«Я обязательно вернусь». Монолог крымчанина, бежавшего от российской мобилизации в Европу


С объявлением мобилизации в России, повестки начали приходить и крымским татарам на оккупированном Крымском полуострове. Из-за угрозы попасть на передовую и быть принужденными воевать против армии Украины, многие из них вынуждены вновь покидать Крым – «источник силы» крымскотатарского народа.

Один из крымчан, бежавших от российской мобилизации, в разговоре с рассказал, о том, как он смог выехать из Крыма в ЕС через Беларусь, как изменилась жизнь на Крымском полуострове за время полномасштабной войны России против Украины, и на что надеются крымские татары. Герой нашего материала пожелал остаться анонимным из соображений личной безопасности и безопасности его семьи, которая продолжает жить в Крыму. пересказывают его историю.

« Все, что связано с украинскими паспортами – ты плохой »

Сейчас выехать из Крыма, чтобы не попасть под мобилизацию, просто – это мало отличается от того, как бегут из России. Люди выезжают в Казахстан, Грузию, через Беларусь также проходят пешком.

Но в первые дни мобилизации началась паника, и никто не понимал, получится ли выехать. Начались проблемы на границах.

Очередь на границе России с Казахстаном после объявленной в России мобилизации

Конкретно я пытался выехать в тот же период, когда проходили эти псевдореферендумы (голосования, которые проводила Россия на оккупированных территориях юга Украины – ред.). И очень многим людям, которые остались на оккупированных территориях, нужно было перебраться в Европу, но сделать это можно было только через Крым.

Их было очень много на границе. В этот момент российские пограничники начали вести себя просто как скоты. Сначала пропускали нормально, но тут приезжают несколько автобусов с украинцами, и все – они начинают пропускать только одну группу в день. Группы по 15-20 человек, а там уже 500 человек на площадке стоит. Это была ужасная, конечно, история.

Люди на границах в этот момент просто жили. Мы-то – взрослые люди, которые можгут просто себе «мивинку» купить, поесть, постоять. Но там были и дети, грудные дети, и там не было возможности ни присесть, ни уложить ребенка спать. Люди на автобусе приехали, автобус развернулся и уехал. Там была женщина с тремя детьми. Два ребенка, может по месяцу, и третий – постарше. И эта семья стоит вторые сутки.

Такое отношение было только к украинцам. Когда приезжали автобусы, например, с молдаванами, они прямиком проезжали. Без очереди – все хорошо. Но всё, что связано с украинскими паспортами – ты плохой. Ты в очереди, там стой. Мы позовем тебя.

Я тоже выезжал по украинскому паспорту, и из-за очередей дорога из Крыма в Литву заняла у меня неделю. Но, в конце концов, я выбрался.

Призывников «вытаскивали как кроликов из норы»

Выезжать я решил практически сразу, когда этот дедушка [президент России Владимир Путин ] сказал о том, что собирается мобилизацию вводить. В первый день мы еще толком не понимали, что это может означать для нас. Мы думали, что сейчас он соберет каких-то вояк, срочников, «Z-патриотов» или хотя бы тех, кто стоял на учете, и пойдет воевать себе.

Но вскоре из моего поселка людей просто начали, как кроликов из норы, вытаскивать: оттуда, отсюда, и раздавать повестки. Некоторые не могли понять, что происходит, и просто шли в военкоматы. Многодетные отцы, например, шли туда в надежде сначала просто поговорить с комиссаром, объяснить ситуацию, но это был поход в один конец – через день их уже куда-то отправляли.

Мне кажется, у них и списков толком не было никаких, никаких баз учета военнообязанных. Мне так кажется, потому что некоторых забирали просто абсурдно. Я знаю тех, кто, например, после оккупации Крыма вообще никогда не был в военкомате, в госорганах не работали – и тут их забирают. Как их могут призвать, если о них и данных-то, по идее, нет?

Но есть и такие, кто добровольно оставил свой след в базах еще до полномасштабного вторжения 24 февраля. Тогда это могло им показаться даже выгодным. Дело в том, что можно было подписать контракт с армией, стать на учёт и фактически не служить, но при этом получать зарплату.

У меня есть один знакомый, который никогда не служил, но ему позвонили просто потому, что он имеет техническое образование, а им нужны были такие специалисты. Зарплата была небольшая, но в принципе, если человек не может найти себя, ходит без работы, то ему перспектива получать деньги за то, что «ты просто есть», конечно, может понравиться. Вот только сейчас они могут жалеть, что стали на учет в военкомате.

Российская мобилизация в Керчи, автобусы для мобилизованных возле керченского военкомата. Керчь, 23 сентября 2022 года

В начале мобилизации в Крыму всё опустело. Многие маршрутки не выходили на рейсы, потому что водителей не было. Магазины огромные тоже закрылись, потому что хозяева уехали. А во многих ресторанах официантов не было.

Многим пришлось бросить в Крыму всё. Это депортация, можно сказать, была: ты выезжаешь, но ты понимаешь, что едешь не по своей воле. По дороге из Крыма, когда мы стояли на дорожных остановках, люди курили, и каждый начинает рассказывать, что он оставил, что у него там сейчас.

Некоторые пытались как-то онлайн вести бизнес. Есть люди, которые что-то продавали сразу же, понимая, что идут ва-банк.

Но остались женщины. Я помню, как однажды, зашел в магазин и увидел такую картину: стоит очередь из трех девочек, и покупают сигареты. Получается, отцы где-то спрятались, а дочек посылают за сигаретами.

«Кто ходил в туалет на улице, так восемь лет и ходит в тот же туалет»

Когда мы выезжали, мы были напуганы, что буквально через пару дней границы вообще закроются. Поэтому мы спешили – и спрос на авиабилеты вырос. В Турцию билеты на тот момент стоили порядка уже немыслимых 2000 долларов. Мужчины выезжали массово.

