«Желтые пломбы, железные зубы». Что ждет российскую стоматологию в условиях санкций


Практически все материалы, расходники, сырье и оборудование, которые используются в российской стоматологии, приходят из-за рубежа, преимущественно из Европы. Многое из того, с чем и на чем работают стоматологические клиники, вероятнее всего, поставляться в Россию не будет из-за санкций, введенных после начала войны России против Украины. Как это повлияет на цены и качество услуг, редакции Сибирь.Реалии рассказали эксперты стоматологической отрасли.

Импортные материалы – от 90 до 100 процентов

– Что сказать: лечить зубы всегда было дорогим удовольствием, а теперь и подавно, – говоритвладелица стоматологической клиники в Красноярске Инна . – И проблема не в том, что стоматологи пытаются заработать на кризисе. При всей любви к пациенту держать прежние цены никак невозможно. Сами посудите: ни для кого не секрет, что 90% материалов и оборудования во всех клиниках без исключения импортные. А реабилитационная часть – имплантология, протезирование – построена на импорте на 100%. Пломбировочный материал, слепочные массы, цемент для пломб и фиксации коронок, сами импланты, шовные материалы – все сплошь импортное. Даже металл для коронок – и тот не наш, а немецкий. Прямых санкций на все это пока нет, но цепочки поставок разрушились, соответственно, возникли проблемы и с ассортиментом, и с ценами.

Причем, в нашей клинике ситуация еще далеко не такая катастрофическая, как у многих коллег. Мы вовремя сориентировались и в начале марта закупили материалы на год вперед. Если бы не это, даже не знаю, что бы мы сейчас делали. К сожалению, какие-то позиции упустили, пришлось в апреле докупать по новым прайсам. На цены уже не смотрели, лишь бы вообще найти то, что нужно. И правильно поступили: сейчас приобрести хорошие материалы можно, только если у кого-то есть какие-то остатки, а цены на них в среднем раза в три выше, чем до войны. Курс доллара опустился, а цены на прежний уровень не вернулись. И это тоже объяснимо: проблемы с логистикой никуда не делись, наоборот, стало только хуже. Вот лишь один пример: американский пломбировочный материал Filtek до санкций стоил 1800, а сейчас дешевле 4300 не найти. Но спрос все равно есть, потому что ни одна клиника не хочет рисковать репутацией.

А теперь давайте посчитаем: в стоимости лечения кариеса или пульпита затраты на расходники составляют 20%. Если цены на эти материалы уже выросли в три раза, то поднимать прайс придется минимум на 40%, чтобы хотя отбить затраты. В среднем доля материалов в себестоимости услуг 25%, а это уже 75% роста.

– А как же импортозамещение?

– Переходить на отечественные аналоги мы пока не готовы – их качество уступает импортным оригиналам. Посмотрели, что предлагают из российского. Честно говоря, с зарубежными материалами пока никакого сравнения. Нашим производителям еще расти и расти, а нам рисковать не хочется. Мы же не хотим, чтобы клиент вернулся к нам через неделю, например, с выпавшей пломбой. Потеряем мы на этом больше, чем заработаем. В американских, немецких, японских материалах мы были уверены, а с нашими пока – русская рулетка. Причем не с одним патроном в барабане, а наоборот, когда всего один выстрел мимо. Может, повезет и постоит пломба, но 90%, что нет. Поэтому продолжаем работать с импортом и вынужденно повышаем прайс.

– Намного?

– Хорошо, что есть запасы, можем позволить себе делать это постепенно, не шокируя клиентов, чтобы у них было время адаптироваться к новым ценам. Например, зимой поставить пломбу у нас можно было за шесть тысяч рублей, а сейчас за восемь. Анестезия в начале года стоила 700 рублей, а сейчас 950. Полное лечение зуба с одним корнем сейчас обойдется в 12 тысяч вместо докризисных восьми. Мы понимаем, что денег у людей больше не стало, для многих это дорого, но что делать? Работать себе в убыток мы не можем. Поэтому сразу предупреждаем: цены будут расти и дальше, лучше все сделать сейчас. Объясняем почему. Большинство относятся с пониманием, серьезного оттока у нас нет. Люди не идиоты, считать умеют, особенно в кризис. Знают, что кариес не простуда, сам не пройдет. Если сейчас не поставить пломбу за семь тысяч, то потом придется лечить каналы, а это уже больше десятки. Лечение пульпита у нас сейчас стоит от 20 000 рублей. А если запустить ситуацию до того, что придется вставлять имплант, будет еще в несколько раз дороже.

