«Имеем ли мы право на военный путь освобождения Крыма? Конечно! Будем ли его использовать? Не факт». Интервью с Тамилой Ташевой


Продолжение интервью с представителем президента Украины в Крыму Тамилой Ташевой (первую часть читайте здесь). говорили с Ташевой о том, какие настроения фиксируются в Крыму после полномасштабного вторжения России в Украину (Москва войну против Украины называет «специальной военной операцией» – ред.), чего ждать от нового саммита «Крымской платформы» и каким путем Украина будет освобождать Крым.

«Протестные настроения возрастают»

– После полномасштабного вторжения России в Украину мы наблюдали десятки случаев, когда люди в Крыму выходили на антивоенные пикеты. Реакция российской полиции тоже была быстрой. Какие настроения фиксируете в Крыму сейчас?

– Мы видим, что протестные настроения возрастают. Мы стараемся общаться с крымскими активистами. К большому сожалению, часто многие из них выезжают после начала их преследования. После зверств на Киевщине, после Мариуполя люди перестали молчать и в определенных формах сопротивляются. Но не следует от людей ожидать того сопротивления, которое мы видели в начале полномасштабного вторжения в Херсоне. Это две абсолютно разные ситуации: Крым образца 2014-го года – отсутствие власти как таковой, отсутствие армии, и 2022-й год – сильная армия, сильная власть, гражданское общество и т.д.

У меня часто спрашивают, почему в 2014 году в Крыму не сопротивлялись? Во-первых, сопротивлялись. Были и многочисленные акции протеста. Но если бы люди на тот момент знали, что за ними стоит армия и власть, мы бы увидели длительное сопротивление, которое наблюдали в Херсонской области.

Поэтому то, что мы видим сейчас – расписанные скамейки в Севастополе с названиями городов Буча, Ирпень, Мариуполь, облитую желтой и голубой краской здание евпаторийской горадминистрации – мне кажется, это зарождение определенного сопротивления. Люди ждут и наблюдают, как будет идти контрнаступление (украинской армии, – КР) в Херсонской области.

Кто-то сильно боится. В первую очередь, это россияне, которые понимают, что им необходимо будет уезжать из Крыма.

Многотысячный митинг в поддержку территориальной целостности Украины , который прошел 26 февраля 2014 года под стенами крымского парламента в Симферополе

– То есть разговоры о том, что в Крыму может существовать партизанское движение, небезосновательны?

– Конечно. Мы видим больше сотни дел, в основном административных, против украинских граждан, которые ведут активистскую деятельность на полуострове. И это только то, что мы видим.

– Насколько часто случается неприятие крымчанами Z -символики?

– Я не вижу, что поддержка так называемой специальной операции в Крыму – тотальная. А наоборот мы видим массу случаев, когда бьют стекла или прокалывают шины в машинах с Z-символикой. Просто это навязанная сверху история, которая тиражируется в садиках, учебных заведениях, но я не вижу большого отклика людей на это.

Охота на адвокатов

Поговорим о политически мотивированных процессах в Крыму. На каких делах сегодня сфокусировано внимание представительства президента?

– Мы стараемся отслеживать все процессы. Конечно же, нам важен каждый из политзаключенных. Когда мы говорим о деле Наримана Джелялова и братьев Асана и Азиза Ахтемовых , то мы понимаем, что их задержали сразу после саммита «Крымской платформы». Фактически это месть Нариману за всю его деятельность на протяжении семи с половиной лет, и, в частности, за «Крымскую платформу». Она же упоминается в материалах дела. Мы как представительство президента, которое инициировало «Крымскую платформу», не можем об этом деле не говорить и не уделять ему внимания.

Конечно же, мы следим за делами крымских гражданских журналистов. Когда задерживают адвокатов, лишают их лицензии, мы делаем заявления…

Заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Нариман Джелял в зале подконтрольного России Киевского районного суда в Симферополе, 6 сентября 2021 года

– Я об этом скажу. Адвокатская палата российской Чечни лишила адвокатов Лилю Гемеджи, Рустема Кямилева и Назима Шейхмамбетова профессионального статуса. Это крымские адвокаты, которые сейчас работают по «делам Хизб ут-Тахрир». Насколько серьезная проблема – преследование адвокатов.

– Серьезнейшая проблема. Крымских адвокатов преследуют длительное время – на протяжении нескольких лет. Началось это с преследования адвоката Эмиля Курбединова , когда его задержали на десять суток админареста по надуманному обвинению. Это не новая история. Были и проникновения в офисы адвокатов, попытки каким-то образом ограничить их деятельность и т.д.

