Жизнь украинского солдата после ранения: где лечат, за какие деньги и что такое «вывод за штат»?


За время полномасштабного вторжения украинские власти нечасто делали какие-либо публичные оценки количества раненых украинских военных – Украина не раскрывает военных потерь. Однако эта цифра, по всей видимости, – десятки тысяч: ведь еще в апреле 2022-го, в начале большого вторжения, по словам президента Владимира Зеленского, ранены были около 10 тысяч защитников. Некоторые оценки звучат в западных СМИ: например, New York Times со ссылкой на свои источники говорил о 100-120 тысячах раненых по состоянию на лето 2023-го.

Согласно украинскому законодательству, военнослужащие, получившие ранения при выполнении боевого задания, получают лечение, реабилитацию и, при необходимости, протезирование на средства государства. Однако часто все же для помощи бойцам украинцы открывают сборы. Почему так? Донбасс.Реалии (проект Радіо Свобода ) обобщили все, что нужно знать о лечении после ранения: кто и что должен выплачивать, почему денег иногда может не хватать, что это за истории о выведенных вне штата на зарплату в 600 гривен – и почему так больше не будет случаться.

Ранение: где лечат, насколько качественно, за счет государства?

После того, как военный получил ранение на поле боя, его или его эвакуируют, а затем направляют в гражданский или военный госпиталь, где он должен получить всю необходимую помощь.

«Я ведь военнослужащий, конечно бесплатно!» – так на вопрос Донбасс.Реалии отвечает, приходилось ли вкладывать свои деньги в лечение, Юрий Здор, боец 72-й отдельной механизированной бригады имени Черных Запорожцев.

Юрий Здор и его родственники

Юрий вступил в ряд ВСУ еще в 2017 году, в период агрессии России на Донбассе, затем вернулся в гражданскую жизнь, а в 2022-м мобилизовался в 72-ю бригаду. Участвовал в боевых операциях в Киевской, Сумской, Харьковской, а затем на Донбассе. Под Торецком в Донецкой области «что-то прилетело» – Юрий получил тяжелое ранение ног. В конце концов, одну из них ампутировали.

Однако государственные деньги еще не гарантируют качества лечения.

Как решается, в какой больнице и в каком городе будет лечиться военный? Это определяет военно-врачебная комиссия. Все зависит от наличия свободных мест в больницах, объясняет госпитальный волонтер Ирина Солошенко . Для раненых именно здесь могут возникать проблемы: ведь они не выбирают, где будут получать услугу.

Жалобы именно на качество лечения достаточно распространены среди тяжелораненых военнослужащих, утверждают в исследовании правозащитного центра «Принцип» . Родственники военных рассказывают о врачах, не знающих, как лечить определенные виды травм. Но больше всего жалуются на ненадлежащее лечение в маленьких населенных пунктах.

«Военные или их близкие, с кем я разговаривал, говорят, что им повезло с врачом. То есть они проходят большое количество заведений, и в каком-нибудь заведении лечебном (или нескольких) они считают так, что им повезло с врачом. То есть не так, что система работает везде – а именно акцентно, что повезло здесь», – делится результатами исследования старший аналитик правозащитного центра Евгений Лысенко .

Сергей Райлян получил тяжелые травмы на фронте. Киев, Украина, 2023 год

«Чтобы тебя отправили в хороший госпиталь, тебе нужно кого-то попросить. Надо поднять контакты, чтобы тебя отправили не в пгт какое-нибудь», – рассказывает Сергей Райлян, бывший командир минометного расчета 79-й отдельной десантно-штурмовой бригады.

Сергей ушел на войну в 18 лет, когда боевые действия развернулись на территории Донецкой и Луганской областей. Когда началось полномасштабное вторжение, военный находился на позициях под Луганском.

Сергей Райлян до ранения

Сергей прошел почти все горячие точки Донбасса: Северодонецк, Лиман, Богородичное, Марьинку. Марьинка для командира стала тем несчастливым местом, где Сергей получил тяжелые ранения. В один из очередных боевых выходов машина наехала на противотанковую мину.

«У меня была открытая черепно-мозговая, была дыра в голове, все выше – переломанное. Обе челюсти, верхняя, нижняя, сейчас в нижней челюсти две пластины стоят по бокам, носовая перегородка. Сломана глазница, много обломков в глазах. Был еще сломан позвоночник в двух местах, таз также в двух местах, много обломков, перелом бедра левого и травма обеих конечностей», – приводит длинный список полученных травм Сергей.

