«Я не могу это вранье слушать!» О чем говорилось в крымском суде по делу Ирины Данилович


7 ноября в Феодосийском городском суде прошло очередное судебное заседание по уголовному делу в отношении гражданской журналистки Ирины Данилович. На суде были допрошены два сотрудника ФСБ России и один «представитель общественности», который присутствовал при оперативно-розыскных мероприятиях в период, когда Ирина Данилович являлась похищенной. Как давали свидетели свои показания, что было ими озвучено и чего они вспомнить не смогли – читайте в этом материале.

«В лес вывезти не угрожал»

Первым для допроса был вызван свидетель обвинения Руслан Нариманов . Суду он пояснил, что является оперативным сотрудником ФСБ России и получил задание от своего руководителя по фамилии Киселев приехать в Феодосию, чтобы произвести осмотр вещей, которые находились при физическом лице, в отношении которого проводятся оперативно-розыскные мероприятия. Когда он приехал, то в общественной приемной ФСБ увидел Ирину Данилович и в ее присутствии, а также с двумя представителями общественности осмотрел ее сумку.

Во время осмотра, по словам Нариманова, в большой сумке им была обнаружена маленькая женская сумочка, в которой, кроме прочего, лежал футляр для очков. В этом футляре он якобы увидел провода и заподозрил, что это может быть самодельное взрывное устройство. Как объяснил Нариманов, он попросил своего руководителя направить взрывотехника, который также высказал предположение, что это может быть взрывное устройство, и отсоединил провода от подкладки футляра, где могло располагаться взрывчатое вещество. После этого Нариманов все вещи упаковал в разные пакеты, которые были опечатаны и подписаны присутствующими. Больше Ирину Данилович он не видел.

На следующий день Нариманов проводил еще одно мероприятие – «осмотр устройств» гражданской журналистки. Попросту говоря, читал переписку, которая была в мобильном телефоне и планшете у Данилович. При этом самой журналистки на данных «мероприятиях» не было, привлекался для перевода с украинского языка его начальник Киселев, у которого, с его слов, нет диплома переводчика, но «он местный, и этот язык понимает». На вопрос Ирины Данилович, зачем он в ночь на 7 мая угрожал ей, что вывезет в лес, если она не подпишет бумаги, свидетель ответил, что в мае он с ней не общался. Также свидетель не смог ответить на ее вопрос, осуществлялась ли видеосъемка мероприятия, связанного с осмотром ее вещей в день похищения.

Ирина Данилович (справа) в Украинском культурном центре, Симферополь, май 2015 годаТут помню, тут не помню

Следующим для допроса был приглашен свидетель обвинения Сергей Высокоглядов . Суду он пояснил, что является студентом юридического факультета, и преподаватель предложил ему принять участие в оперативно-розыскных мероприятиях в качестве представителя общественности. Он согласился и выступал в таком качестве во время осмотра вещей Ирины Данилович, получении смывов и среза ногтей, а также при осмотре содержимого на ее технических устройствах.

На вопрос адвоката Айдера Азаматова о том, какова фамилия преподавателя, который ему предложил принять участие в оперативно-розыскных мероприятия, свидетель отвечать отказался. Адвокат обратился к суду с тем, что свидетель безосновательно отказывается от дачи показаний, что является уголовно-наказуемым деянием. Судья Наталья Кулинская в ответ заявила, что не может заставить свидетеля говорить, если он отказывается, и защита не лишена возможности обратиться в правоохранительные органы с заявлением о преступлении.

На вопрос о том, как выглядело взрывчатое вещество, которое было обнаружено в футляре для очков, свидетель Высокоглядов ответил, что оно было жидким. Но потом посмотрел в бумаги, с которыми пришел, и поправился – пластичным. Наличие этих бумаг вызвало интерес у стороны защиты и выяснилось, что свидетель давал показания, постоянно подсматривая в протокол оперативно-розыскных мероприятий, копию которого, с его слов, он получил от сотрудников ФСБ. Суд никак не отреагировал на этот факт и допрос свидетеля был продолжен.

Далее в своих показаниях Сергей Высокоглядов сообщил, что хорошо помнит цвет взрывчатого вещества («скорее бежевый, чем прозрачный»), но не помнит, как точно выглядело взрывное устройство, обнаруженное в его присутствии. Также он не смог вспомнить, какого цвета были футляр для очков и подкладка, за которой располагалось взрывчатое вещество. Как реагировала на обнаружение взрывного устройства в своих вещах сама Ирина Данилович, свидетель также вспомнить не смог. Но запомнил, что протокол изъятия футляра для очков и других предметов она подписала добровольно и никаких возражений не заявляла.