После полномасштабного вторжения уже видим, к примеру, истории, когда в один день задерживают трех адвокатов, которые защищают другого адвоката. Мы видим ужесточение этой тенденции. Они (российские силовики, – КР) не хотят, чтобы в Крыму были люди, которые будут защищать не только группу, преследуемую на протяжении восьми лет (по «делам Хизб ут-Тахрир» – КР), а в том числе и антивоенных активистов.

Я предполагаю, силовики будут закручивать гайки сейчас еще больше по отношению к крымским татарам, украинцам – всем людям, которые ведут антивоенную риторику. Соответственно, нужны будут адвокаты для защиты этих людей. И когда у адвокатов не будет такой возможности, мы окажемся в очень плохой ситуации.

Лишенными свободы на аннексированной территории оказывается все большее количество людей. рассказывают о них. Накануне полномасштабного вторжения получил срок наш коллега Владислав Есипенко, уже во время полномасштабной войны была похищена сотрудниками ФСБ гражданская журналистка Ирина Данилович… Работают ли те немногие механизмы, которые позволяли освобождать людей?

– К сожалению, нет – никакие механизмы сейчас не работают. Ключевая проблема в том, что Российская Федерация не хочет их освобождать. Многих из них она называет своими российскими гражданами. Конечно, это направление работы присутствует постоянно. На всех международных площадках мы продолжаем говорить о политзаключенных.

Гражданская журналистка Ирина Данилович«При контрнаступлении будет много жертв»

– Какой путь деоккупации Крыма, по вашему мнению, наиболее вероятный: военный или дипломатический?

– Думаю, будет комплекс мероприятий, и военный, и политический, и гуманитарная составляющая там будет. В 2021 году мы приняли «Стратегию реинтеграции и деоккупации Крыма», где ключевым инструментом для реинтеграции Крымского полуострова был признан политико-дипломатический путь. Но в преамбуле этой стратегии было сказано, что Украина будет использовать комплекс мер для деоккупации. Конечно же, после 24 февраля ситуация во многом изменилась. И мы понимаем, что нам нужно смотреть на театр боевых действий.

Все мы понимаем, что победой для Украины будет возвращение всех территорий. И сейчас мы боремся за всю территорию. Имеем ли мы право на военный путь? Конечно, имеем. Будем ли мы сейчас его использовать? Совсем не факт. Потому что мы понимаем, что территория, на которой будут вестись боевые действия, сильно расширится. Мы понимаем, что при контрнаступлении будет достаточно большое количество жертв – мы же не можем с территории, которую не контролируем, каким-то образом эвакуировать граждан. Соответственно, будут жертвы среди гражданского населения. Президент Украины неоднократно заявлял, что приоритетным путем конечно же будет политико-дипломатический, но определенные военные элементы, конечно же, не исключаются.

Во время военной подготовки военнослужащих Десантно-штурмовых войск Украины.

– Концепция «Крымской платформы» такова, что это инструмент дипломатического возвращения Крыма. В 2022 году она пройдет онлайн. Меняется ли ее концепция и роль в процессе возвращения Крыма?

– «Крымская платформа» – это платформа для коммуникации, объединения усилий международных партнеров для того, чтобы вернуть территорию Крыма под контроль украинского государства.

Стоит сказать, что будет несколько саммитов происходить в этом году. Онлайн-саммит состоится 23-го августа, а в конце октября планируем провести парламентский саммит «Крымской платформы». Мы продолжаем системно по ней работать.

Мы надеемся, что большее (чем на саммите в 2021 году – КР) количество стран присоединится к августовскому саммиту.

Саммит «Крымской платформы». Киев, 23 августа 2021 года

То есть их не отпугнет российская агрессия?

– Нет, мы уверены, что участников будет больше, чем в прошлом году. И уровень представителей будет выше. Возможно, расширится ее география. Нам во время войны необходимо максимально говорить о теме Крыма, о возврате территории, о том, что безопасность всего региона мы сможем обеспечить только после того, как Украина вернет себе контроль над территорией, когда в крымских портах не будет российского флота. И все партнеры это хорошо понимают.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта : https://krymryonyrwxmhbrs.azureedge.net/Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая «Имеем ли мы право на военный путь освобождения Крыма? Конечно! Будем ли его использовать? Не факт». Интервью с Тамилой Ташевой
Следующая Генштаб ВСУ рассказал о ситуации в районах Бахмута, Авдеевки и Песок

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.