«Я не антиваксер, но…» Частые аргументы россиян против вакцинации


«Я не антиваксер, но…» – эту фразу можно услышать от многих противников вакцинации в России. Они имеют в виду, что не являются противниками любых вакцин, но не хотят прививаться именно вакцинами против ковида, в кратчайшие сроки созданными учеными для борьбы с пандемией коронавируса.

В ноябре в России от ковида каждый день, по официальным данным, умирали примерно 1200 человек (для сравнения, в 2019 году, до эпидемии, в России в среднем ежедневно умирали около 5 тысяч человек). Прививка не может гарантировать, что человек больше не заразится коронавирусом, но медицинская статистика, собранная по всему миру, показывает, что у привитых людей в несколько раз меньше вероятность передать инфекцию, попасть в больницу и умереть – и это снижает давление на систему здравоохранения.

Противники вакцинации приводят разнообразные аргументы, от отрицания ковида или его уровня смертности до недоверия вакцинам и властям. Они считают, что решение прививаться или нет – их личное дело, хотя признают, что живут в обществе и общество, пытаясь защититься от эпидемии, порой принуждает отдельных людей действовать в общих интересах. У российского общества не совсем ясны «общие интересы» – в конце лета, по опросам, чуть больше половины людей не хотели прививаться, и даже в ноябре, на фоне рекордной смертности, против обязательной вакцинации высказывалась почти половина населения страны. Индивидуализм выигрывает у общественного долга. По сообщениям СМИ, российские власти понимают масштаб проблемы и боятся мерами принуждения обрушить рейтинг Владимира Путина.

Противники вакцинации есть по всему миру, и отчасти это показатель доверия в обществе. В большинстве стран Запада от ковида привиты порядка 60–70 процентов. В России – около 40 процентов населения.

Российские противники вакцинации в фильме Максима Пахомова «Недоверие».

Александр Ронин, музыкант, противник вакцинации

– Если я заболею, я лучше переболею. Если я умру, так я умру, но это будет на моей совести – это мой путь, значит. Мне не надо навязывать, лезть в мое здоровье, в мою жизнь. Вы простите, что я говорю такие конспирологические вещи, просто наворачивается на язык, потому что конечный итог именно это будет. Это было придумано для того, чтобы людей собрать, проконтролировать, просчитать, проштамповать. Это все идет системно и в совокупности, эта пандемия, вакцинация, QR-коды. Это все не надо рассматривать фрагментарно, это все составляет одно общее целое – поработить человека.

Малика Хасанова, преподаватель английского, противница прививок

– Вы знаете, препарат, который приносит миллиарды или триллионы долларов для фармкомпаний, который теперь каким-то образом навязывается мне принудительно, – нет, я такому не доверяю. Почему мне должны навязывать принудительно то, что нужно мне? Вы знаете, я переболела ковидом, я считаю, что два раза. Лично мне это не нужно, потому что я считаю, что я просто перенесу. Почему меня должны выкинуть из общества только на основании того, что мое представление о медицинском вмешательстве в мой организм отличается от представления другого человека, я не знаю. И с какой стати люди, которые ратуют за прививки, узурпировали право решать, кого мы допускаем в общество, а кого нет? Я точно такой же гражданин этой страны, давайте меня спросим, что я думаю.

Екатерина Мень, президент Центра проблем аутизма, противница прививок

– Смертность не сверхвысокая. В больницах всегда высокая смертность, в больницу попадают больные люди, они умирают там. Понятно, что вакцинация строится на показаниях популяционного здравоохранения. Есть интересы общественного здравоохранения, за которые ВОЗ отвечает, есть интересы персонального здоровья, моего, вашего. Иногда они пересекаются, но гораздо чаще нет.

Дмитрий Алешкин, путешественник, инструктор по выживанию, противник прививок

– Я болел, у меня высокий уровень антител. Я болел в самом начале, у меня была температура 36,2 три дня, потом несколько дней я запах не чувствовал. У меня родители и брат переболели. После этого брата на работе обязали вакцинироваться, после первого же укола неделю с температурой 38 он пролежал. Зачем вакцинироваться, когда у тебя и так есть антитела?.. Будет постоянная мутация, и не будет никогда коллективного иммунитета. Я считаю, один только вариант – это переболевать. Да, должна быть обязательная вакцинация для групп риска – это пожилые люди, это диабетики, люди с ожирением, с лишним весом. Я думаю, что большинство вакцинируется – со скрипом, не желая этого, – но поскольку будут больше и больше завинчивать гайки, поскольку люди в большинстве своем не хотят сложностей в жизни, конечно, они будут вакцинироваться. Люди не доверяют той логике, которая идет в средствах массовой информации, агитации за вакцину. В одной передаче один и тот же ведущий может высказать два прямо противоположных тезиса. Вакцинируйтесь – не будете болеть, через 10 минут говорит: вакцинируйтесь, если заболеете, то в легкой форме. Я уверен, что в нашей стране большинство людей вменяемых, они слышат логику, может быть, они не совсем владеют фактами, научными знаниями, но они вполне способны слышать логическую подачу информации. Она абсолютно нелогична на нашем телевидении. Это просто пропаганда, агитация, надо и все: партия сказала «надо», комсомол ответил «есть». Так не работает.