Сложная ситуация и с оборудованием – оно все импортное. Из отечественного у нас разве что антисептики для стен и полов. Все остальное в основном немецкое или итальянское. Даже светильники – и то импортные. Оборудование относительно новое, в ближайшее время серьезных поломок быть не должно, но обслуживание никто не отменял. Плюс нужно как-то закупать комплектующие. Пока на рынке остались примерно половина поставщиков, что будет дальше – сказать сложно. Очень надеюсь, что проблема решится через параллельный импорт – будем получать то, что нужно, через страны-посредники. Наверняка, это будет стоить намного дороже, но что делать?

– Никакой альтернативы?

– В крайнем случае придется переходить на Китай. У них сейчас уникальный шанс занять российский рынок. Но вот только есть сомнения, что от этого выиграют не только китайцы, но и мы. Стоимость у китайского оборудования сопоставима с европейским, а сопоставимо ли качество – посмотрим. Сейчас китайцы очень активизировались, не только через представителей на нас выходят, но и напрямую – пишут, даже звонят. Но меня такая активность только настораживает.

Думаю, до конца года нам придется удвоить цены, прежде всего на несъемное протезирование – коронки, виниры, бюгельные протезы и т. д. И дело не только в подорожавших материалах и выросших расходах на обслуживание оборудования. Есть еще один немаловажный фактор – зарплаты наших сотрудников: техников, врачей, администраторов, ассистентов и т. д. Учитывая, насколько подорожало буквально все, от еды до одежды, мы вынуждены поднимать оплату их труда. Если мы хотим пережить кризис, наша главная задача – сохранить коллектив. А значит, нам в любом случае придется повышать прайс. Если и будут клиники, которые не поднимут цены, то это только те, кто готов удерживать пациента в ущерб качеству. Другого варианта просто нет, – говорит Инна.

Между тем цены на некоторые услуги в стоматологических клиниках выросли уже вдвое.

– Вожу сына-школьника к ортодонту в поликлинику на Челюскинцев уже несколько лет, – говорит 40-летняя жительница Тюмени Лидия. – Раньше первичный прием стоил 700 рублей, а вторичный 500. Теперь за повторный прием просят 1000 рублей, в 2 раза подняли цены.

«Производители не хотят работать с нашим государством»

Наиболее дорогой услугой в ассортименте стоматологических клиник всегда было протезирование, особенно несъемное – имплантация. Полностью завязанная на импорте, сфера имплантологии фактически поставлена на грань выживания.

– Я всегда предпочитал работать с немецкими, шведскими и американскими материалами, – рассказывает Илья Шумаков , имплантолог, стоматолог-ортопед из Новосибирска. – Там в премиальных имплантах используются соединения с титаном, процент примесей минимальный. А это принципиально важно для приживаемости. Это такой момент, на котором не сэкономишь. А сейчас очень многие материалы исчезли, производители не хотят работать с нашим государством. Примерно половину нужного уже не купишь. Американская 3М, например, совсем из России ушла. Раньше они много семинаров обучающих проводили, а теперь их место пробуют занять китайцы.

– Насколько успешно?

– Посмотрели импланты, которые предлагает Китай. На бумаге выглядит неплохо, но что будет на деле – не знаю. И даже спросить не у кого – все остальные тоже работали с импортом из Европы или США, посоветовать, что лучше, что хуже, не могут. К тому же многие китайские материалы не сертифицированы в России. Чуть лучше ситуация с Южной Кореей. Там и отзывы неплохие вроде, и выбор больше. Корейские импланты многие и раньше использовали. Но и в их качестве я пока, честно говоря, не уверен.

Японские материалы достойного качества, но с ними тоже проблема. Поэтому всем своим знакомым советую: делайте зубы сейчас, пока я могу гарантировать, что все будет хорошо. Что будет потом – не знаю. Многих проверенных материалов уже точно не будет за любые деньги. Поэтому, видимо, все равно в итоге придется переходить на заменители. А самое главное, что даже если что-то одно не удастся достать, вся работа насмарку. Я могу поставить самую лучшую в мире пломбу, но, если адгезив, которым она приклеивается к зубу, окажется плохим, пломба вывалится.

– А российские материалы?

– Что касается российских материалов… Гуттаперчи, стоматологического силикона, насколько мне известно, у нас вообще нет. А что есть… Скажем так: мне прекрасно известно, какого оно качества. Иногда я использовал наши материалы, но только для промежуточных работ. На то, чтобы поставить временную пломбу, они годятся, но постоянную – нет. Слепочные массы, цементы, пломбировочные материалы – все это не такое по качеству, как нужно. Композит не держится, работать с ним неудобно. А отечественные анестетики… Ни один уважающий себя стоматолог их не использует. Это страшный сон: перейти обратно на лидокаин в больших пятикубовых шприцах с толстыми иглами. Надеюсь, до этого не дойдет.

Сейчас дефицита пациентов у нас нет. Конечно, не такой большой поток, как в марте, когда все хотели успеть долечить зубы или поставить импланты по старым ценам, но желающих хватает. Надеюсь, проблемы с поставками решатся и нам будет с чем работать, – говорит Илья Шумаков.

Еще одно направление в стоматологии, плотно зависящее от импорта, – ортодонтия, профилактика и лечение зубо-челюстных аномалий, таких как кривые зубы, неправильное положение верхней или нижней челюсти, бруксизм, большие межзубные щели и т. д. Многое из данных патологий исправляется благодаря использованию брекетов, капп, ретейнеров, бюгельных систем.

– Мы собирались ставить дочери элайнеры (разновидность капп. – Прим. СР) зимой, но решили сначала съездить в отпуск, а потом уже поставить, –рассказывает Ольга Керимова, жительница Красноярска . – Когда началась спецоперация, было не до этого, в итоге собрались уже к маю. Обзвонили клиники – везде цены начинаются от 120 тысяч. И это базовая цена, потом, при осмотре, она вырастает еще в полтора раза. Нам в итоге элайнеры обошлись в 185 тысяч рублей. Но проблема даже не в этом, а в том, что раньше за эти деньги ставили импортные элайнеры, а теперь российские. Правда, из импортного материала хотя бы. Ортодонт сказала, что они не хуже, но я услышала в ее голосе сомнение. Может быть, показалось, конечно, но я бы хотела больше уверенности за такие деньги. Все-таки сумма не маленькая. Не удивлюсь, если скоро людям придется брать кредиты ради похода к стоматологу.

Мне самой нужно поставить два импланта. Свободных денег сейчас нет, у мужа проблемы с бизнесом, поэтому сходила к своему врачу посоветоваться, что делать. Он мне предложил такой вариант: я сейчас оплачиваю материалы, а за работу заплачу потом. Тогда он мне зарезервирует американские импланты – в этой клинике успели их закупить, пока все не начало исчезать. А поставят мне их потом, когда будут деньги. Очень благодарна врачу за понимание и чуткость. Не хочется дотянуть до того, что придется ставить наши, российские. Я еще помню, что такое советская стоматология, пломбы эти желтые помню, зубы железные. Нет уж, спасибо, возвращаться в СССР не хочется.

«В прайсах цены в евро, а евро по 85 рублей»

По итогам первого квартала 2022 года бизнес ушел в минус, рассказал редакции Сибирь.Реалии Игорь Родин , ортопед, главный врач и владелец сети стоматологических клиник в Тюмени.

– Был скачок цен сразу, когда курс доллара вырос, потом что-то вернулось назад, что-то осталось в 4 раза дороже. В первую очередь подорожал расходный материал, который нужен ежедневно. Бумага тоже подорожала, а ее выходит очень много. Подорожали фартуки, слюноотсосы. Комплектующие и оборудование покупаются достаточно редко. Какие-то вещи поставщики продают, что у них было в наличии. Но все равно дороже, конечно. Цены скачут от позиции к позиции. Ни у кого нет доллара по 65 рублей. В прайсах на оборудование цены в евро, а евро указан по 85 рублей.

Смысла покупать акции, когда они поднимаются, нет. Поэтому не делаем запас материала. Во-вторых, у медицинских изделий есть срок хранения, это год. За этим очень четко следит Роспотребнадзор. Никакого бизнеса в такой ситуации нет, нет четкого планирования. Выжили – и хорошо, месяц пройден.

Самое сложное – это страховые компании. С ними существуют годовые договоры, согласно которым я не имею права повышать цены. Причем, как правило, страховые компании еще имеют скидку в 10%. С СОГАЗом на сегодняшний день мы работаем по прайсу 2020 года. И мы не можем отказать пациентам. Да, мы начинаем их растягивать, говорить, что все занято, позвоните через неделю. Делаем некрасиво, но СОГАЗ тоже делает некрасиво. Мы в марте подняли прайс на 10%, ежегодно так делаем, и страховая нам его не подписывает.

Подняли стоимость услуг только на 10%. Во-первых, надо иметь совесть, а во-вторых, не понятно, что происходит. Пока есть у меня склад, выработаю его, а там посмотрим. И нет пока анализа по ценам за май. В таблице ведем учет стоимости материала за каждый месяц. Фактически я не могу сказать, в убыток мы поработали в мае или нет. Обычно мы делаем анализ за год по доходам и расходам, опять же деньги от страховой поступают гораздо позже оказания услуг. В любом случае, если не делаем крупных покупок, то поработали в плюс. Но по итогам первого квартала 2022 года мы вышили в минус по бухгалтерскому учету.

– Почему?