Но сейчас паника прошла. Многие люди возвращаются, хотя потратили кучу денег, чтобы выехать во время коллапса. Возвращаются на свои работы, продолжают вести бизнес. Мой друг один тоже вернулся и говорит, что жизнь вернулась к норме. Мне тоже иногда кажется, может быть, я поспешил? Может, мне обратно стоит вернуться?

Российская мобилизация в Феодосии, сентябрь 2022 года

Когда мы выезжали, мы все чувствовали, что нужно просто где-то спрятаться на пару недель. Все надеялись, что сейчас начнутся бунты. Какие-то они небольшие, не масштабные сейчас, но все равно они есть.

Но когда я выехал в ЕС, немного осмыслив ситуацию, я понимаю, что пару недель – это ничто. В Крыму настолько все нестабильно, что, вернувшись, возможно придется сразу вновь выезжать.

А вот пророссийское население в Крыму на мобилизацию смотрит по-разному. Первая категория – это те, кто и при Украине ходили в туалет на улицу, а потом кричали с флагами: «Россия! Россия!». Они так же восемь лет ходили в этот же туалет. Ничего не поменялось у них в этой жизни. И когда мобилизация пришла, они так же сидят на месте – им терять нечего.

Я знаю кучу таких людей, которым сейчас самое главное – повесить у себя флаг российский и наклеить буковку «Z» на машину. Таких людей у нас просто полно.

И мобилизация их не сильно волнует. У них другая реальность, где у них всё хорошо, у них миллионная могучая армия, которой просто нужна сейчас небольшая помощь. Они ничего не боятся.

Но есть и вторая категория – более вменяемые, они все понимают, что сейчас просто пушечное мясо из Крыма соберут и отвезут на фронт. Когда мы выезжали из Крыма, таких «Кость» и «Саш» было достаточно.

«Кто говорит, что Крым вернется весной, а кто – летом. Все ждут »

Когда началась полномасштабная война, мы все были в шоке. Мы не понимали, что происходит. Для меня это стало серым днём: время остановилось, как будто один длинный серый день.

А у «патриотов России» в Крыму, откуда ни возьмись, появились новые лозунги про «бомбежки детей Донбасса», «фашистов» и о том, что «нас придёт убивать НАТО». Им эту методичку каждому раздавали ночью? На следующий день утром ты где-нибудь стоишь в каком-нибудь большом магазине, и там разговаривают две женщины и повторяют эту методичку.

А ведь до 2022 года никто из них о Донбассе не думал. Им про Украину ничего не было интересно, ведь они начали считать себя «частью России». Они хотели ездить в Краснодар и в «Икею», потому что у нас ее не было. А тут начинается война. И они заводят: «Ну, наконец то, сколько можно было убивать этих детей? Душа моя плакала».

Когда начались взрывы на военных базах в Крыму, вера в могучую армию РФ у большинства таких «патриотов», как мне кажется, не пошатнулась. Они ведь новости черпают у Соловьева.

Пожар на Керченском мосту, 8 октября 2022 года

Но мои знакомые в Крыму сейчас стали жить в режиме ожидания. Делают пока какие-то документы, копят деньги. Никто из нормальных людей не продолжает стройку, не вбухивает деньги на дом, на плазму домой. Покупать зимние колёса? Нет, пока поездим на этих. Люди просто ждут развязки войны.

После того как Украина начала побеждать на фронте, очень много людей поверили, что, наконец, Крым смогут вернуть. Каждый второй, которого я знаю, делает свои прогнозы: кто говорит – весной, кто-то считает, что летом. Все ждут.

По-другому не может быть: мы до такого пика сейчас дошли – сейчас уже «пан или пропал». Крым не может оставаться дальше «российским».

Но я переживаю из-за того, как это может происходить. Потому что выжженную землю в Крыму никто не хочет. Потому что у нас там дома, у нас там родители, которых ни за что оттуда не выгонишь.

«Если Крым снова станет украинским, очень много крымских татар сразу вернутся»

Физически я покинул Родину. Но всё моё нутро там. У меня там моя семья, мои дела, моя работа, всё там. Когда я здесь устраиваюсь на работу, у меня спрашивают, надолго ли я тут. Я отвечаю: «Максимум год-полтора, может, два». Я себя сам хотя бы так настраиваю, потому что лично я без Крыма – никуда.

Нас так научили наши бабушки и дедушки. Мы знаем страшные истории депортации. Но мы также знаем о возвращении крымских татар. Крымские татары очень привязаны к Крыму, потому что мы очень тяжело возвращались туда. И мы там еще не обжились.

Это такой родной уголочек, где бабушки со слезами на глазах вспоминают свои родные места из детства, и нам о них рассказывают и прививают эту любовь. Иногда, когда я бываю в какой-нибудь красивой стране, то мне везде кажется, что это всё – урезанная версия Крыма – настолько я влюблён в Крым.

Крым – это огромные горы, потом ты приезжаешь в лес, а потом ты выезжаешь на море, и при этом ты где-то по дороге встретишь какого нибудь Селим-ага, у которого есть кафешка, и ты туда заедешь поесть вкусные чебуреки. И я не побоюсь сказать, что этот уют туда принесли крымские татары.

Если сейчас Крым снова перейдет, надеюсь, под контроль Украины, очень много крымских татар вернутся буквально в течение месяца.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российское неспровоцированное широкомасштабное вторжение и российские военные действия в Украине.

***

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrupbxnasmluta.azureedge.net/ Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая «Количество ракет очень быстро сокращается». Чем опасен Черноморский флот России для Украины
Следующая США ввели санкции против 28 российских компаний и 14 физических лиц

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.