«Хотят ли русские войны». Готовы ли россияне вытерпеть вторую волну мобилизации


Общественное мнение в России подвержено резким колебаниям, как отмечают СМИ, об этом свидетельствуют закрытые социологические опросы, проводимые по заказу Кремля, информирует русская служба «Голоса Америки».

Так, в середине осени 2022 года после первой волна мобилизации поддержка линии на продолжение войны в Украине упала до самых минимальных значений с начала агрессии (34%), но затем всё вернулось на уровень прежних показателей вплоть до 80%.

В результате получается, что россияне якобы готовы к тому, чтобы вытерпеть вторую волну мобилизации, указывает, в частности, The Wall Street Journal, ссылаясь на близкие к кремлевскому руководству источники.

И это несмотря на то, что с фронтов регулярно приходят сведения о гибели новобранцев.

Между тем масштабы очередного этапа мобилизации, по данным западных разведок, могут превзойти предыдущий этап и достичь полумиллиона человек, сообщает издание The Times.

«Гораздо сильнее на общественное мнение влияют такие события, как частичная мобилизация»

Директор Левада-центра Денис Волков в интервью Русской службе «Голоса Америки» подтвердил, что они в результате своих измерений осенью прошлого года также получили данные, отражающие значительное падение поддержки россиянами военной кампании Путина. По его мнению, главное тут не смешивать «поддержку военных» и «поддержку продолжения войны».

«Это разные вопросы, просто они звучат очень похоже, – уточнил он. – У нас формулировка была такая: что нужно делать – продолжать военные действия или начинать переговоры? И в октябре количество тех, кто выступает за продолжение военных действий, действительно упало до 36%. Затем оно несколько увеличилось – до 40 %. Максимальный показатель тех, кто выступает за переговоры, достигал в октябре 57%, а сейчас он тоже немного снизился – до 50 %. Это два взаимосвязанных процесса».

В то же время Денис Волков не думает, что и в ходе опросов ФОМ число сторонников войны претерпело такие резкие перепады – с 34 % до 80 %. На это, как ему представляется, косвенно указывает то, что изначально агрессию не поддерживали около 20 %, а сейчас их стало, возможно, чуть больше. Но тенденции, отражены правильно, констатировал он.

А вот российские ракетные атаки на Днепр и другие трагические сообщения с Украины не слишком заметно отражаются на итогах опросов, утверждает социолог. «Просто новости об этом не доходят (в полном объеме и объективном виде) до российской аудитории, ориентированной на получение официальной информации преимущественно по телевидению, – пояснил он. – В лучшем случае люди получают поверхностное изложение событий, без подробностей и деталей».

Спасатели расчищают завалы после попадания российской ракеты в многоэтажное здание. Днипро, 14 января 2023 года

Большинство населения устраивает такое положение вещей, полагает директор Левада-центра. Как ему видится, они сознательно выбрали такую позицию: не вникать в происходящее в Украине, потому что это «очень травмирует их психику».

«Гораздо сильнее на общественное мнение влияют такие события, как частичная мобилизация, которая полностью поменяла отношение к реальности, – уверяет он. – До объявления о мобилизации преобладало ощущение, что, мол, нас это напрямую не касается. Однако жизнь дала понять: никто в стороне не остается. Но опять же мобилизация закончилась, люди успокоились, и по многим показателям большой провал в сентябре-октябре практически полностью был снивелирован к началу 2023 года. Так что в большей степени на общественное мнение влияют не конкретные события, а то, что часто называется шкурным интересом».

Вместе с тем Денис Волков допустил, что на основании результатов соцопросов можно сделать вывод, что россияне способны вытерпеть еще одну волну мобилизации. «Хотя тут сложно прогнозировать, – оговорился он. – Мы не знаем ни критериев мобилизации, ни того, как она будет проходить. Но ведь анализ опросов основан на сравнении предыдущих данных. Поэтому я бы здесь довольно осторожно провел аналогию с реакцией людей на волны коронавирусной эпидемии и связанных с ней ограничений. Первая волна вызвала шок, а ко второй люди были морально уже больше готовы».

Это не значит, что мобилизация вновь не вызовет паники, но здесь мы вступаем на почву предположений, резюмировал директор Левада-центра.

Мобилизаци в России, иллюстрационное фото «Корректные выборки в принципе становятся невозможными»

Любые данные соцопросов причем неважно, в какую сторону, в России уже давно не вызывают доверия, в свою очередь, считает политолог, социолог Борис Кагарлицкий . По его оценке, так происходит вовсе не потому, что результаты специально фальсифицируются.

«На самом деле элементы фальсификации есть, но это сейчас не главное, – размышляет собеседник «Голоса Америки». – Одна из основных проблем состоит в том, что у нас подавляющее число людей отказываются отвечать социологам. На одного ответившего приходится где-то 7-8, а иногда и 9 отказавшихся. Поэтому такие опросы изначально не репрезентативны. Настолько процент “отказников” зашкаливает. Корректные выборки в принципе становятся невозможными.

Мобилизация, Кемерово, иллюстрационное фото

Другая проблема в том, что у российской и вообще современной социологии, работающими количественными методами, очень серьезные методологические изъяны, продолжил Борис Кагарлицкий:

«В значительной мере ответ на вопрос предопределен – даже не только самим вопросом, но и представлениями социологов о том, что они спрашивают. Эти представления категорически не совпадают с представлениями тех, кто отвечает. То есть, вы спрашиваете об одном, а вам отвечают о другом. И это связано и еще с тем, что опять же качественные исследования подсказывают, что большая часть людей не имеет никакого мнения по тем вопросам, которые им обычно задают. Они отвечают не то что бы наобум, но то, что считают удобным по отношению к социологу, дают тот ответ, который по мнению респондентов ждет от них опрашивающий».

Это интересный феномен, который в российских условиях вырос до невероятных масштабов, думает Борис Кагарлицкий: «Ведь когда у человека есть более-менее твердое, сформировавшееся мнение, то он совсем не обязательно будет менять его в угоду социологу. Поэтому, когда фиксируется резкое падение энтузиазма по поводу “специальной военной операции” (так в России называют полномасштабное военное вторжение в Украину – КР) во время мобилизации, а потом – столь же резкий обратный подъем после окончания мобилизации, это говорит в лучшем случае о том, что люди реагируют на некие общественные настроения и в той или иной мере отражают эти колебания».

Тут важно, что количественные показатели не говорят ни о чем, но подмеченные тенденции надо принимать всерьез, заключил социолог.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российское неспровоцированное широкомасштабное вторжение и российские военные действия в Украине.

***

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://d36o78oqey1rmk.cloudfront.net/Также следите за основными новостями в Telegram, Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая Война не помеха: «единый дерибан» в Крыму продолжается. «Подарки под елочку» – строительство, ремонт, реставрация
Следующая В Крыму взошли 100% засеянных площадей озимых культур

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.