«Я сейчас вас раздевать начну». Обыски и аресты крымских татар в Крыму


Утром 11 августа в Джанкое и Джанкойском районе Крыма прошли массовые обыски у крымскотатарских активистов. Первые сообщения об обысках появились в четыре утра. Позже выяснилось, что эти обыски были инициированы ФСБ и проходили они одновременно в семьях шестерых крымских татар. Их адвокаты не были допущены на следственные действия и сообщили о точечном отключении им мобильной связи.

Обыски состоялись рано утром у Энвера Кроша (поселок Ближнегородское), Вилена Темерьянова (поселок Вольное), Мурата Мустафаева (село Мирновка), Эдема Бекирова (село Озерное), Рината Алиева (село Тимофеевка) и Сеитяя Аббозова (город Джанкой). Часть из них – активисты и гражданские журналисты.

«Мы знали, что когда-нибудь это случится еще раз»

Энвер Крош – крымскотатарский активист. В 2015 году он пережил пытки током прямо в отделении российской полиции. Тогда он рассказывал, что один из родственников, который работал в полиции, пригласил его «просто поговорить».

По словам Энвера Кроша, сотрудники правоохранительных органов пытались завербовать его в качестве информатора. А когда тот отказался, начали пытать током в подвале. В 2018 году на Энвера Кроша завели административное дело по статье «пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, либо иной атрибутики или символики, пропаганда либо публичное демонстрирование которых запрещены федеральными законами» (статья 20.3 КоАП РФ – КР) за картинку флага организации «Хизб ут-Тахрир» (считается запрещенной в России, но законно действует на территории Украины, согласно действующему законодательству – КР) ивынесли решение в виде 10 суток административного ареста.

Крымский активист Энвер Крош (слева) после освобождения из изолятора в Симферополе, февраль 2018 года

«Мы знали, что когда-нибудь это случится еще раз», – говорила тогда корреспонденту Крым.Реалий супруга Энвера Кроша Айше .

Сразу после задержания 11 августа Энвера Кроша избили оперативные сотрудники в масках прямо по дороге на Симферополь. По словам адвоката Эмиля Курбединова , они требовали, чтоб Энвер разблокировал свой телефон. Адвокат описывает, что когда увидел своего доверителя в отделении ФСБ, у того были кровоподтеки на затылке, шишка у левого виска, рана на левой ноге и кровавые следы от наручников на руках. О пытках Энвер Крош заявил прямо во время первичного допроса в здании ФСБ.

Энвер КрошПодброшенная литература

Сеитяя Аббозов, один из задержанных, посещал судебные заседания в Крыму. Его супруга Зера Куртумерова рассказала, что во время обыска оперативники изъяли помимо личной техники еще и книгу на кухне под духовкой. «Это была белая книга, что-то про ислам, я видела ее первый раз в жизни. Названия не знаю», – утверждает она.

О том, что в их доме была найдена неизвестная им ранее литература, заявила также жена Энвера Кроша Айше: «Они подкинули нам четыре книги в ванную комнату».

Айше Крош, жена Энвера Кроша

Жена Вилена Темерьянова Эльмаз сообщила , что заметила книгу под рубашкой у оперативного сотрудника, который проводил обыск в их доме.

«Я страшно боялась, что они нам что-то подбросят. И как-то так вышло, что я обратила внимание на одного из оперативников и мне показалось, что у него книга под футболкой. Я об этом сказала мужу на крымскотатарском. Вилен обратился к следователю с просьбой, чтобы его подчиненный поднял одежду, – удостовериться, что под футболкой ничего нет. Следователь аж покраснел, начал грубить, мол, почему мой сотрудник должен поднимать футболку. Я вмешалась, говорю: а чего вы боитесь, если там ничего нет? А следователь мне в ответ: я сейчас вас раздевать начну», – рассказала Эльмаз.

Вилен Темерьянов, гражданский журналист

Помимо обыска в доме у Вилена Темерьянова такие же мероприятия силовиками были проведены и в доме его мамы Лили , где фактически прописан Вилен.

«Пока я добежала туда, свекрови подкинули две книги в кухне, под макароны на полочку, где у нее крупы. На одной книге написано крупным слово «Халифат», а вторая – тонкая брошюра. Обе книги были белоснежные, по описанию свекрови, как будто новые. И когда они проводили обыск на кухне, никого там не было. Свекровь начала оправдываться, мол, это не мое. Я говорю: конечно, не ваше, у нас в жизни таких книг не было».

Эльмаз Темерьянова, жена Вилена Темерьянова, рассказывает о прошедшем в их доме обыске, 11 августа 2022 года

Вилен Темерьянов – гражданский журналист и корреспондент интернет- издания «Грани.ру». Его жена Эльмаз заканчивает описание обыска в их доме: «У нас сразу изъяли всю технику, мобильные телефоны, ноутбуки, даже неработающий планшет. Потом они раскрыли диван, где у нас лежат документы, и нашли стопку чистых открыток, которые мы пишем крымским политзаключенным, с их фотографиями. Начали говорить: а вы вообще знаете, кто это такие, это члены ячейки «Хизб ут-Тахрир». Потом они нашли ксерокопию пресс-удостоверения издания «Грани.ру» и один из сотрудников в маске говорит: забирай, это издание напрямую связано с «Крымской солидарностью».

Гражданский журналист Вилен Темерьянов (второй слева), адвокат Эмиль Курбединов (в центре) и активист Энвер Крош (справа), декабрь 2020 года

Сейчас в заключении находятся 13 гражданских журналистов общественного движения «Крымская солидарность». Вилен Темерьянов стал 14-м гражданским журналистом за решеткой. В российских СИЗО и колониях находятся автор информационного блога «Крымская медицина без обложки» Ирина Данилович , фрилансер Крым.Реалий Владислав Есипенко и член редколлегии украинского журнала «Черноморская безопасность» Алексей Бессарабов.

Согласно данным общественной инициативы «Крымское детство», в Крыму без отцов растут 216 несовершеннолетних детей политузников.

Избрание меры пресечения задержанным происходило 12 августа в Киевском районном суде города Симферополя. Суд арестовал задержанных накануне крымских татар до 10 октября до 2022 года. Российские силовики подозревают их в участии в запрещенной на территории России международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» .

Как сообщает «Крымская солидарность», судебные заседания проходили в закрытом режиме – без журналистов и слушателей. Во время заседаний под зданием Киевского районного суда Симферополя собралось около 100 человек, в связи с чем к суду приехали сотрудники полиции.

«Следствие обосновало, что мой подзащитный признал, что исповедует течение «Хизб ут-Тахрир», при этом он заявил, что в отношении кого-то показания давать не будет. Кроме этого, он заявил, что на встречах, в которых он принимал участие, никаких террористических мероприятий никто не обсуждал, никакой ненависти к иным лицам, исповедующим иную религию, к другим национальностям не проявлял, никаких таких тем никогда не обсуждали. Да, обсуждали догматы «Хизб ут-Тахрир» и все. Он осознавал, что организация запрещена, но считал это своим выбором», – прокомментировал ход суда Константин Рустемов , адвокат Вилена Темерьянова.

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта : https://krymrhvhxfefesiei.azureedge.net/ ​Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Обыски у крымских активистов и журналистов

После российской аннексии Крыма весной 2014 года на полуострове регулярно проходят обыски у независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенной в России организацией «Хизб ут-Тахрир».

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Предыдущая Секретное оружие ВСУ? Чем могли ударить по военному аэродрому в Крыму
Следующая «Я сейчас вас раздевать начну». Обыски и аресты крымских татар в Крыму

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.