Наталья Пирогова, владелец кофейни, к вакцинации против ковида настроена скептично

– Я прививаюсь по одной простой причине, что хочу избежать больших штрафов. На работе ребятам тоже говорят: будешь уволен. Он идет, прививается. Я собираюсь вакцинироваться на следующей неделе. Я задумалась, какой вакциной, узнала, что у меня нет выбора. Допустим, я прихожу в аптеку, есть много лекарств с одинаковым составом, я могу выбрать зарубежного производителя, российского – а здесь у меня нет выбора, получается, что я должна вакцинироваться именно российской. Я должна тогда ездить на российской машине, я должна русского мужа обязательно иметь. Мне безумно не нравится, что у меня нет выбора. Мне вакцина другая, допустим, нравится, но ее нет, ни платной, ни бесплатной. Я прививаю ребенка по возрасту – там я выбираю, допустим, беру французскую вакцину, потому что у российской много побочных эффектов. Это мой ребенок, я хочу его обезопасить. Здесь я не могу себя обезопасить. Я получаю то, что есть, ввожу в себя. У меня есть знакомые, которые по четыре раза болели. Зачем ему ставить вакцину – для того чтобы он смог в театр пойти? Зачем, если болезнь уже четыре раза поражает твой организм? Типа, чтобы было легче. А у тебя было тяжело? Да нет. Люди не знают, зачем они это делают. К сожалению, наш народ делает так, лишь бы отстали. Я так же делаю. Ты должен – и все, и ты идешь делать то, что тебе говорят, – это больше всего раздражает. Но при этом все это делают. Будут в итоге все вакцинированы в любом случае, потому что общество задавит так, что человек не сможет свободно перемещаться, свободно жить и так далее. Все равно привьются даже те, кто очень не хочет. Он же не будет сидеть дома один, никуда не ходить.

Софья Драгунова, активистка медицинского просвещения, сторонница прививок

– Не хочу употреблять слово «антиваксеры», потому что когда мы это говорим, мы представляем человека, который верит, что его чипируют и им управляют с вышки 5G. Но этих людей очень мало. В основном люди, которые не вакцинируются, совершенно нормальные, обычные люди, они задают нормальные вопросы в соцсетях, вполне адекватные, но на них они не получают ответа, не знают, где их искать. У меня те друзья, которые не вакцинировались, просто не хотят лежать с температурой на следующий день, потому что молодые люди, как правило, температурят. Люди просто не хотят терять рабочий день. Или человек думает, что два года пандемии, я до сих пор не заразился, может, я не заболею, зачем мне идти, предпринимать активные действия по вакцинации, брать ответственность, если я могу выбрать бездействие и оно окажется для меня более безопасным. У нас настолько инфополе забито этими слухами, какими-то мифами, комментариями в стиле: моя тетя работает на скорой, друг моего друга, брата, соседа… Я читала комментарии, их тысячи, их гораздо больше, чем комментариев сторонников вакцинации. Естественно, люди смотрят на это, даже если они не верят, что какая-то опасная вакцина, что им внедрят чип в тело, они смотрят эти комментарии, думают: на фиг, я не буду, лучше подожду, сейчас не хочу.

Я привита, привит мой муж. Привиты мои родители, родители моего супруга, большинство моего ближнего круга привито. Да, был у нас очень неприятный опыт – у мужа умер дядя от коронавируса, он был не привит. До последнего он не хотел ехать в больницу, отказывался, чтобы ему вызывали скорую. Там такая грустная ситуация. Жена его медик, она не могла его убедить, в итоге он погиб. Когда я думаю о том, что у нас 1200 человек в день умирает, то понимаю, что нам необходима коммуникационная стратегия, государственная, которая бы доносила научные факты, мнение врачей, мнение ученых до населения.

Мы как общество сталкиваемся с этим первый раз, не было пандемии, никто не знает, как себя нужно вести. Мы знаем только то, что у нас огромные потери людей. Умирают люди у моего близкого круга, умирают старшие родственники у друзей, знакомых, бабушки, дедушки, дяди, тети. Это все страшно, нужно что-то с этим делать. Я не знаю, что с этим делать.

Коронавирусная инфекция COVID-19

Коронавирус SARS-CoV-2 , ранее известный как 2019-nCoV , обнаружили в Китае в конце 2019 года.

Он вызывает заболевания COVID-19 . В некоторых случаях течение болезни легкое, в других – с симптомами простуды и гриппа, в том числе с высокой температурой и кашлем. Это может перерасти в пневмонию, которая может быть смертельной. Большинство больных выздоравливает; умирают преимущественно люди с ослабленной иммунной системой, в частности пожилые.

11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения признала вспышку заболевания, вызываемого новым коронавирусом, пандемией.

Предыдущая Германия просит США не вводить санкции против «Северного потока – 2» – СМИ
Следующая У «Сильпо» на Ворошилова сбили пешехода на переходе

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *