Из Севастополя – в Грузию. Записки крымского беженца. Часть четвертая


СЕВАСТОПОЛЬ–БАТУМИ – За месяц с небольшим в Батуми я познакомился с разными людьми – украинцами, россиянами, белорусами. «Выброшенные» войной и другими жизненными обстоятельствами из привычной среды обитания и общения, эти люди легче идут на контакт, делятся своими историями. Также я продолжаю изучать город и его особенности.

Беженцы из разных мест

Необычную историю рассказал мне грузин по имени Гурам . 35-летний продавец в небольшой торговой точке, увидев мой украинский значок, вдруг заговорил со мной по-украински. С акцентом и запинаясь на некоторых словах, но все же «на мові солов’їній». Сказать, что я был сильно удивлен – это не сказать ничего. Ситуация, в которой оказалась его семья после вторжения российской армии в Украину, в чем-то типична для большинства украинских беженцев, но в данном случае – с кавказским колоритом.

Такие надписи в Батуми на каждом третьем-четвертом заведении

«Я в Украине с 2012 года, – рассказывает Гурам. – У меня жена-украинка и вид на жительство. Спокойно и, можно сказать, счастливо жили в Харькове, дочь у нас родилась. Потом началась война. Как только стало опасно оставаться в городе, мы уехали. Были во Львове, но там дорого все, потом на Волыни. Работу найти сложно, сбережения заканчивались и мы, в конце концов, решили ехать в Грузию».

«У меня родители в селе живут, там тоже с работой сложно. В Батуми мы у родственников живем, и они пока нас терпят», – шутит мужчина, но вид у него не очень веселый.

«Я ведь дважды беженец уже, получается. Родился в Абхазии, родители выехали оттуда в начале 90-х, – продолжает рассказ Гурам и от волнения переходит на грузинский, но потом поправляется. – Когда Украина победит, мы сразу в Харьков вернемся. Очень люблю этот город. Я не строитель, но пойду на стройку работать, чтобы восстанавливать. Слава Украине!»

На тихой улочке в Батуми

«Женская» семья из Запорожья живет в Батуми с марта: бабушка, мама и двое внучек-дочерей. Мы познакомились во время воскресной прогулки на набережной.

«Мужчин в нашей семье нет, мой муж умер четыре года назад, а Лена в разводе, – рассказывает пенсионерка Светлана Владимировна . – Боевые действия очень быстро приблизились к Запорожью, и мы быстро приняли решение уезжать. Нам было проще многих, потому что было куда ехать – квартиру в Батуми Леночка с бывшим мужем купили еще в 2017 году, тогда здесь бум строительный был уже в разгаре, а цена за квадратный метр почти в два с половиной раза ниже, чем в нашем Запорожье».

Пожилая женщина вздыхает и продолжает свой рассказ.

«Квартира была в распоряжении агентства, которое сдавало ее отдыхающим летом посуточно и в длительную аренду зимой. Пару раз и мы приезжали сюда отдыхать – здесь так замечательно в сентябре. Сейчас, собственно, и живем на «заработанные» квартирой средства. Помощь еще получаем денежную и продуктовую, как беженцы», – говорит Светлана Владимировна.

Это не памятник Карлу Марксу, как может сразу показаться, а грузинскому народному поэту Галактиону Табидзе

По ее словам, дочь Лена найти «приличную» по зарплате работу пока не может, предлагают всего 550-600 лари в месяц (200-220 долларов – авт.).

«Летом работала официанткой в кафе, тогда было нормально более-менее, плюс чаевые. С октября половину персонала перевели на минимальную ставку, потому что не сезон, посетителей мало и Лена уволилась. А в Запорожье у нее был небольшой бизнес по продаже автокосметики», – делится со мной подробностями пенсионерка.

А вот Вадим – мой коллега-айтишник из Минска – в Батуми живет уже более двух лет. Ему 27 лет.

«Из того дурдома надо было еще раньше уезжать, – говорит он, когда мы вместе пьем кофе по-батумски в небольшом кафе. – Здесь я себя свободным человеком чувствую. Разговариваю с минскими друзьями, а они удивляются, говорят «морда у тебя счастливая». Конечно, счастливая – из диктатуры в демократию вырвался».

На батумской набережной

Вадим – программист высокого класса, он разрабатывает приложения для айфонов и очень неплохо зарабатывает. Поэтому может позволить себе снимать квартиру в «первой линии» у набережной, с видом на море.

«Я уже вложил здесь деньги в недвижимость, дом с моей будущей квартирой достроят в следующем году», – делится он жизненными планами.

На мой вопрос, планирует ли вернуться в Минск, Вадим, не задумываясь, отвечает: «Конечно! Это же родной город, я его очень люблю. Но пока у власти Лукашенко, о возвращении нечего и думать. Еще будучи студентом, я участвовал в протестах, мечтал о «переформатировании» власти в республике. Ну, не то чтобы супер-активистом был, но поддерживал всегда. Сейчас многие из моих тогдашних друзей или попали под репрессии, или уехали из страны, как и я. В основном, в Литву уезжают. А я вот – к морю решил».

Красноречивые граффити и наклейка. БатумиБеглецы от мобилизации

Через месяц после бегства от объявленной Владимиром Путиным мобилизации приобрел в Батуми квартиру 26-летний московский «мажор» Роман . Он не стал дожидаться дня «М», уехал раньше. Говорит, что ему «шепнули знающие люди» и подмигивает мне.

Роман не распространяется о московском бизнесе своих родителей, но, судя по его машине и одежде, дела идут хорошо. «Я не-на-ви-жу эту войну, – акцентируя по слогам говорит он. – Понимаешь, дело совершенно не в том, что перекрыли россиянам въезд в Европу, что у бизнеса убытки из-за санкций. Мне вот стыдно смотреть украинцам в лицо».

В Батумском порту. На грядах дальних гор уже лежит снег

Такой пассаж меня не только удивляет, но и радует. С москвичами мне приходилось пару раз общаться, но они в основном политику Путина хотя и не поддерживают, но и не осуждают. Оставаться здесь слишком надолго Вадим не собирается.

«Квартира – это чтобы не мыкаться по съемным. Ее потом, когда война закончится, можно или продать, или приезжать сюда на лето. Как ты думаешь, когда это все прекратится?» – спрашивает он меня.

Я не знаю, что ему ответить и задаю встречные вопросы: «А ты как думаешь, сколько Путин еще продержится? И насколько еще хватит терпения у россиян погибать за его идеи?»

Тут молодой человек во второй раз удивляет меня и говорит, что дело, скорее всего, не в этом, а в том, что за Украину весь мир стоит и вообще украинцы хорошо воюют.

Минарет мечети Орта Джами в Старом Батуми

Еще с одним беглецом, на этот раз из Воронежа, я поговорил случайно, приняв его за украинца – на лямке рюкзака у парня был такой же, как и меня, желто-голубой значок. Я обратился к нему по-украински, но в ответ услышал: «простите, не понимаю». Продолжили на русском.

Павел – коммерческий директор небольшой фирмы.

«Понимаешь, – говорит он, – я хозяйку квартиры жду, с которой договорился о съеме. Один раз уже имел неприятное общение насчет того, что я русский, и второй раз не хочу на такое нарываться».

«Но ведь тебе придется врать в таком случае, что ты из Украины?» – спрашиваю я.

«Совсем нет, – говорит Павел, – просто скажу, что поддерживаю Украину».

«А ты ее действительно поддерживаешь?» – пытаюсь уточнить я.

Мужчины отдыхают у магазина на улице Пушкина. Батуми

После небольшой паузы воронежский беглец от мобилизации отвечает: «Я против бессмысленной войны, но как россиянин за Украину я быть не могу».

«Тогда тебе лучше снять этот значок», – советую я. В конце нашего разговора он так и делает.

Мы поговорили еще немного, и Павел рассказал, что не знает, сколько времени он проведет в Грузии.

«Удаленно я работать не могу. Поэтому – насколько средств хватит. Мы вдвоем с коллегой, финансовое бремя делим пополам. Я очень сомневаюсь, что удастся найти здесь работу. Жизнь покажет, в общем», – пытается проявить оптимизм житель Воронежа.

«Джигиты» на дорогах Батуми

Уже больше месяца я в Батуми и уже знаю много отличий этого города от родного Севастополя. Да и не только Севастополя, а и от многих других городов. Сегодня расскажу о поведении водителей и пешеходов, которое первоначально меня шокировало.

Все в одном фото: пробка, женщина переходит дорогу не по пешеходному переходу и спортивный автомобиль

В Крыму Севастополь всегда считался городом с самыми культурными водителями, которые всегда пропускают пешеходов. А пешеходы в нашем городе всегда уверены, что если они ступили на «зебру», то не только все автомобили, но и весь мир должен остановиться. Это я вам как водитель сейчас говорю.

Переходя в Батуми улицу по пешеходному переходу, где нет светофора, будьте готовы к тому, что вас никто не пропустит: проедут перед вами или сразу позади вас. Но стоит отметить, водители водят здесь очень, я бы сказал, чутко – быстро притормаживают и очень хорошо следят за ситуацией. За то время, что я здесь, всего одну небольшую аварию видел на перекрестке.

Местные жители, в большинстве своем, на сигналы светофора внимания не обращают, если машин нет – уверенно переходят дорогу. А также переходят ее в любом месте, не по пешеходным переходам. И водители притормаживают, пропуская «перебежчиков» без всякой ругани.

Этот спортивный «железный конь», похоже, ждет ремонта

Есть старый советский анекдот о том, что в Грузии настоящий джигит всегда едет на красный свет, но на зеленый свет останавливается, потому что наперерез ведь другой джигит едет. Такого я не видел, сигналы светофора здесь водители соблюдают, несмотря на почти полное отсутствие камер видеонаблюдения.

Зато многие «джигиты» любят набирать скорость до 90 километров в час, разгоняясь между перекрестками. Также рев машин можно услышать в ночное время – гоняют по пустынным улицам.

Такого количества спортивных машин на дорогах я не видел никогда. «Феррари», «Шевроле корветт», спортивные версии «БМВ» и «Мерседес», а также другие редкие марки авто, которые я фотографирую, чтобы узнать потом в интернете, что это за «птицы».

Дневные пробки в Батуми – обычное дело

Грузины любят быструю езду и, судя по всему, любят гораздо больше, чем те русские, о которых писал Николай Гоголь .

В середине дня, а затем вечером в Батуми на многих улицах пробки. Но утром, до 10 часов, дороги почти пустые. В этом городе поздно ложатся и поздно встают.

Владимир Бровко , крымский блогер

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российское неспровоцированное широкомасштабное вторжение и российские военные действия в Украине.

***

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrupbxnasmluta.azureedge.net/ Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая Выбивали «признание»: похищенный оккупантами Ярослав Жук рассказал о пытках
Следующая Из Севастополя – в Грузию. Записки крымского беженца. Часть четвертая

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.