По его словам, за период лечения (а лечился Сергей в трех больницах – в Днепре, Киеве, а затем и в Одессе), ему не пришлось ничего дополнительно покупать: лечение было полностью бесплатным. Однако недовольство качеством было – и именно поэтому из Киевского госпиталя он перевелся в Одессу.

Важно знать: опция перевестись в другой госпиталь есть у каждого лечащегося военного. Для этого необходимо обратиться к начальнику медицинской службы и получить направление с подписью командира воинской части – объясняет Донбасс.Реалии Дзвенислава Сира , медицинский куратор патронатной службы «Азова».

Боевой медик оказывает помощь раненому в эвакуационной машине. Украина, 20 ноября 2023 года

Хотя в целом пакет лечения государство покрывает, на месте все же происходят эпизоды, когда конкретного лекарства в конкретной больнице не хватает, или же – дефицитно определенное оборудование.

«Есть больницы, которые не снабжены определенными медикаментами, не снабжены ортопедической техникой. Нам известны такие случаи, когда на палату военных, где находилось 5 человек, была одна тележка. И чтобы выехать им в туалет или душ, или покурить условно, то есть для каких-то своих нужд, они составляли очередь», – описывает ситуацию Дзвенислава.

Следующий шаг – реабилитация. Кто платит за это и где ее проходят?

Государство по закону должно обеспечивать и полностью оплачивать реабилитацию тяжелораненых. Но профессиональных кадров для проведения реабилитации в Украине просто физически не хватает: говорит немало врачей-реабилитологов, с которыми общалось Радіо Свобода в последнее время. Именно поэтому на этом этапе многие военные выбирают реабилитацию за свой счет.

Физических терапевтов и эрготерапевтов в Украине начали выпускать всего три года назад, поэтому их катастрофически не хватает, объясняет заведующая отделением медицинской реабилитации центра Recovery в Днепре Анна . Поэтому на помощников этих специалистов – ассистентов – идет повышенная нагрузка.

Реабилитация раненых бойцов в Днепре. Украина, архивное фото

«Их не хватает, потому что опять-таки мы идем в деньги. Если, например, санаторий, переквалифицировавшийся в реабцентр, предоставляет перечень того, что он может, это не значит, что все это он может. Это не значит, что у него есть реабилитологи, которые знают, как вертикализовать человека, как что делать. Поэтому есть эта проблема: специалисты, которых нужно учить и, в принципе, начинать реабилитацию из госпиталя с первых дней [лечения]. В Киевском госпитале это – в тяжелых отделениях травматологии, хирургии есть реабилитологи», – объясняет врач-волонтер Ирина Солошенко .

Об этом говорят и военные. Сергей Райлян после лечения узнавал о реабилитации в трех городах – Киеве, Одессе и Львове. В Киеве по его профилю была только одна специалист, к которой все пытаются попасть. В Одессе специалиста по реабилитации не было, и в больницу наведывался специалист частной организации. Во Львове есть специалисты, отмечает военнослужащий, хотя уровнем их подготовки он остался не очень доволен.

Сергей Райлян и его семья

Именно поэтому Сергей решил выбрать реабилитацию в частном заведении: «Мне выгоднее было ходить в частный сектор, который предоставлял мне в качестве военной скидки 50%, и мне это было дешевле даже, чем ездить на такси в сам госпиталь», – объясняет он.

Недостаточная квалифицированность врачей заставила и другого военного оплачивать реабилитацию за свой счет.

«Реабилитации вообще не было. Мне не дали понимания, что мне нужно делать», – делится своим опытом Дмитрий Шатровский .

Дмитрий в армии тоже с 2014-го. В начале полномасштабного вторжения участвовал в освобождении Киевщины, затем попал на юг, где и получил пулевое ранение в голову. Реабилитация после такого ранения – вызов, ведь запросов на нее очень много. Дмитрий говорит, что по завершении лечения о реабилитации с ним никто и не говорил.

«Я сам проходил реабилитацию: записался на музыку за свой счет, потому что мне объяснили, что музыка восстанавливает нейронные связи, поскольку у меня ранения головного мозга и надо восстанавливать нейронные связи и нарабатывать новые. Сам начал спортом заниматься, проконсультировался у врачей в «Добробуте». Сам прохожу за свои средства иногда какие-то диагностические мероприятия. Часть мне до сих пор оплачивает фонд, где я работал. Государство ничего не оплачивает», – рассказал военнослужащий.