Ирина Данилович рассказывает о создании регионального отделения организации «Альянс Врачей» в Крыму. Феодосия, сентябрь 2020 года«Спецоперация» – это стихийное бедствие

После допроса свидетеля Высокоглядова суд поднял вопрос о возможности оглашения показаний сотрудника ФСБ Сергея Суворова из материалов дела, потому что свидетель обвинения на заседание не явился. В начале заседания судья Наталья Кулинская огласила ответ из управления ФСБ по Республике Крым о том, что Суворов с 3 октября находится в длительной командировке на период свыше 6 месяцев на территории, где нет возможности принять участие в заседании посредством видеоконференцсвязи.

Защита возражала против такого решения, поскольку причин для оглашения показаний, установленных российским уголовно-процессуальным кодексом в суд представлено не было. А уведомление о командировке к таким причинам не относится. Прокурор просил огласить показания. Суд, совещаясь на месте, постановил об оглашении его показаний на основании пункта, который звучит следующим образом: «в случаях…стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд».

Ссылаясь на этот пункт, суд пояснил, что нахождение в командировке на длительный период «с учетом проводящейся в настоящее время специальной военной операции, в которой также задействованы сотрудники Федеральной службы безопасности» расценивает как обстоятельства, которые являются чрезвычайными. Сведения о том, что командировка неявившегося свидетеля Суворова как-то связана с войной в Украине, в суде не оглашались. Сами оглашенные показания касались обыска в доме, где проживала Ирина Данилович и были малоинформативными.

Ирина Данилович (четвертая слева) в День памяти жертв геноцида крымскотатарского народа, Симферополь, 18 мая 2016 года«Он хотел меня убить!»

Далее суд пригласил в зал свидетеля Олега Савченко , на допросе которого настаивала защита. В своих показаниях он пояснил, что является майором ФСБ, которого попросили в силу его большого опыта провести с Ириной Данилович оперативно-розыскное мероприятие «Опрос». Якобы это было вызвано необходимостью проверки информации о ее причастности к сбору разведывательных данных по заданию спецслужб Украины. «Опрос», с его слов, проводился на протяжении 7 дней – с 30 апреля по 6 мая.

Ірина Данилович

Все это время Ирина Данилович была без адвоката, и свидетель ей о возможности обратиться за помощью к адвокату не сообщал. Также свидетель подтвердил, что все это время никакого процессуального статуса у гражданской журналистки не было. О том, проводился ли в отношении Данилович опрос с использованием полиграфа, свидетель ответил, что об этом ничего не знает.

В своих показаниях свидетель Савченко, как и до него свидетель Высокоглядов, обращался к бумагам, которые он принес с собой. На вопрос защиты о том, что это за бумаги, ответил, что это его записи, «чтобы освежить память». Суд никак не отреагировал на использование свидетелем «шпаргалки».

На вопрос защиты о том, могла ли Ирина Данилович уйти из того помещения, где проводился опрос, и не принимать участия в общении, майор ФСБ ответил утвердительно. При этом он не знает, где она находилась в периоды между участием в «опросе».

На этом моменте Ирина Данилович начинает кричать: «Я не могу это вранье слушать! … Этот человек видел меня всего один раз в жизни, и он хотел меня убить!»

Суд предлагает защите прекратить допрос свидетеля, но адвокаты продолжают задавать вопросы. На один из них он дает ответ, что с его стороны давление к Ирине Данилович не применялось. И поясняет, что в общественной приемной ФСБ сейчас такая практика, когда силовики записывают на видео, что у граждан нет к ним претензий.

«Они пытают людей неделями, а потом записывают на видео, что претензий нет! И меня заставили такое записать, потому что сказали: ты сейчас поедешь домой!» – кричит из бокса Ирина Данилович. На вопрос суда, есть ли у нее вопросы к свидетелю, она отвечает: «Только один – когда уже наконец мы с ним поменяемся местами?»

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrupbxnasmluta.azureedge.net/ Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Обыски у крымских активистов и журналистов

После российской аннексии Крыма весной 2014 года на полуострове регулярно проходят обыски у независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенной в России организацией «Хизб ут-Тахрир».

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая Принуждение к «могилизации»: оккупанты в Крыму скрыто разыскивают «добровольцев» на войну
Следующая «Я не могу это вранье слушать!» О чем говорилось в крымском суде по делу Ирины Данилович

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.