахрир» желают Халифата и когда его установят (то есть придут к власти), то будут чинить преступления, захватят власть и тому подобные вещи. И чтобы не дать этому произойти, спецслужбы по приказу власть имущих якобы делают все, чтобы посадить подобных людей на долгие сроки, причем в обоснование этого никто не приводит ни единого весомого доказательства, а вот те, кто явно чинил террор, и кто явно способен на подобное, пусть ходят спокойно, предлагают законы и принимают их.

Это явные двойные стандарты, связанные с тем, что всех, кто не согласен с властью, с ее желанием абсолютной покорности во всех слоях населения надо максимально изолировать в тюрьмы и лагеря, а тех, кто готов надеть на шею ярмо и послушно выполнять все, что требуют, и при этом молчать, могут пока жить «спокойно».

Слева направо: Владлен Абдулкадыров, Билял Адилов, Фарход Базаров и Рустем Шейхалиев в Кировском райсуде Ростова-на-Дону, Россия, 14 мая 2019 года

Также хочу привести цитату Костанова Юрия Артемовича , который входит в состав Независимого экспертно-правового совета. Он кандидат юридических наук, автор более 100 публикаций, является членом Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, награжден золотой медалью имени Плевако.

Вот что он говорит про весь этот бред относительно преследования «Хизб ут-Тахрир» со стороны органов власти:

«Когда людей судят, ссылаются на то, что в их партийной литературе провозглашается грядущая победа Всемирного исламского халифата. Но абстрактные публикации о будущем мусульманском рае — это не планы сегодняшнего свержения существующей власти. Вынесший решение судья Верховного суда в свое время, как и многие из нас, состоял в партии, ставящей целью всемирную победу своей идеологии, не говоря уже о Большом терроре. Но это не повод для обвинения сегодняшних сторонников этих взглядов в терроризме.

Решение Верховного суда от 14 февраля 2003 года – это не акт индивидуального правоприменения. Оно является нормативным правовым актом, поскольку обязательно к применению в отношении неопределенного круга лиц во всех делах об участии в организациях, признанных террористическими.

Известно, что незнание закона не освобождает от ответственности. Но для этого необходимо, чтобы нормативные акты были официально опубликованы. Знание закона – не только обязанность, но и право гражданина. Поэтому в силу ч. 3 ст. 15 Конституции РФ «Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения».

Решение Верховного суда от 14 февраля 2003 года официально так и не опубликовано до сих пор. Это приобрело особое значение для участников «Хизб ут-Тахрир», проживающих в Крыму. В Украине «Хизб ут-Тахрир» не запрещен. В 2014 году сторонники этой партии неожиданно для себя оказались на российской территории и были за свои воззрения осуждены».

Это высказывание человека, имеющего юридический стаж в этой системе в 59 лет. Подобных людей и подобных высказываний сотни, все они направлены на указание того, что все уголовные дела и преследования по делам «Хизб ут-Тахрир» – ничто иное, как политически-мотивированные преследования за свою религию, убеждения и желание жить так, как приказал Господь.

Читая в СИЗО одну из книг российского политолога и публициста Екатерины Шульман , я наткнулся на такое изречение: «Тот обвинительный уклон, который совершенно несомненен в решениях российский судов, во многом объясняется тем, что те люди, которые являются судьями, происходят из структур обвинения, из прокуратуры или из следователей, либо они происходят из аппаратов самих судов, соответственно их приоритетом является в большей степени соблюдение отчетности и поддержание хорошей ведомственной статистики, чем нежели рассмотрение дела по существу. Действительно, процент обвинительных приговоров неизменно превышает 99%. Почти никогда с 1998 года процент приговоров оправдательных не превышала 1%. Таким образом, кажется, что если вы приходите в суд, то вы неизбежно получите обвинительный приговор. Поскольку, действительно, оправдательные приговоры фактически в судебной системе в РФ запрещены, потому что судьи боятся апелляции, боятся отмены своих решений на более высоком уровне, а также боятся ссориться с прокуратурой, со стороной обвинения, со стороной следствия, из которой они во многом происходят».

Вы можете себе представить, чтобы было 99% обвинительных приговоров во всех делах в РФ, а если это касается дел по так называемому терроризму и тем более дел по «Хизб ут-Тахрир», которые вот уже 19 лет являются политически мотивированным делами, то на какие оправдательные приговоры вообще можно рассчитывать?

Во всех судебных процессах все ждут от обвиняемого кульминации, а именно, что будет чистосердечное признание. Я долго думал и пришел к выводу: сегодня я готов признаться.

Я признаюсь в том, что я до 2009 года вел не совсем нормальный образ жизни, то есть совершал разного рода греховные поступки, но вот после того, как женился и принял Ислам как образ в своей жизни, я старался и стараюсь отбросить все плохие, отвратительные поступки и жить в соответствии с канонами религии, не причиняя ни физического, ни морального, ни любого другого вреда окружающим.

Я признаюсь в том, что после осознания правильности Ислама распространял религию, призывал людей к добрым и благим поступкам, удерживал их от греховных действий, обсуждал политические события в стране и в мире, и, конечно же, хотел и хочу жить в обществе, где нет тирании и бесчинства.

Я признаюсь в том, что осуждаю и крайне негативно отношусь к терроризму, убийствам невинных людей, причинению любого рода насилия, уголовным и административным преследованиям по религиозным и национальным признакам.

Я признаюсь в том, что после событий 2014 года стал активно заниматься проблемами своего народа и других жителей полуострова, я это делал со всеми остальными активистами из числа моих братьев и соотечественников, а именно: освещал преступления, которые исходили со стороны спецслужб – это обыски, аресты, убийства, помогал политзаключенным и тем, кто попал в жернова системы посредством передачи в СИЗО, написания писем, поддерживал на судах, содействовал и помогал их семьям.

Я признаюсь в том, что крайне возмущен и осуждаю преследование Асламбека Эжаева , преследование людей по так называемому «Ингушскому делу», преследование Абдульмумина Гаджиева и других журналистов и правозащитников, ликвидацию «Мемориала», преследование людей по делам «Хизб ут-Тахрир» и ущемление всех тех, кто имеет хоть малое инакомыслие, а также осуждаю другие бесчинства со стороны власть имущих в отношении любого человека, несмотря на его религию и национальность. Считаю все эти уголовные дела политически мотивированными.

Я признаюсь в том, что безмерно благодарен и восхищен всеми, кто на протяжении уже 8 лет проявляет поддержку, помощь, содействие, солидарность и сочувствие в отношении тех, кого незаконно преследуют и обвиняют в терроризме, экстремизме. Эти люди своими действиями защищают обвиняемых, освещают обыски, освещают произволы спецслужб и судов, люди преодолевают около 1500 км, чтобы передать еду в СИЗО, также делают все возможное, чтобы оказаться на суде, организовывают пикеты в поддержку политзаключенных, стараются на всех возможных площадках поднимать проблемы политзаключенных и многие другие действия. Безмерная вам благодарность.

Я признаюсь в том, что для меня и, уверен, для всего моего народа, события, которые были в Крыму в 1783, 1944 и 2014 годах, являются кровавыми и трагическими датами в отношении крымскотатарского народа и нашей религии со стороны российской власти. Мы этого никогда не забудем и будем отстаивать свое право жить так, как нам этого хочется и необходимо.

Я признаюсь в том, что считаю: в России нет справедливого суда и все подобные уголовные дела и преследования являются политически мотивированным заказом.

Я признаюсь в том, что никаких противоправных действий я не совершал, не совершаю и не собираюсь совершать ни в отношении людей по национальной принадлежности, ни по религиозной. Все обвинения в том, что я преступник, а тем более террорист – это явная ложь.

Я признаюсь в том, что я, как и все здравомыслящие люди на планете Земля, осуждаю любого тирана и любые проявления тирании и безрассудства независимо против кого это направлено.

Я признаюсь в том, что несмотря на исход данного уголовного преследования, я не перестану отстаивать те принципы и идеи, которые у меня были как до задержания, так и на сегодняшний день.

Существует такое высказывание: есть время ждать, а есть время действовать. Категорически нельзя путать эти два времени. Вот сегодня каждый из нас действует за отстаивание справедливости в период тирании.

В завершении своего последнего слова хочу привести высказывание лучшего человека на планете Земля – Пророка, да благословит его Аллах и приветствует: «Пусть страх перед людьми не мешает никому из вас говорить правду, когда он видит ее, или напоминать о важном, ибо это не приближает к смерти и не отдаляет от удела».

Владлен Абдулкадыров​ – крымчанин, фигурант второго симферопольского «дела Хизб ут-Тахрир», арестован и осужден российскими властями, правозащитниками признан политическим узником

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrbcwgzlasuqqh.azureedge.net/.Также следите за основными новостями в Telegram , Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Предыдущая «Хочу жить в обществе, где нет тирании» Последнее слово в суде Владлена Абдулкадырова
Следующая «Хочу жить в обществе, где нет тирании» Последнее слово в суде Владлена Абдулкадырова

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.