Дмитрий Шатровский получил пулевое ранение в голову

Реабилитация за свои деньги – это то, что выбирают многие военные после ранения. В исследовании правового центра «Принцип» утверждается, что 68% опрашиваемых все-таки дофинансировали лечение после ранения или реабилитации из собственных средств.

Где взять деньги на протез?

«Эти протезы финансируются государством, и я просто призываю действительно всех обращаться за протезированием в Украине. Потому что сюда привозят самые современные технологии, сюда привозят специалистов, которые проводят постоянные тренинги нашим протезистам», – рассказывает о протезировании в Украине Ирина Солошенко.

В Украине действительно много специалистов по протезированию тяжелораненых, к тому же государство выделяет 2 млн гривен на протез для военного, потерявшего конечности. И нареканий на протезы, по словам военных, с которыми мы пообщались, нет.

Юрий Здор получил протез от государства

Однако есть один момент: не все знают, как подать заявку на возмещение, что может создать определенные сложности в этом процессе. Подробно о том, как получить протез на средства государства, почитайте в руководстве правозащитного центра «Принцип».

К тому же, после лечения помощь с протезированием предлагают благотворительные фонды. Многие военные выбирают сотрудничать именно с ними.

Вне штата и 500 гривен заработной платы – что это такое?

За какие средства ранен должен жить все это время? После получения ранения и на период лечения военном должны выплачивать: его полноценную заработную плату, а также
дополнительное единовременное вознаграждение от 30 до 100 тыс. гривень.

В случае, когда лечение длится дольше четырех месяцев, необходимо поддерживать контакт со своим командиром и сообщать, что лечение все еще продолжается. Это нужно для того, чтобы выплаты не прекращались. Это гарантирует закон Украины «О социальной и правовой защите военнослужащих и их семей» и постановление Кабмина Украины от 25.12.2013 №975.

Включением военного в приказ о выплате (сбором всех документов , подтверждающих боевое ранение) должны заниматься канцеляры в его части.

Но недавно именно с первым пунктом – заработной платой – возникала серьезная проблема. Часто после ранения военного на время выводят за штат – то есть снимают с должности. Специфика начислений выплат в ВСУ такова, что военный без должности получает только стандартную внештатную заработную плату в размере 500 гривен или на несколько сотен гривен больше (зависит от стажа).

Донбасс.Реалии известно много случаев, когда бойцы после ранения месяц или несколько раз находились именно в таком статусе.

За штат вывели и Дмитрия Шатровского: «Меня вывели за штат, и в прошлом месяце (речь идет об осени 2023 года – ред.) мне пришла зарплата – это 900 гривен. Но там просто нужно написать рапорт, чтобы перечислили, глядя на то, что у меня долгосрочное лечение. То есть, эти средства, которые не доплатили, мне доплатят».

Дмитрий приводит другой пример военного, вынужденно прервавшего реабилитацию за границей:

«В моей группе был мужчина, у которого воспалилась нога и он уехал в Украину. Ему дали протез, но он не мог на нем ходить, потому что у него осталось воспаление ноги. Ему в Украине была сделана реампутация. Теперь у него несколько месяцев заживления, опять-таки не может ходить на протезе, но, кроме того, его еще вывели за штат. Он получает сейчас 600 гривен, у него трое детей, лежачее состояние, и по сути, что ему делать, я не знаю», – рассказывает об одном из таких случаев Дмитрий.

Это не редкие случаи, отмечает старший аналитик правозащитного центра «Принцип» Евгений Лысенко . Юристы и волонтеры лоббировали изменения, и в конце концов в сентябре 2023-го Кабинет министров Украины исправил ситуацию. Сейчас все выведенные за штат ранены должны получать совсем другие средства: заработна пялату с предыдущей должности в течение двух месяцев, а также выплату в размере 20,1 тыс. грывень после того, как пройдут два месяца (фактически, это обычная зарплата военного в тыловой части) Об этом говорится в постановлении Кабинета министров №168.

Куда принимают жалобы на нарушение на одном из этапов? Если дело касается действий командования военной части или медиков медицинских сил – на горячую линию Минобороны: 0-800-500-442. Если гражданских медиков – на горячую линию Министерства здравоохранения: 0800602019.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля 2022 года. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://d3rf81iec6nh2a.cloudfront.net/ следите за основными новостями в Telegram, Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая Жизнь украинского солдата после ранения: где лечат, за какие деньги и что такое «вывод за штат»?
Следующая «Правительство США должно больше давить». Экс-президент Всемирного банка ответил критикам передачи Киеву активов России

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.