– Повышение на 10% не покрывает возросшую стоимость расходников. Есть несколько моделей ведения стоматологического бизнеса. Я больше работаю в удовольствие, получил прибыль – хорошо. У меня не было цели получить прибыль, я достаточно хорошо зарабатываю как врач. У меня 12-часовой рабочий день врача. Поэтому как таковая прибыль с фирмы интересна, но не цель. Когда появляется прибыль, обычно тратим на оборудование.

У нас нет ничего отечественного практически. Фартуки вот есть отечественные, они противные, потому что итальянские были приятные, мягенькие и не шуршали, но стоят дорого теперь. Отечественные фартуки тоже подорожали.

Если надо что-то купить, менеджер садится и обзванивает поставщиков по списку в Тюмени, Москве, Екатеринбурге. Причем цена может отличаться с коробки на 5–10 тысяч. Судя по таблице учета цен, каждый месяц цены меняются. Крупная установка не изменилась в цене, как стоила 25 тысяч евро, так и стоит. Только евро по 85 рублей у поставщика.

– Есть ли опасения, что нечем будет заменить импортные материалы в протезировании?

– Скорее, нет, все равно будем таскать и есть всегда ходы-выходы. Да, в том числе из Казахстана. Что-то везут и сейчас оттуда. Привычные поставщики мотивируют повышение цен тем, что у них сильно изменилась логистика, везут все самолетами через Катар. Представитель немецкой фирмы лично объезжал всю Россию и встречался с владельцами стоматологий. Мол, ребята, извините, мы будем продавать вам под такие деньги, потому что мы не можем купить доллар по той цене, которая у вас указана в ЦБ, плюс изменилась логистика. Раньше возили фурами через Беларусь, Украину из Германии, сейчас все закрыто. Тяжелые установки тащить самолетом – это не легкий пластик, дорого.

Полного коллапса все-таки не произойдет. Мы выкрутимся, еще заходят на рынок корейские производители. Некоторые их вещи меня не очень устраивают по качеству, тот же пластик немного отличается от немецкого, но, в принципе, он терпимый, для потребителя он все-таки сертифицирован и безопасен. А все эти разговоры, что можно покупать китайское, некачественное…. Ну, можем однократно, попробовать, но мы понимаем, что если придется переделывать, нам же дороже встанет. Поэтому купить подешевле для экономии – не вариант. Сэкономишь сегодня тысячу, а завтра полная стоимость на переделку. Бессмысленно. Надо понимать, что вот приходят новые корейские производители, «вот мы выпустили классный материал, лучше немецкого», ну, хорошо, но мы должны попробовать, и результаты будут через полгода или несколько лет. Производители же не будут испытывать годами свои новинки, они сразу пытаются продать.

– Вы верите, что в стоматологии сможет сработать импортозамещение?

– Нет. Тут надо начинать с химии. Сначала должно быть химическое производство, потом стоматологическая наука, которая будет просить у химии создать конкретные материалы. Это время. Отчасти санкции – это хорошо, мы начинаем чуть шевелиться, но до стоматологии дело дойдет еще не скоро. Меня учили по классической схеме: сначала средства производства, что создает станки, которые начнут что-то выпускать, а потом потребление. В России сначала придется развить средства производства.

– Какие-то услуги придется убрать или частично сократить?

– Гигиена полости рта ушла в минус. Если делать хорошую гигиену, это убыток. Сейчас перестали делать скидки на эту процедуру, потому что порошок, которым чистим, подорожал в 4 раза, и его практически нигде нет. Медицина не попадает под санкции, какие-то фирмы остались и поставляют материалы официально, а есть одна, которая ушла из-за имиджа. Это очень крупный концерн 3М, начинавший со стоматологии, затем они развились до изготовления шлифовальных кругов, защитных очков и прочего, что также исчезнет из хозяйственных магазинов. Сейчас у меня сотрудник улетел в Турцию в отпуск, уже договорились, что там за нал купит расходный материал, 2 коробки, по стандартной цене.

– Сокращения в коллективе были, планируете?

– Пока никого не увольняем. Официально у нас работают 24 сотрудника, трое в декрете, есть еще студенты на практике и те, кто не оформляется официально. 450 тысяч налогов на зарплату плачу ежемесячно.

На 10% мы поднимаем цены ежегодно, исходя из инфляции. Что касается зарплаты, МРОТ увеличивается каждый год, и я должен поднимать минимальный размер оклада. Реальная зарплата у сотрудников почасовая, я поднял сейчас всем стоимость часа на 50 рублей. Я же тоже хожу в магазин и понимаю, что подорожало все.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymruwyjwarfvoia.azureedge.net/ Также следите за основными новостями Telegram , Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая «Желтые пломбы, железные зубы». Что ждет российскую стоматологию в условиях санкций
Следующая В Севастополе расширяют причал, у которого ранее швартовались корабли ВМС Украины (+фото)

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.